Демографией это не решить


Анна Ревякина, пожалуй, самый известный в России современный донецкий поэт. В своём интервью она рассказала о том, как живётся Донбассу в непростое время коронавирусной пандемии, наложившейся на тяжёлую затянувшуюся войну. Несмотря на все трудности, дончане не падают духом – они помогают обездоленным, коих стало очень много, пишут стихи и верно любят своих братьев и сестёр из России, надеясь на скорейшее воссоединение с ними. Ведь только так Россия сможет стать по-настоящему великой.

Анна Ревякина родилась в Донецке. Автор семи книг. Член Союза писателей России, Союза писателей ДНР, Союза писателей Республики Крым. Обладатель и финалист множества международных и национальных премий, в том числе Гран-при VIII международного литературного фестиваля "Чеховская осень", Национальной российской премии "Лучшие книги и издательства года - 2018" в номинации "Поэзия" и других.

Очередь за российскими паспортами

– Анна, что это была за история со сжиганием вашей книги о войне в Донбассе 2014 года – "Шахтёрская дочь"? Почему, где и кто сжёг?

– Это старая история, я не особенно люблю об этом вспоминать. Это было то ли в декабре, то ли в ноябре 2018 года. Парочка донецких, но при этом проукраински настроенных подростков, парень и девушка, подожгли мою книгу, сняли всё это на видео и разместили в интернете. Устроили такой средневековый перформанс.

Кажется, кто-то потом переслал мне этот ролик. Это были сториз в Instagram. У меня сердце сжалось. Книга плохо горела из-за ламинированной обложки, но они упорно её держали над огнём зажигалки, появился дым. Помню, что это был период, когда я была в Москве, мы были во МХАТе как раз в тот момент, работали над пьесами.

Собственно, это видео я увидела в перерыве между обсуждениями. Жуткое первобытное чувство из далёкого подростковья, когда читала Брэдбери.

– В этой истории, на мой взгляд, жутко даже не столько само сожжение, сколько то, что в Донецке могут жить ещё после всех ужасов войны "проукраински настроенные подростки". Какие настроения у дончан в связи с получением паспортов? Они сами чувствуют себя Россией?

– Мне сложно сказать за всех дончан, могу сказать за себя и за своё ближайшее окружение. Не все на сегодняшний день являются обладателями заветного орластого алого российского паспорта, связано это с тем, что на пути к российскому паспорту существует препятствие в виде паспорта ДНР, который не так просто получить.

Сейчас запись на получение паспорта республики идёт уже на 2023 год. Конечно, это не может не печалить. Основная загвоздка в том, что пропускной способности миграционных служб недостаточно для того, чтобы быстро справиться с потоком желающих получить паспорт ДНР.

Уже сейчас количество людей, которые получили российский паспорт – более 180 тысяч. Но быть просто обладателем заветного паспорта и чувствовать себя Россией – разные вещи. Ситуация с коронавирусом это наглядно продемонстрировала.

Понятно, что республика при огромном количестве внешних и внутренних проблем самостоятельно противостоять такой глобальной беде, как пандемия, не может. В октябре 2020 года Российской Федерацией с целью улучшения эпидемиологической обстановки в республике была предложена помощь в размере 258 миллионов рублей.

Это при том, что России и самой очень сложно даётся этот неравный бой с коронавирусом, когда надо спасать и людей, и систему здравоохранения, и собственную экономику. 

"В Украину Донбасс не впихнуть"

– Хорошо. Надо ли России признавать ДНР и ЛНР?

– Конечно, надо! Неправильно, когда у большой державы по периметру конфликты. Это подрывает её имидж, в том числе и как регионального лидера. Сейчас в многополярном мире ситуация такова, что речь уже не идёт о глобальном лидерстве. Поговорим хотя бы о региональном. Сегодня Россия буквально находится внутри кольца: Прибалтика, Украина, Белоруссия, Молдавия, Кавказ, непонятные отношения с Казахстаном. И что происходит в  Киргизии? По сути, спокойна только китайская граница. Россия потеряла контроль над постсоветским пространством, его надо вернуть. Нельзя быть региональным лидером, если ты не контролируешь пространство вокруг.

Россия нуждается в стабилизации ближайшего окружения. Как это сделать в случае с ДНР и ЛНР? Путём признания, или включения, или введения войск – это уже вопрос тактики. Слишком много вокруг России замороженных конфликтов, которые могут в любой момент разморозиться. С точки зрения России границы должны быть стабильны и безопасны, поэтому оставлять в таком положении Донбасс нельзя.

В Украину Донбасс не впихнуть, грубо говоря. Я очень надеюсь, что это понимают не только в Донбассе, но и в Москве. Вообще любая большая держава оценивается ещё и по тому, как она контролирует свой райончик. Почему для США так важна Венесуэла? Это их задний двор, грубо говоря. Почему важна была Куба? Но то время другое было, главным врагом был СССР.

А сейчас большая политика свелась к региональной политике. Если ты не в состоянии решить вопрос на своей границе, вряд ли тебя будут уважать.

Существует теория, и она далеко не нова, что себя надо окружать буферными государствами, которые относятся к тебе хорошо, и их надо контролировать. Сейчас Донбасс, по сути, находится между двумя стульями. Можно попробовать посадить Донбасс на украинский стул и полностью закрыть границу в Ростовской области, но это чревато тем, что рано или поздно украинское влияние инфицирует Донбасс и проблема приблизится к границам России.

