Зависимое поколение. Борис Грачевский: современного ребенка раздирают в клочья



В преддверии 1-го сентября мы встретились с человеком, который внес огромный вклад уже в несколько поколений детей. Он не стремится воспитывать, но он побуждает ребенка к действиям. Добрый, веселый и такой знакомый «Ералаш», как и сам его основатель Борис Грачевский, очень похожи. И это закономерно. Потому что его отношение к проекту сродни отношению к ребенку — когда заботишься и развиваешь киножурнал как часть себя, как нечто родное и самое важное. Как говорится, вкладываешь душу.

Грачевский и режиссер кино. Его откровенные и очень яркие картины — «Крыша» и «Между нот или тантрическая симфония». «Новый» Грачевский поднимает проблемы, обиды, комплексы, характеры человеческих отношений на иной уровень. Такое кино остается в памяти, вызывает эмоции, оставляет вопросы, побуждает думать.

Как понять сегодняшнее поколение? Как привлечь внимание современного ребенка? Что происходит с кино сегодня? Надо ли нарушать правила жизни? И как оставаться на «светлой» полосе? Эти и другие вопросы — ключевые вехи данного интервью.

«СП»: — «Ералаш» — самый успешный детский юмористический киножурнал. Как сейчас обстоят дела с проектом? Как попасть в «Ералаш» на съемки?

— «Ералаш» активно развивается, и дела у нас отлично. Кстати, мы приближаемся к тысячному сюжету. Напомню, что мы создаем детский журнал уже 42 года. И всеми правдами-неправдами раз в неделю выпускается новая история киножурнала.

Мы открыты для всех. У нас есть актерское агентство «Ералаш», которое принимает абсолютно всех детей. Также мы наконец-то открываем театры-студии «Ералаш». 21 студия по всей стране, где учат по нашим методикам и разработкам. Все проекты находятся под моим контролем. Все лето в России и за ее пределами в детских лагерях походят игры в «Ералаш». Это специальная мною придуманная игра. В общем, это все очень интересный отдых для детей.

«СП»: — А кто организатор? У вас штат продюсеров?

— Сам креативлю и придумываю, как сейчас модно говорить. Но есть у меня и команда. И сейчас мы будем думать над тем, как отпраздновать тысячный сюжет «Ералаша».

«СП»: — Что для вас значит «Ералаш»?

— Масса людей спрашивает меня: «Как тебе не надоел „Ералаш"?» А для меня это — кайф. Это поиск историй, это докапывание до сути. Некоторые коллеги ненавидят меня за это. А народ на улице — хватает, обнимает, целует. «Ералаш» — это то, на чем многие выросли. И я должен оставаться наплаву и сегодня. Мне это непросто. Потому что я должен понимать сегодняшних детей, тем более что они совсем поменялись.

«СП»: — Вы принимаете участие во многих кинофестивалях. Эксперты говорят, что сегодня в России кризис детского и семейного кино. В 70−80 годы в детском кино работали лучшие режиссёры, композиторы и сценаристы. Сегодня туда идут студенты. Что происходит с этим направлением?

— Сколько я живу, столько всегда ворчали на кино, в том числе на детское. Но сегодня ситуация такова, что надо не просто ворчать, надо кричать во весь голос! Сегодня большие проблемы с уровнем проектов — к сожалению, он очень низкий. Мое мнение зачастую: кто это будет смотреть?! Такое кино только для фестивалей, оно не получит отклика у многих зрителей.

В России из детских проектов смотрят только анимацию. Все что касается игрового кино — ситуация сложная. И дело даже не в том, что за выделяемые деньги снять кино, которое увлечет детей, невозможно. Поймите, наши дети видели и «Аватар», и «Гарри Поттера», и «Бетмена» и так далее. Это кино-аттракцион — что на качелях покачаться, что в кино посидеть. Сегодня нормальный человек иногда даже не может пересказать, о чем было кино, потому что оно состоит из «огрызков» и экшенов. И цель современного кино — развлечься на час-два. Причем такой вариант кино предлагается в разных формах: и в фантастической, и в исторической, и в детективной, и в эротической. Во всяком случае, в кино ходят те люди, которые хотят развлечься. Поэтому я категорически отторгаю современное кино, оно мне не интересно. Я не люблю его за бездуховность.

А вот «человеческое» кино переползло на телевидение. Появляются многосерийные фильмы совсем другого толка. И это не «Санта-Барбара», это огромные кинороманы. Это умные интеллигентные картины.

