ДНК-генеалогия: естественнонаучная или гуманитарная?



Я часто упоминаю понятие «мировоззрение» в своих комментариях в обсуждении постов на Переформате, потому что именно оно определяет и характер дискуссий, и то, как даются определения используемым понятиям, и под каким углом эти понятия поворачиваются в ходе дискуссии. Дискутанты, имеющие разные мировоззрения, то есть по-разному смотрящие на мир, в итоге обычно приходят к разным выводам, основываясь на одних и тех же «фактах». Только на поверку оказывается, что и за «факты» они часто принимают разные вещи. Для одних «факты» — это результаты первичных измерений, которые не зависят от измеряющего (исследователя) и воспроизводятся от исследователя к исследователю, для других «фактами» оказываются интерпретации, которые у разных «исследователей» (или вообще эти «факты» приводящих) оказываются разными. Именно это приводит к бессмысленности дискуссии, например, на политические темы, с точки зрения естествоиспытателя. Потому что там всегда обсуждаются точки зрения, интерпретации, а не факты. Суть таких дискуссий отражена еще в Ветхом Завете — «отвечай глупому по глупости его, чтобы он не стал мудрецом в глазах своих» (Притч. 26:6).

Факт один — Крым отошел к России. Но одни называют это аннексией, другие — возвращением. Это уже интерпретация, отражающая мировоззрение в данном вопросе. Спорить же с носителем другого мировоззрения бесмысленно, потому что каждая сторона приводит аргументы противоположного характера, а другая их не слушает, потому что ментально фильтрует аргументы и их интерпретации в свою пользу. Польза от таких дискуссий только в том, что они позволяют определиться со своей позицией тем, кто были малоинформированы в данном вопросе. Но это происходит опять же в соответствии с мировоззрением определяющихся. Занимаются изучением этого гуманитарные науки, но выводы их опять же соответствуют мировоззрению исследователя, он тоже ментально фильтрует то, что наблюдает.

Это совершенно неприемлемо для методологии естественных наук. Именно так я понимаю комментарий Виктории Викторовны:

«В чём разница между естественными науками и гуманитарными? В том, что естественные науки занимаются процессами, происходящими независимо от воли и участия человека... А гуманитарные науки занимаются теми процессами, где человек является одним из субъектов самого процесса.»

Но на деле эти понятия часто сливаются. Например, вопросы изменения климата, казалось бы, являются предметами естественных наук, и процессы там должны происходить независимо от воли и участия человека, во всяком случае, изучающего эти процессы. Но не тут-то было. Исследователь сообщает о том, что льды Антарктики прогрессивно тают, и сопровождает свои сообщения фотографиями и видеофильмами того, как от материкового ледового покрытия отрываются огромные куски и падают в море. Но при этом исследователь не сообщает, что с другой стороны материка лед прогрессивно нарастает, компенсируя таяние, о котором исследователь докладывает. Почему он, исследователь, так делает? По разным причинам. Некоторые считают, что надо убедить общественность бережно относиться к окружающей среде, показать хрупкость существующего мира, что это благородная задача, и поэтому нечего запутывать людей и науку противоречивыми данными. Другие работают на свой грант, по которому им дали деньги на доказательство «глобального потепления», и надо эти данные находить и показывать. Так что часто бывает, что сами процессы происходят независимо от воли и участия человека, но сам человек-исследователь формирует об этом искаженные представления, которые держатся в науке десятилетиями, а то и дольше.

Несколько спорно и то, что «гуманитарные науки занимаются теми процессами, где человек является одним из субъектов самого процесса». В древних миграциях, например, человек являлся субъектом процесса, но это не означает, что эти процессы нельзя описывать объективно и количественно, с естественнонаучной точки зрения, с использованием соответствующей методологии.

Поэтому часто деление наук на «гуманитарные» и «естественные» — это игра в слова. Надо опять же проводить конкретный анализ в конкретной ситуации, и тогда становится ясно, позволяет ли данная применяемая методология получать и анализировать объективные, воспроизводимые данные, и насколько их интерпретация может быть однозначной (чего на самом деле почти никогда не бывает, за редкими исключениями, когда правильность интерпретации подтверждена перекрестно и не один раз на протяжении многих лет, а то и десятилетий).

