Храни меня мой домовой



Дела давно минувших дней, за месяц до ГКЧП (попытки переворота власти в Москве) судьба опять выкинула коленце – и из Мурманской области уезжаю я в Вологодскую область на всё лето на проживание в доме, который купил старший мой брат Владимир. Мы выехали на «Москвиче 412», а наши семьи чуть позднее должны были вылететь самолётом в Котлас.

На третий день, как мы собрались вместе, залез я посреди дня на сеновал. Раньше в этом доме содержали корову и вторым этажом над коровником было помещение для сена – это и именовалось сеновалом. Это для тех, кто не знаком с деревенской жизнью двадцатого столетия.

Так вот, забрался я на сеновал, где была устроена постель с соломенным матрацем. Лежу отдыхаю и вдруг чувствую, что кто-то в этом пустом помещении внимательно меня рассматривает... «Соседский кот или хорёк какой-нибудь», — думаю я и, не дергаясь, осматриваю сеновал, особенно ту сторону, откуда, как мне показалось меня рассматривают. Сеновал пуст. Ни котов, ни хорьков... Остаётся только телепатически просканировать этот участок сеновала, так как с каждой минутой я всё твёрже убеждался, что меня рассматривают именно оттуда. Несколько секунд настроя и я воспринимаю чью-то мысль: «Сейчас, я у этого лопуха, сопру что-нибудь, пока он отдыхает и пусть после этого поищет...»

«Сейчас я тебе «сопру что-нибудь»! Шутки тут шутить со мною задумал!», — говорю ему мысленно.

Попытку свернуться до ноля и исчезнуть, я пресёк в самом её начале. После истории с «Чёрным невидимкой», какой-то домовой пытался барахтаться в моей биоэнергетической ловушке. Испугался он очень серьёзно. Конечно, издеваться над простачками из Вологодской глубинки, куда интереснее, чем попасть в капкан настоящего экстрасенса. Испугался он по-настоящему, так что пришлось успокоить: -«Спокойно, ничего тебе не будет. Из дома этого тебя никто не прогонит... если хулиганить не будешь. Я не имею ничего против домового, если он не будет издеваться над живущими в доме. Но тебе надо обещать, что дом ты будешь охранять и беречь».

Так был заключён «мирный договор» с домовым. Точнее это был даже не договор, а контракт, так как я его «нанимал» на охрану дома моего брата. Нанимал я его без какого-то вознаграждения со своей стороны, только благополучное отношение со своей стороны.

За столом, когда все собрались вместе, я сообщил во всеуслышание, что дом с этого дня охраняется домовым, на что посыпались возражение, что это бабушкины сказки и всё такое. Короче, не поверили... а мне то что с их недоверия.

Прошло немного времени и вот собрались женщины все на воскресную ярмарку, которые тогда проводились из-за отсутствия товара в магазинах и остались дома двое -я и племянник Алёша. Сидим мы на Солнышке греемся под окнами и тут я спрашиваю племяша: -«Слышишь чего-нибудь?» Сначала он задумчиво смотрел по сторонам, а потом услышал, то же что и я услышал перед этим – звон вилок и ложек на кухне в доме. Было полное понимание, что в комнате кто-то моет в тазике вилки и ложки, потому он и заключил почти безразлично: — «Так это мамка ложки моет».

— «Какая мамка?» — я его по лбу постучал легонько. — «Мамка твоя где сейчас? На рынке. Дома сейчас мы одни и при этом оба на улице...»

Он тут в ступор впал и было от чего... средь бела дня в пустом доме кто-то моет ложки и вилки. Он медленно начал приподниматься и поворачиваться в сторону окон, что были над нашими головами. Тут я ему уже всерьёз затрещину закатал. «Никогда не пытайся подсматривать за домовым, разозлишь его – со свету сживёт, по ночам душить будет. Захочет – сам покажется, а посматривать даже не думай! Ты извини, что я так тебе сильно... но только больно ты резво решил в окно заглянуть, а этого делать нельзя. Если, когда ещё услышишь такое, никогда не спеши смотреть... сначала домового предупредить надо, спросить: «Кто там?»

Не сомневаюсь, что очень скоро он об этом рассказал всем, но продолжение нашего рассказа произошло в следующем году – глубокой осенью. Тогда я узнал, что брат заколотил свой частный дом в Красавино и вернулся в Мончегорск на зиму. Приезжаю я к нему и первое что он делает – достаёт бутылку хорошего марочного вина и не самого дешёвого. «Это тебе за всю мою семью... Приехал я в Красавино, но по дороге гаишники отобрали у меня права. А права возвращают по месту прописки – в Мончегорск. А как мне всё лето там ездить? Ну, я к знакомому своему менту: -«Выручай, сделай так чтобы права в Красавино переслали, а не в Мончегорск. Он всё пообещал сделать, но за ремонт своего «Москвича 412-го». Запчасти его, а работа моя. Отработал я на его машине, закончил собирать её уже к полуночи. Потом выпили. Пришёл домой уже в двум часам и баеньки – почивать. Только вдруг кто-то меня за плечо трясёт и так настырно. Я сначала думал, что кто-то из детей проголодался и накормить просит. А чего ещё в голову может прийти в такое время? Кричу: -«Еда в холодильнике!» Но снова трясёт кто-то за плечо, оглядываюсь и смотрю в сумерки комнаты... да все ж спят! Пошёл в кухню попить водички родниковой (не из родника, а из бидона молочного, где родниковую воду держали для всяких нужд домашних, надо сказать прекрасная вода, пополоскал утром свежей водой рот и зубы чистить не надо). Попил и вижу, что из подвала, через щели, свет пробивается. Думаю: «Даже свет в подвале не выключили, так же и до пожара недалеко». Открываю крышку подвала, а оттуда дым клубами. Я в подвал, а угол дома в подвале уже весь горит, вижу пламя через дым. Кричу детям, чтобы на улицу бежали и соседей звали на помощь. Сам лью воду из бидонов на огонь. Хорошо соседи уже бегут с вёдрами, воду из бочек черпают, что для огорода приготовлена. В общем потушили дом, отстояли, только угол в подвале обуглился. Только дня через три услышал шаги ночью по кухне, повернул голову и вижу, как полненькая женщина, ростом с лилипута, за печку прошла, но в последний момент на меня посмотрела. С той ночи, как ты и говорил, «домовушке» куклу купил и бижутерию, а как молока у соседки куплю, так первым делом блюдце с молоком под печку ставил. И каждый раз блюдце сухое на следующий раз было и чистое, как помытое».

А примечательно было то, что в доме, при отсутствии кошки, ни одной крысы или мыши. Соседская кошка, как-то зашла во двор. Мы на крыльце сидели. «Кис-кис»,- ей. Она начала подходить уже, потом за нашими спинами что-то увидела, шерсть дыбом, спину выгнула и как рванёт со двора. «Домового увидела, — говорю, — видимо у крыс такой же страх перед ним».

Павел Шашерин

Источник: salik.biz





войдите VkontakteYandex

Комментарии

  1. Ненжи 23 ноября 2018, 17:16 # 0
    Сказочное повествование. Трудно что либо возразить. Но согласиться, что так оно и есть — ещё труднее.