«Я немец с русским сердцем»


Мы живем в период постмодерна с его дегуманизацией, разрушением ценностной иерархии и постоянным переформатированием реальности. Тем не менее даже в этом культурном хаосе появляются рыцари, которые отстаивают вечные ценности, раскрывают глубину и смысл нашего бытия и тем самым дают нам надежду на возрождение. Уве Нольте, известный немецкий деятель искусства и большой друг России, «немец с русским сердцем», как он себя сам называет, поделился своими размышлениями с читателями «Столетия».

– Область твоей творческой деятельности весьма разнообразна – это поэзия, музыка, живопись. И везде ты проявляешь высокий уровень своего таланта. Такой полиморфизм в искусстве и творческая самоотдача крайне редкое явление в наше время. Расскажи об истоках своего пути, что послужило главным стимулом и какой вид творчества для тебя первичен?

– Искусство спасло меня. В молодости я был панком и металлистом. Вместе с искусством в моей жизни появились смысл и мера. Искусство – это образование. Для меня и для других. Искусство – это путь из хаоса и победа над бренностью бытия. Я – только орудие Бога и ничего больше. Я играю интуитивно с формами, цветами и звуками, как ребенок. Меня вдохновляют встречи с людьми и походы по лесам и горам. Каждая поющая птица или шелестящий лист могут рассказать мне больше, чем все книги в мире. Божье слово записано в книге природы. Открой свое сердце, и ты сможешь прочитать его!

Люди искусства не могут жить без традиций. Дерево может вырасти, только если у него сильные корни. Эта метафора применима и к культуре. Вот почему я не хочу поклоняться пеплу прошлого, но хочу разжечь огонь Традиции. Как художник, я хочу навести мосты между классикой и современностью, между Россией и Германией.

Что касается моего творчества, я вижу себя поэтом. Мои духовные братья в поэзии – Эйхендорф, Гельдерлин и Ленау. Поэзия – это основа культуры, божественный танец стихий и ткань, соединяющая Вселенную, это мой образ жизни. Легенда о Парсифале всегда вдохновляла меня, и Святой Грааль я нашел в России.

– В своих живописных работах ты применяешь современную технику, но при этом неизменно обращаешься к образам, существующим вне времени...

– Важен дух искусства, а не инструмент, поэтому современные технические средства, такие как компьютер или камера являются для меня лишь подспорьем для выражения творческой идеи.
Европейская символика многое значит для меня, и, оживляя эти образы, я оживляю лучшее, что есть в европейской традиции. При этом мой духовный брат в живописи – русский художник Михаил Врубель. Не зная его работ, я испытал в молодости такие же видения и мечты. А дух Ильи Репина, который я уловил на берегу Волги, считаю, благословил мои творческие поиски.

– В России тебя знают, прежде всего, как музыканта, лидера группы Orplid, создателя культового лейбла Eis&Licht, и называют «альфой и омегой» германского неофолка. Скажи, почему ты выбрал именно это направление, и насколько оно актуально сейчас?

– Неофолк – это для меня не музыкальный жанр, а ментальный настрой. Неофолк – это лучший способ донести мою поэзию до сердца слушателя. Неофолк – это духовное пламя Европы. Пока горит это пламя, душа и гордость Запада не потеряны. Неофолк – это прекрасное начало для молодых людей, ищущих свою идентичность, а без национальной идентичности жизнь невозможна.

– Как продолжатель немецкого классического романтизма, ты считаешь, что настоящее искусство – это космогонический акт, преобразующий реальность в соответствии с замыслом художника-творца, который выступает как орудие Бога, а твоя главная задача – возрождение Традиции. Но что для тебя значит Традиция? Какой смысл ты вкладываешь в это понятие?