СП»: — Например?

— «Карточный домик» в жанре политической драмы, где тонко показана политическая игра, конгресс, президент и подковерные игрища. «Безумцы» — фильм про крупную рекламную компанию. Или «Во все тяжкие». У нас — «Родина» Павла Лунгина, прекрасно сделанная картина. Сериал «1941». И так далее. Это кино совсем другого темпа и ритма, с углубленными характерами.

Я вырос на человечном кино, которое прославлял весь мир. «Летят журавли» — человеческое кино про любовь, про трагедии. «Баллада о солдате» — фильм без войны о чистой и нежной любви. «Три тополя на Плющихе» — шедевр, тончайшее исследование человеческих отношений. «Семнадцать мгновений весны», «А зори здесь тихие», все это снималось на моих глазах на киностудии им. Горького. И я это к тому, что мы были сильны в кино.

«СП»: — Как привлечь внимание современного ребенка?

— Психология сегодняшнего ребенка категорически изменилась. И критерии, и увлечения — все стало абсолютно другим.

Почему у нас была самая читающая страна? Потому что чтение было одним из развлечений для детей. И, пожалуй, спорт, и то не для всех! Сегодня уговорить детей читать вообще невозможно, потому что им все время нужна картинка.

Современного ребенка раздирают в клочья, они постоянно в гаджетах. Недавно отсняли «Ералаш» на эту тему. По сюжету школьники идут в поход и учителя рассказывают, как ставить палатку, как готовить походный обед, и вроде вокруг столько всего интересного, но они постоянно в гаджетах. И я пытаюсь разгадать в «Ералаше» секрет, как сделать, чтобы дети бросили телефоны и планшеты и стали смотреть на тебя и слушать тебя. Вот это важно. Нужно чем-то ошеломить сегодняшнее поколение. Потому что традиционный путь привлечения детского внимания закончится в течение четырех-пяти лет.

«СП»: — Вы — прекрасный отец. Вашей младшей дочери скоро четыре года. Как ее внимание заполучаете? На каких сказках и мультфильмах взращиваете?

Современному ребенку нужна помесь фентези, фантастики и сказки.

Недавно придумал дочке необычную сказку про Снежную королеву. Расскажу без деталей сюжетную линию. Один мужик, ну, принц, конечно, влюбился в Снежную королеву. А она никак на него не реагировала. И вот он узнает, что, оказывается, у нее ледяное сердце, которое она на ночь кладет в холодильник. И все его сказочные приключения в том, как забраться в этот холодильник и растопить ледяное сердце красавицы. И тогда она его полюбит.

Попытка сегодня воспитать ребенка на тех мультфильмах, на которых я растил старших детей, терпит фиаско. Как покормить ребенка сегодня? Надо включить «Свинку Пеппа», забить кол и, пока идет эта примитивно нарисованная бредятина, ребенок ест. И все родители это прекрасно знают.

Темп, в котором мы рассказывали сказки своим старшим детям, темп мультиков «сделано в СССР» современное поколение детей уже не устраивает. Эти дети видели мультфильмы, где доминирует «экшен». И даже если совсем с крохи отключить все вокруг, то у вас не получится отгородить вашего ребенка, потому есть садик, потом школа.

Сегодня начали делать кино и мультфильмы по сюжетам комиксов. Это дает возможность делать примитивное по сюжету кино. И там все должно скакать и вертеться — иначе детей не увлечь. А история о том, как мальчик полюбил девочку, а девочка полюбила более богатого мальчика — уже никого не интересует. Где находится Чарльз Диккенс сегодня? Где находится «Белый пудель» Куприна? Повествовательная часть в прошлом и не интересует современного ребенка. И опять повторюсь, что сегодня очень мал процент читающих детей.

«СП»: — Как вы предлагаете бороться с засильем «экшена» в детском мире?

— Если ты прочитал фундаментальную литературу, то увидишь сто цветовых и сюжетных интонаций в жизни, а не двадцать.

Когда я взрослым человеком посмотрел мультфильм «Варежка», который сделал Роман Качанов, у меня были слезы, настолько это было трогательно и точно раскрывало психологию ребенка. Важнее всего, чтобы ты ни создавал, ответить на вопрос — кому и зачем? И за каждым сюжетом «Ералаша» стоит ответ на вопрос — что ты хотел этим сказать? С помощью «Ералаша» и боремся.