Можно посадить Донбасс на русский стул и закрыть границу по сегодняшней границе между Донбассом и Украиной, тогда Донбасс станет частью России, вопрос будет закрыт. Безусловно, это повлечёт за собой обострение отношений с Украиной, с Западом, но, на мой взгляд, отношения с Украиной и сегодня не самые тёплые и дружеские, а говоря грубо, хуже уже вряд ли может быть. Но вопрос в том, что нынешняя ситуация тоже ведёт к обострению отношений.

С точки зрения стратегических российских имперских интересов надо расширяться, конечно. Вообще нет влиятельных стран в мире и быть не может, у которых население 150 миллионов человек, Россия в этом смысле уникальна и очень уязвима. России нужно ещё 150-200 миллионов! Это не решается демографической политикой, чтобы добавить ещё 200 миллионов человек, нужны ещё столетия, поэтому только за счёт расширения.

В США 340 миллионов человек – это вот тот минимум, от которого можно начинать считать себя великой державой. 140 миллионов для России – это очень мало. Раньше говорили: "География – это судьба". Предлагаю перефразировать: "Демография – это судьба". В ДНР и ЛНР проживают именно русские люди, которые пролили кровь за право говорить на русском языке и называть себя русскими.

"Дончане как никто иной умеют быть гостеприимными"

– В сентябре в Донецке прошёл второй фестиваль "Звёзды над Донбассом", в котором приняло участие почти 100 русских писателей-фантастов. Каким он вам показался? Что впечатлило?

– Конечно, я в полном восторге, а разве может быть иначе? Программа фестиваля была невероятно насыщенной, одновременно работало большое количество площадок, я была модератором нескольких круглых столов, встречи с издателями и потрясающего чтецкого мероприятия.

До фестиваля мне ещё не приходилось участвовать в прозаических чтениях. Как-то не довелось, всё стихи да стихи. Проза коварна тем, что её сложно читать, бывает, что текст недостаточно плотен, чтобы удерживать внимание слушателей. Непросто выбрать правильный отрывок, ведь текст для такого чтения должен, не открывая общего замысла произведения, всё же быть интересным слушателям.

Ничего не помешало проведению фестиваля: ни война, ни "чума". Да, рассадка была ковидной, если бы не это, мероприятия могли бы посетить ровно в два раза больше дончан, чем посетило, но я искренне надеюсь, что в следующем году ситуация с вирусной нагрузкой изменится, и фестиваль будет ещё более многочисленным. Впрочем, и в этом году нам грех жаловаться.

Несомненно, Донецк, как и в былые времена, является самым настоящим центром притяжения людей, которые умеют складывать слова в правильном порядке. Более ста гостей из различных регионов Российской Федерации и Луганской народной республики с широко распахнутыми глазами смотрели на наш прекрасный Донецк и не могли им налюбоваться.

Все гости сошлись во мнении, что дончане, как никто иной, умеют быть гостеприимными. Я надеюсь, что в самом ближайшем будущем в Донецке будет проведён ещё и фестиваль поэзии. У меня есть некоторая информация по этому поводу, которая пока что является отчасти секретной, я не могу раскрыть все карты, но скажу заранее, что фестивалю поэзии на земле Донбасса быть. И это время не за горами!

"Наши добрые дела и поступки – единственное реальное наследство"

– Вы активно занимаетесь ещё и волонтёрской деятельностью, вместе с женщинами из России и Донбасса оказываете помощь донецким гражданам. В чём во время пандемии нуждаются те, кто живёт в прифронтовой зоне? Чем им можно помочь? Куда можно направлять деньги, продукты, одежду?

– Живущие в прифронтовой зоне во время пандемии нуждаются в том же, в чём всегда нуждались, – в лекарствах, продуктах, тёплой одежде. Почти вся моя благотворительная деятельность происходит под крылом москвички Анастасии Михайловской.

Нас много лет назад познакомил отец Никита – священник из Докучаевска. У Насти огромное сердце, скольких она спасла, скольким помогла! Сбор денег, как правило, ведётся на карточку Насти, реквизиты можно найти в шапке её профиля на Facebook или на "Русской весне". Продукты закупаются на территории республики, потом волонтёры развозят продуктовые наборы и аптечки тем, кто нуждается.

– Расскажите какие-то интересные истории о людях, с которыми вы столкнулись в ходе волонтёрской деятельности? ДНР, по вашему мнению, справляется с пандемией? Всё под контролем?

– В ДНР ситуация с пандемией под контролем. Есть информация, что сейчас она улучшилась, даже закрыли несколько госпитальных баз, которые были переоборудованы под приём больных с коронавирусом, но это не конец, конечно.

Что касается интересных историй, то какие могут быть интересные истории в волонтёрской деятельности? Разве рассказ про любое горькое горе – это интересная история?

Могу сказать одно: никогда ещё Донбассу не было так горько и больно, как в эти военные годы, никогда не было такого количества обездоленных и несчастных людей. Всегда было наоборот, Донбасс отправлял помощь куда-то, а сейчас принимает сам. Помогать кому-то – это огромное счастье, быть объектом помощи эмоционально очень сложно. Неловко и даже немного стыдно.

Мне кажется, когда Господь даёт человеку возможность быть благотворителем, надо воспринимать это как великий дар. Мне вообще думается, что наши добрые дела и поступки – это единственное реальное наследство, которое мы можем оставить своим детям, всё остальное едва ли имеет такую же высокую цену.

Эдуард Шаповалов

Источник: tsargrad.tv