– Пикассо сказал, стоя в пещере Ласко и глядя на рисунки шаманов каменного века: «Мы ничему не научились!». Действительно, искусство – это лишь напоминание о более ранних фазах человеческого существования, когда люди были еще близки к небесам, звездам, Богу. Это напоминание о рае, райском саде, детстве человечества. Вот почему художник должен всегда оставаться ребенком и увлеченно танцевать со стихией. Настоящее искусство в том, чтобы всегда оставаться ребенком и улыбаться. Если ты улыбнешься миру, мир улыбнется тебе в ответ. У Бога дружелюбное лицо, когда ты смотришь ему в глаза.

Да, я немецкий романтик. Я верю в красоту, в форму и разум. Я вижу мир глазами поэтов, художников и пророков, тех, что ушли в ночь еще до моего появления. Но я должен идти своей дорогой. Я лишь часть великого дела, осколок божественной мечты.
Античное и классическое искусство было очень близко к Богу. Сейчас, в это безбожное время, западное искусство восхваляет нигилизм и разрушение культуры. Я борюсь с этим! Традиция для меня – единственный путь к просветлению. Я исхожу из опыта, накопленного прошлыми поколениями, и несу ответственность, как художник, за продолжение Традиции в будущих временах.

– То есть Традиция в твоем понимании – это сакральное знание, существующее вне времени, которое сохраняется в естественной природной жизни, в мифах и легендах, в народных песнопениях, в религиозных практиках. И твоя миссия состоит в том, чтобы уловить эти тонкие вибрации вечности, заглушаемые какофонией современности, зафиксировать их в творчестве и тем самым указать путь к гармонии?

– Да. Совершенно верно.

– Это замечательно, но, увы, сейчас на нашей планете осталось не так много мест для жизни в гармонии с собой и окружающим миром. Тебе посчастливилось найти такое «место силы» в России, на берегу Волги, в Ширяево. Расскажи, как это случилось, и что значит для тебя этот опыт?

– Как немецкий романтик, я живу мечтой. В 2009 году у меня был концерт в Москве, и там ко мне обратилась талантливая художница из Самары Кристина Цибер. Она твердила своим ангельским голосом: приезжай в Ширяево! И я последовал за ней, пронзенный стрелой Купидона, пущенной с Востока. К сожалению, наш путь не привел к семье и детям. Два художника – конкуренты, и мы оказались в состоянии войны, а, как известно, Россия выигрывает все битвы. Я вернулся на Запад. Мое сердце разбилось в России, но моя любовь осталась там. Она растет, как голубой цветок в глубинах гордого русского сердца. Кто знает, может быть, когда-нибудь русская женщина снова пленит мое сердце? Немецкие женщины потеряли свою женственность и живут цифрами. Им не хватает поэзии! Моя душа дышит и все еще пребывает в Ширяево. Россия – мое духовное Отечество!

– Название места твоего вдохновения весьма символично – Ширяево, от слова «ширь». Получается, что именно там ты расширил свое сознание…

– Да, я очень хорошо знаю, что означает слово «ширь». Одна из моих любимых песен «Ой, ты степь широкая», и я перевел эту песню еще смолоду. Ширяево стало для меня своего рода инициацией. Там я вырос как поэт. Я жил там по соседству с домом Ильи Репина. Моя русская семья дала мне простор для мечтаний и творчества. Каждый день мы ездили далеко в заповедник Жигули. Ночью я видел, как светятся глаза волков в зарослях, а днем орел благословлял меня своим полетом. А еще у меня был ручной сокол. Я даже посвятил ему книгу. Часто я мечтаю о Ширяево и хочу вновь оказаться там, на пульсе жизни, воспетой волнами Волги. Там была свобода мысли и чувств, совершенно чуждая немцам. Честно говоря, только сейчас я понял, что в то время жил в раю. Я заглянул в сердце русской красоты и узнал, что такое русское гостеприимство. Но тоска по родителям и друзьям заставила меня покинуть матушку Волгу. Это все еще причиняет мне боль. Может быть, меня там похоронят, чтобы моя душа, наконец, обрела покой…

Ширяево

Место, где слово любое
Вольно. Просторы в тиши,
Где я опять стал собою,
Сбросив оковы с души.

И, бесконечно участлив
К хлопотам добрым твоим,
Снова – свободен и счастлив,
Снова – любим и храним.