У меня есть сценарий, который давно лежит на пыльной полке. Чтобы снять этот фильм нужно 5 млн долларов. Кто мне их даст? Ни один канал не хочет поддерживать подобные истории. А у «Карусели» таких денег нет.

«СП»: — А можно ли реабилитировать имидж детского кино в России? Ведь детское кино надо делать лучше, чем для взрослых. Что вы ждете от правительства?

— Государство должно найти деньги для детского кино. Но не для огромного количества кинолент, а сделать, например, три проекта вместо шести, но масштабных. Кстати, те сценарии, которые мне понравились, денег не получили. Государство выделяет по 25−35 млн рублей в год, но снять на эти деньги кино трудно.

Даже «Ералаш» с хорошими артистами и эффектами, в том числе с компьютерной графикой, разножанровыми формами и пиротехникой трудно отснять на эти деньги. «Ералаш» не может быть как передача «Спокойной ночи, малыши», которая уже 45 лет не меняется. 35 лет назад я подрабатывал написанием сценариев для «Спокушек» и уже тогда я говорил про нелепость этих кукол.

«СП»: — А мы любим и Хрюшу, и Степашку...

— А спросите у детей, кто им больше нравится: Медведь из «Маши и Медведя» или куклы из «Спокушек»?

Еще одна важная деталь — во всем мире семейное кино приносит огромный доход. Парадокс в том, что можно сделать порнуху и не заработать. А вот Стивен Спилберг сделал «Инопланетянина» — и даже я два раза смотрел и два раза плакал.

«СП»: — То есть, получается, семейное кино даже экономически выгоднее?

— Когда-то «Пираты 20 века» имели оглушительный успех, потому что именно дети ходили смотреть этот фильм по десять раз. В среднестатистической семье двое детей и двое родителей. В результате, как минимум, четыре человека оплачивают билеты на семейное кино.

«СП»: — В России снижается уровень образования. В советский период мы входили в тройку лидеров, а в сегодняшних реалиях занимаем места ниже 40-го. Видите ли вы эту проблему? Как ее можно решить с помощью вашей профессии?

— Искусство никогда и никого не перевоспитывало, искусство будило темы. И сваливать проблему снижения уровня образования на искусство неверно. Если маленьким зрителям с экрана рассказывать что-то умное и интеллигентное — они отвернутся или «уйдут» в телефон и так далее.

Я с десяти лет сам себя образовывал. Я читал сам. И базируюсь на мощной литературе, на классике. У нас была исключительная система образования. И обучение было персонифицировано. И учитель знал, что отличница сегодня не выучила предмет, поленилась, и ставил ей четверку. А рядом двоечнику, который три слова сказал, тоже ставит чуть ли не четверку, при этом обнимая его и целуя. Потому что советский учитель работал по образу репетитора. Сегодня такой работы нет.

Спросите сегодня у молодежи, — кто такой Дэвид Копперфильд? Многие ответят — фокусник. И мало кто знает, что у Чарльза Диккенса есть произведение «Жизнь Дэвида Копперфилда, рассказанная им самим», книга про приключения мальчика. А этот фокусник взял себе псевдоним. Вот наглядный пример сегодняшнего уровня образования.

«СП»: — Какие проблемы нового поколения вы видите?

— Нам нужно найти в себе силы и постараться лучше понять новое поколение. В моем полнометражном фильме «Крыша» показано невнимание родителей к детям, и это сильно отторгает друг от друга. И отрицательная героиня, директор школы, которую играет Мария Шукшина, задает очень важный вопрос: а знаете ли вы, с кем сидит за одной партой ваш ребенок? Вот критерий интереса родителей к ребенку. Родители должны слушать детей, находить на это время, потому что детям важно рассказать обо всем именно родителям, самым близким и родным людям.

Сегодня проблема одна — дети ушли в электронные миры. И им оказалось там интереснее. «Ералаш» делает несколько сюжетов про зависимость детей от социальных сетей и компьютерных игр. Дети заменяют этим живое общение. Но нет ничего прекрасней, чем обнять и поцеловать живого человека. У нас был сюжет, где мальчик с девочкой все время общаются по мобильным телефонам и вдруг они оказались в одном дворе. И им не о чем говорить. Они «вживую» не могут разговаривать. И когда они разошлись, мальчик схватил телефон и говорит: слушай, я же забыл тебе сказать... И они начали оживленно разговаривать по телефону, хотя были в пятнадцати метрах друг от друга. И это общая трагедия, которая сейчас увеличилась еще больше. И дети невольно из-за гаджетов закрываются в себе. И мы получаем такое же закрытое, черствое общество.