И вот теперь мы можем подойти к ДНК-генеалогии и ее методологии. Да, эта наука использует естественнонаучный аппарат, при котором получаемые результаты должны быть воспроизводимы при перекрестном изучении разными методами. Да, ДНК-генеалогия создала новую методологию изучения динамики мутаций в ДНК на основе закономерностей химической кинетики. Этого не было и пока нет в популяционной генетике. Именно потому и произошла коллизия ДНК-генеалогии и попгенетики, это коллизия естественнонаучной ДНК-генеалогии, с одной стороны, и уродливого гибрида попгенетики, с другой, а именно гибрида неверного расчетного аппарата, неверных интерпретаций и отсутствия научной школы, которая помогла бы это осознать.

Приведу несколько примеров. В последний буквально год появился мощный метод датировок гаплогрупп и субкладов Y-хромосомы на основе снипов, метод, независимый от датировки по мутациям в гаплотипах, и свободный от наличия «бутылочных горлышек» популяции. Последнее и хорошо, и плохо, потому что знание датировок «бутылочных горлышек» дает знание о динамике популяций в реальной истории человечества. Определения снип-мутации просто выстраивают цепочки снипов вдоль эволюционного дерева человечества, причем по каждому человеку отдельно, за миллионы лет существования предков данного человека. В датировках по снип-мутациям пока многое неясно или ошибочно, но общий подход сомнений не вызывает, он мощный. И вот давайте сравним на нескольких примерах результаты расчетов ДНК-генеалогии (по мутациям в гаплотипах, или по STR, как иногда говорят) и по снипам (по SNP).

Перед этим замечу, сколько крика-визга было со стороны попгенетиков в отношении наших датировок и нашей методологии, начиная с момента появления ДНК-генеалогии, начиная с появления на нашем сайте «Родство» попгенетиков Балановского, Тетушкина, Харькова и многих других, и далее Балановской (согласно которой она не понимает, как проводятся расчеты, и это для нее уже показатель неправильности). Все они объявляли, что методы расчета неверны, надо считать «по Животовскому», то есть завышать все в три раза, и что датировки тоже неверны. Потом они постепенно перешли на то, что ничего нового в этих расчетах нет, что это «просто известный метод молекулярных часов» (Балановский), что методы принять можно, но они неэффективны и ничем не отличаются от тех, что уже приняты в попгенетике, да и что вообще попгенетику расчеты датировок не интересуют, они упомянуты лишь в малой доле статей по попгенетике. Это опять же Балановский, с поддакиваниями Клейна, Балановской и участников «дискуссии» на «Троицком варианте», типа лингвиста Касьяна, который это написал в Википедии. Цитирую «Википедию» — «методы „ДНК-генеалогии“ получили весьма отрицательную оценку от ряда известных историков, антропологов и большинства специалистов в области популяционной генетики». «Историки» — это, конечно, Клейн и Пчелов, «антропологи» — это, разумеется, Соколов и Дробышевский, а «большинство специалистов» в попгенетике — это, ясно, Балановские, мать и дитя, Животовский, Тетушкин и прочие.

Что дает методология ДНК-генеалогии

Пример первый, который много раз приводился здесь, и был опубликован впервые в нашей статье с И.Л. Рожанским в статье 2009 года (в Вестнике) и в последующих статьях в Advances in Anthropology — датировка гаплогруппы R1a на Русской равнине, и далее, когда выяснилось, что мы говорим о субкладе R1a-Z280. Наша датировка (начиная с 2009 года) — 4900 лет назад. Датировка по SNP (этого года) — 4900 лет назад. Я опускаю погрешности, чтобы не усложнять изложение.

Пример второй — датировка гаплогруппы R1a, которую я привожу с 2009 года (в Вестнике, журналах J. Genet. Geneal., Advances in Anthropology и других) — 20000 лет назад, датировка по SNP (этого года) — 22200 лет назад (линк тот же).

Для справки — «датировка» попгенетиков — 15 тысяч лет назад, потом 10 тысяч лет назад, место — «в степях Украины», где они «пересиживали в убежище ледникового периода». Методы расчетов? Никакие, не было никаких расчетов, это все было «по понятиям» — как «даты», так и «Украина», и «убежище». Никаких данных или обоснований не было, это все было взято с потолка. Чистые фантазии.