Здесь по-над Волгой, разлитой
Ширью меж мраморных круч,
Древней восточной молитвой
Дышит, угрюм и могуч,

Бронзовый лев. Охраняет
Сны он. В бесстрастных очах –
Вечность. А чайки роняют
Крики в рассветных лучах.

Как легендарные скифы
Здесь, среди волжских дорог,
Правду впитавших и мифы,
Я отыскал свой исток.

Высь в небесах – заглядеться!
Там, в золотых облаках
Видится вновь, словно в детстве,
Крыльев орлиных размах.

Край из великой легенды,
Либо край света – что ты?
Берег извилистой лентой
Будни связал и мечты.

Струги ли Разина встали,
Репин ли возле холста?
Сталин ли кровью и сталью
Властвовал – эти места

Помнят всё. Прочей не надо
Памяти. Словно в Раю
Степи дыханием Лады
Жизнь овевает мою.

С древней традицией свидясь,
Жди. И в полночную тишь
Здесь на распутье, как витязь,
Зов отдаленный услышь:

В шорох, как море, бескрайней,
Росной травы он разлит.
В нём – приглашение к тайне,
В негу: на остров Орплид.

Время нещадно преломит
Посох. Меня отпоют
Ветры, а небо уронит
Слёзы на скорбный приют.

Но в час последний, недолгий,
К новым заботам спеша,
Здесь, над просторами Волги,
Пусть пронесётся душа!

(Перевод Дмитрия Гордиенко)

– Надо сказать, не каждый европеец способен так глубоко чувствовать и так искренне любить Россию. При этом ты весьма критично относишься к сегодняшнему состоянию Германии и выступаешь против нигилизма и меркантилизма, захватившего современное западное общество. Вероятно, нелегко быть независимым идеалистом и идти против западного мейнстрима?

– Конечно, это не так просто. Запад духовно мертв и прогнил. Жизнь свободного эстета очень тяжела: я немецкий патриот и люблю Россию. Эти два факта являются основанием для запрета в Германии. Но я принимаю все жертвы ради своих идеалов. Те, кто хочет найти золото, должны копать глубоко, с потом и силой, а те, кто плывет против реки, найдут свой источник и свою сущность. Вряд ли есть возможность показать мое искусство в Германии. Мне это запрещено. Здесь много говорят о свободе искусства, особенно когда оно направлено против России. Типичным примером стала реакция на эту сумасшедшую выходку «Pussy Riot»! Сколько громогласного нытья о свободе искусства раздавалось, хотя ее не существует в Германии. Кстати: я бы еще сильнее наказал этих глупых женщин за их богохульство!

Материально я небогат, но я верю в возвращение красоты в культуру – и это делает меня богатым. Природа – мой учитель. Каждая маленькая прогулка может предложить мне больше, чем год в университете. Кстати, я никогда не учился в университете и являюсь самоучкой, как некий симбиоз Уильяма Блейка и Данте Габриэля Россетти.

– И очевидно, что кровь Лютера, которая течет в твоих венах, играет заметную роль в твоем нонконформизме, хотя ты являешься, скорее, пантеистом и консервативным революционером.

– Да, именно так.

–Знаешь, когда я думаю о традиционализме, то неизбежно сталкиваюсь с такой дилеммой. С одной стороны, прогресс создал невиданный в истории человечества материальный комфорт, от которого трудно отказаться. Благодаря прогрессу мы избавились от многих болезней, голода и нищеты, имеем свободный доступ к образованию, можем путешествовать и изучать другие культуры. Но, с другой стороны, прогресс разрушает священное, мистическое, духовное начало, без которого человек чувствует себя опустошенным, потерянным и одиноким, превращаясь в элементарную частицу потребительской гонки. Как ты думаешь, можно ли устранить это противоречие или нам все-таки придется сделать сложный выбор?