«СП»: — Недавно вышел ваш новый фильм «Между нот или тантрическая симфония». Мелодрама с яркими характерами героев о разновозрастной любви. Он — талантливый и известный на весь мир автор и исполнитель классической музыки. Она — просто девушка, случайно попавшая в его мир и совершившая там переворот. Впрочем, финал фильма отрезвляет зрителя до слез. Я была на показе картины в ЦДЛ и видела рыдающий зал. Раскройте истинные мотивы героев и расскажите о том, как создавался фильм.

— На создание этой картины ушло 10 лет. И масса людей говорят мне, что такое кино остается в голове, оно настоящее. Кстати, в телеверсии сериал будет называться «Любовь по нотам».

Главный герой Кирилл Краснин живет как «человек в футляре», впрочем, он очень добрый и интеллигентный человек. Он выстроил себе мир, с которым общается только через свою музыку. В этот мир допущены только двое: домработница Нина Васильевна и давний друг, агент, который продает его музыку. И в этот мир Кирилл не хочет никого впускать. Даже сын, приехавший из Германии, сделал только хуже — еще больше наследил, еще страшнее стало. «Сынок, о моей смерти ты, наверное, узнаешь из средств массовой информации», — слова главного героя, обращенные к сыну. И в этом мире появляется девушка, симпатичная. Правда, она все время попадает в «дурацкие» истории. И вдруг она плачет над великой музыкой Глюка. И Кирилл понимает, что в ней есть что-то человеческая, что у нее есть душа. И он впервые за многие годы вспомнил, что он мужчина. И происходит соитие не только сексуального характера, но и духовного. Главный герой полностью открылся, и поэтому тем чудовищней удар, который она ему нанесла.

«СП»: — Развязка пронзает всю душу насквозь. Почему такой финал?

— Я показал правду. Есть категория людей, которая вне зависимости от пола раз в полгода переклеивает обои или меняет квартиру, работу. Подобным характером обладает главная героиня, красавица Юля. То одно отмочит, то второе. То влюбилось — а то надоело.

«СП»: — Такой характер — оплот воспитания?

— В фильме есть сцена, где Кирилл рассказывает притчу о картине Леонардо да Винчи «Тайная вечеря». Якобы Иисуса и Иуду писали с одного человека. Главная мысль — в каждом человеке есть и хорошее, и плохое, и все стартуют с одинаковой позиции. И сказать, что все от воспитания зависит, неверно. Это длинный психологический разговор. Причина — дурной характер.

«СП»: — Но никакого намека не было на такую развязку.

— И не будет намека. И не надо. Я не хочу намеков. Я специально дал по голове зрителю, так же, как и главному герою. Это мой прием. Думаешь, я оправдываю свою героиню? Нет!

«СП»: — А такие люди есть в жизни?

— Конечно. Около меня на премьере сидела молодая девушка, которая рыдала со страшной силой. Потом она призналась, что это кино о ней.

«СП»: — Главный герой вашего фильма «Между нот» композитор Кирилл не любит нарушать правила. Даже отец укоряет его за это. А вы как относитесь к правилам?

— Надо делать то, что ты хочешь, но, естественно, в рамках законов и приличий. Я периодически нарушаю правила, потому что жизнь есть жизнь

«СП»: — Вы — ценитель женской красоты. Какие черты характера вы цените в женщинах больше всего?

— Нежность, красоту, доброту и женственность. Я не люблю штампы. И для меня настолько непредсказуемо, что именно меня «заденет». Иногда это может быть завиток волосков, иногда взгляд, иногда форма глаз, иногда фигура, иногда нежный голос или наоборот грубоватый.

Я считаю, если ты можешь сказать, за что ты любишь человека — значит, ты его уже не любишь. Помните, как Анна Каренина, влюбившись во Вронского, впервые заметила, что у мужа «смешные» уши. Толстой — вот кто рентгенолог и психолог человеческой души.

«СП»: — Многие наши современные артисты и известные люди снимались в детстве в «Ералаше». Например, певица Глюкоза, Юлия Волкова из «Тату», актер и кинорежиссер Федор Стуков, певец Сергей Лазарев, актер Владимир Сычев, актер Александр Головин и многие другие. А какими они были в детстве?