Пример третий — гаплогруппа R1b в Европе. Датировки ДНК-генеалогии — 4800 лет назад, или в общем случае около 5000 лет назад, это многократно приводилось в Вестнике, в J. Genet. Geneal. (2009), Advances in Anthroplogy. Потом, когда были найдены снипы, стало понятно, что речь идет в первую очередь о субкладах R1b-P312, R1b-U106, R1b-L21. Датировки на основании SNP (данные этого года) — 4900, 4900, 4700 лет, соответственно.

А что попгенетики? Датировка — 30 тысяч лет назад, которая держалась в попгенетической литературе на протяжении 10-15 лет, с 2000-го года. Потом Myres (2010) понизила ее до 10 тысяч лет назад, так попгенетики эту дату и продолжают цитировать.

Пример четвертый — датировка R1a-M458. Андерхилл с Животовским определили ее в 10 тысяч лет назад, эту датировку подхватил Клейн, который рассуждал на ее основании о происхождении славян, и пришел к выводу, что к славянам она отношения иметь не может. Это он опубликовал и в исторической литературе, и в своей недавней книге, и выставил на «Троицком варианте» как свидетельство против подходов и методов ДНК-генеалогии. Почему против? А потому что наши датировки были в два с лишним раза моложе, чем у Андерхилла, а последний для Клейна — непререкаемый авторитет. Какие же датировки ДНК-генеалогии? Поначалу, в статье 2009 года мы с И.Л. Рожанским определили ее в 4200 лет назад, потом несколько лет назад подправили до 4600-4800 лет. Датировка этого года по SNP — 4600 лет назад. В этом, 2015 году, Андерхилл свою датировку в 10 тысяч лет дезавуировал, дал 4 тысячи лет, недобрав по причине опять ошибочного метода, но ошибочного уже ненамного. А Клейн опозорился. Впрочем, надо знать Клейна, чтобы предсказать его реакцию на этот «пролет». Он объявил, что он здесь не при чем, типа за что купил, за то и продал. Просто доверился авторитетам.

Пример пятый — датировки R1a-Z93. Поначалу, на небольшой серии известных к тому времени (2012 год) гаплотипов мы датировали ее 5700 лет назад, но потом, основываясь на большой близости протяженных гаплотипов Z93 и Z280, датировали ее в 5200 лет назад (для сравнения — R1a-Z280 — 4900 лет назад). Датировка YFull этого года Z93 по SNP — 4900 лет назад.

Этот список можно продолжать долго, но для иллюстрации достаточно. В связи с этим забавно, что Балановский в последнее время стал петь дифирамбы SNP-подходам, но почему-то не упоминает, что эти подходы подтверждают методологию и датировки ДНК-генеалогии по мутациям в гаплотипах. Этакая «объективность». Впрочем, для Балановского неудивительно.

Читатель Переформата Сергей, создатель группы ДНК-генеалогия как историческая наука ВКонтакте написал в одном из комментариев: мой оппонент — генетик по медицине, в группе по ДНК-генеалогии в ходе дискуссии по теме «ДНК-генеалогия и похожие направления» утверждает, что методология ДНК-генеалогии не нова, а оригинален только метод, хотя и оригинальность метода он поначалу отрицал, но потом исправился.

Выше — как раз оценка этого «утверждения». Похоже, тот «генетик» не понимает, что такое методология. Если считать, что методология в химии — это просто взвешивать и брать пробы — то тоже ничего нового в методологии химии нет с древних времен. В астрономии тогда методология — это смотреть на небо, и ничего нового тоже нет. Если считать, что в ДНК-генеалогии «методология» — это работа с гаплотипами и снипами, то тоже ничего нового нет. Но тогда непонятно, почему попгенетика тоже работает с гаплотипами и снипами, а результаты получаются совсем другими. Похоже, тому «генетику по медицине» надо для начала понять, что такое методология, и привести соответствующее определение. То, что он это не понимает, явствует из следующего его пассажа:

«Геногеография, так же как и соответствующей ей раздел популяционной генетики, так же как и ДНК-генеалогия..., — строятся на одной и той же методологии, которая заключается в восстановлении исторических и этногенетических событий (древние миграции, например) на основе генетических данных...».

Восстановление исторических событий — это не методология. Это — цель, задача. А вот как это делать — вопрос методологии. И в этом отношении ДНК-генеалогия и «геногеография», как и попгенетика — принципиально разные дисциплины. Впрочем, на мой взгляд, геногеография от попгенетики уж точно ничем не отличается.

Анатолий Клёсов

Источник: pereformat.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.