– У меня, как у потомка Лютера, в жилах течет реформаторская кровь. Каждый рождает своего Лютера и каждый должен признать новаторство в себе. Необходима динамика в мышлении и чувствах. Голое копирование – это тупик. История и философия – дикие хищники. Мы должны заново открывать, ловить и пересчитывать их снова и снова. Статика убивает! Будда и Иисус не хотели делать копии, но хотели принести в сердце каждого человека искру божественного вдохновения. Каждый традиционалист – Прометей, и возвращает этот огонь людям. И вот мы снова в начале творения: «Да будет свет!».

Как я уже говорил, живая Традиция – это не копирование прошлого, а сохранение и посев семян ушедших эпох. Я не вижу противоречия в том, чтобы жить в современную эпоху и любить классику. Мои стихи – это мосты, ведущие от романтизма к новому дню. Я архивирую звучание старого языка, но работаю с новыми языковыми образами. Как поэт, я стараюсь быть вневременным и не служить никаким тенденциям. Сидеть между всеми стульями – на самом деле значит сидеть на троне собственных мыслей. И Бог любит свои собственные мысли. Он отражается в них. Он видит своими глазами свое вечное лицо...

– Европа долгое время для многих была цивилизационным ориентиром. И в этом смысле влияние немецкой культуры на русскую трудно переоценить. Немецкие поэты, композиторы и философы играли важную роль в формировании интеллектуального и творческого дискурса в дореволюционной России. Потом наши пути разошлись, что привело к величайшему столкновению на фронтах двух мировых войн. Сейчас мы словно заново открываем друг друга, и, несмотря на разницу в менталитетах и трагический исторический опыт, находим общие точки соприкосновения. Скажи, как ты оцениваешь перспективы взаимоотношений России и Германии?

– Россия и Германия – братские народы. Россия – это сердце, а Германия – мозг в организме мира. Когда мы вместе, мы – великая сила. Враги мира тоже это знают и постоянно провоцируют Россию и Германию.

Солнце садится на Западе. Только тьма господствует в западном безбожии. Материализм убил души. Солнце встает на Востоке, и начинается новый день. Может быть, новый день для человечества? Учиться у Востока – значит учиться побеждать. Мне грустно, когда я вижу западные и нигилистические тенденции в России. Российская аудитория – лучшая аудитория в мире: достойная, страстная и культурная. Я был в туре один в течение многих недель и испытал в полной мере ваше замечательное гостеприимство. Мои концерты всегда были хорошо посещаемы. Я был гостем во многих школах и университетах, в том числе в Москве в Университете. Где готовят православных священников. И везде встречал радушный прием и искренний интерес к немецкой культуре

Германия и Европа могут выжить и сформировать будущее только в мирном контексте с Россией. Если Россия побратается с Германией и останется верной своей душе, мир будет спасен.

– Спасибо, Уве! В конце нашей беседы я попрошу тебя поделиться творческими планами и выразить пожелания твоим российским друзьям.

– На данный момент вышел диск с моим музыкальным проектом Orplid. Этот релиз является апогеем моей работы и продается по всему миру через Prophecy Productions.

Кроме того существует международный проект, в результате которого артисты со всего мира положили мои стихи на музыку. Для меня это особая радость, и я очень горжусь тем, что русские исполнители тоже адаптируют мои песни.

Я немец с русским сердцем. Уже после своего первого концерта здесь десять лет назад я влюбился в вашу страну и менталитет. В России люди настоящие. Мужчины – это мужчины, женщины – это женщины, а дети – это дети. Я наслаждаюсь каждым моментом в России, и хочу внести вклад своим искусством в дружбу русского и немецкого народов.

Надеюсь, что в 2020 году я снова смогу выступать в вашей стране. Мне хотелось бы расширить свою аудиторию и географию концертов и выставок в России. Поэтому я всегда готов к сотрудничеству со спонсорами, организаторами и участниками творческого процесса. Солнце встает на Востоке. Будущее за Россией. Я приветствую своих слушателей, друзей и читателей и с нетерпением жду новых встреч с вами.

Беседу вела Наталия Баженова

Источник: www.stoletie.ru