— И еще Оля Кузьмина, актриса в сериале «Кухня». Это все мои дети.

Например, Володя Сычев сейчас очень популярный артист, давал всем нам на съемочной площадке «прикурить». Он все время ходил на голове, сбивался, путался. Вечно какие-то приключения были — то упал, то сломал. Вечно была такая история.

Федор Стуков из актеров перешел в режиссеры и уже сделал несколько ярких известных картин. Вспомнить хотя бы бешеную популярность «Восьмидесятых» и «Физрука».

«СП»: — А прекрасная Глюкоза?

— Наташа всегда была очень хорошей, талантливой девочкой. Мы все к ней относились с большой теплотой.

Не могу не сказать о Саше Головине, который ярко и интересно работает как актер, яркой актрисе Ане Цукановой. Все они радуют мое сердце.

И блистательная актриса Катя Вулеченко тоже была очаровательной девочкой. И сегодня это прекрасная актриса кино. Кстати, и она, и Оля Кузьмина стали мамами. Что мне очень приятно.

«СП»: — Вы очень жизнерадостный человек. От вас исходит позитив. Но вы сами говорили, что вас часто пытаются заклеймить, приписать «черный пиар». Расскажите, как вы находите в себе силы не обращать внимания на мелочи и творить дальше?

— Мой девиз — ходить по солнечной стороне жизни. Во всем, что существует, я ищу позитив. Надо учиться говорить друг другу что-то хорошее, перестать углубляться в свою печаль, в трагедию. За свою жизнь я много всего натерпелся. Было разное — и перед смертью стоял. Ничего страшного. Надо воевать, бороться, защищаться и искать позитив. Все очень просто.

Я не зацикливаюсь на негативе — я отвлекаюсь на работу, «перехожу» туда, где важно, интересно, где полезно. Надо уметь справляться с собой.

Счастье, что в моей жизни есть любимые люди. Цель моей жизни — чтобы у нас было все хорошо. И полосы полосами, но надо стараться организовывать себе светлую часть в этой жизни. Конечно, помогает любимое дело. Всегда помню — надо оставить след на этой земле. Нельзя оставаться без следа. Зачем тогда тебе жизнь дана?!

Источник: svpressa.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 1

  1. Сова 06 сентября 2016, 09:12 # 0
    Не могу согласиться с Грачевским. Потому что он и предлагает со всем соглашаться. Как же заполучить внимание современного ребёнка? Они другие?
    Когда они маленькие — они такие же, как были мы. Это мы сначала приучаем их ко всему вредному и примитивному, или просто сажаем перед детским каналом,
    покупаем современные ужасные книжки (но с яркими картинками), это мы сами часами зависаем в гаджетах и не ходим в походы или просто в лес… а потом думаем, как же переключить его
    внимание на что-то хорошее? Потому, если среда СМИ не даёт ребёнку окружения «хорошего», как было раньше, то значит — теперь это полностью забота родителя.
    Каков интеллект ребёнка — то ему и нравится. Приучишь к «Свинке Пеппе», вот такая свинка Пеппа и вырастет… Иногда в инете попадаются комментарии подростков по
    поводу новых и более старых кино и мульт-работ… И действительно, понимаешь, что то, что мне нравилось в подростковом возрасте — современные подростки в массе не
    понимают… и не потому, что мы были другие, а потому что в нас был процесс развития личности, понимания искусства и привития хорошего вкуса, нам были интересны
    характеры, личные и общественные драмы, интрига, атмосфера, музыкальное сопровождение, выстроенность сюжета… а у современных — экшен, треш и кровяка и «мимими»…
    Отсутсвие логики, сюжета, здравого смысла, какого-то нормального интеллектуального действа их не заботит — для них это «муть», потому что их ум не тренирован и не воспитан,
    многие вообще не понимают, что хорошо, а что плохо. А в современных поделках очень часто появляются сдвиги, как сопереживание моральным уродам, извращенцам и монстрам (реальным, а не
    милым «чебурашкам»), стирание всяких моральных ориентиров, ну и просто парад откровенной тупости и параноидального бреда. При этом — это не у детей нет потенциала,
    это мы их «проворонили», уповая на то, что «государство их образует». При отсутствии воспитания и хорошей системы образования — так не получится. Родители должны
    брать на себя ответственность, а ещё лучше — самим активно бороться за восстановление указанных выше государственных общественных институтов.
    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.