У войны есть женское лицо



В последнюю декаду февраля в российский прокат вышел художественный фильм «Батальонъ» о первом в отечественной истории женском воинском формировании. Картину вместе с киногруппой посмотрел президент страны, тепло откликнулась критика. Фильм стал культурным событием месяца. Но не художественные достоинства привлекли к нему внимание, а исторические параллели.

Имя расстрелянной большевиками в 1920-м году полного Георгиевского кавалера, командира женского батальона смерти Марии Бочкаревой долгое время было под запретом. Потому история её мало изучена. В ней и сегодня много неясного. Очевидно одно – в самом конце первой мировой войны в строй российской армии встала женщина. Мария проявила себя уже в первом бою. Она не только устояла перед натиском противника, но и вынесла после сражения более семидесяти раненых бойцов. Так М.Бочкарёва получила свой первый Георгий.

Примеры участия в военных действиях российских женщин встречались и раньше. Нам до поры была более известна кавалерист-девица Надежда Дурова. О ней вспомнили после фильма «Гусарская баллада», прошедшего на экранах страны в середине прошлого века. Как ни открещивались создатели картины, что Шурочка Азарова не имеет ничего общего с Н.Дуровой, другого прообраза у людей просто не было.

Рядовой женского батальона

У войны есть женское лицо

Иное дело Мария Бочкарева. В фильме она и под своим именем и в реально случившихся событиях. Слух о женском батальоне смерти, защищавшем Временное правительство в Зимнем дворце до последнего, в народе жил. Это уже после реабилитации М. Бочкарёвой в 1992-м году мы узнаем некоторые другие подробности. На самом деле, на белом знамени нового формирования была несколько иная надпись: «Первая женская военная команда смерти Марии Бочкаревой». Батальоном его называли просто потому, что численность в 500 человек больше соответствовала именно такому подразделению. Набрала их Мария из 2000 претенденток-добровольцев. Впрочем, оставшиеся тоже не растворились в миру. Позднее Временное правительство сформирует ещё три женских пехотных батальона. Случится это ближе к осени 1917-го года. Потому повоевать им толком уже не пришлось, а запомнятся женщины-солдаты исключительно своей стойкостью при защите Зимнего.

Масштаб Великой Отечественной затмил ратные дела первых женских военных батальонов России. В годы войны в ряды Красной Армии было призвано более 980 000 женщин. Из них сформировали три авиационных полка – 46-й гвардейский ночной бомбардировочный, 125-й гвардейский бомбардировочный, 586-й истребительный полк ПВО. В боях участвовали также Отдельная женская добровольческая стрелковая бригада, Отдельный женский запасной стрелковый полк, Отдельная женская рота моряков. Были ещё женщины саперы, медсестры, связисты, танкисты… и, конечно, нам не забыть находившуюся в глубоком тылу воинскую часть – Центральную женскую школу снайперов. Много легенд ходит про её выпускниц. Впрочем, и не легенды это вовсе, а самые настоящие ратные дела. Вот Герой Советского Союза Людмила Павличенко (в девичестве Белова). Это ей принадлежит снайперский рекорд войны – 309 уничтоженных солдат и офицеров противника, в том числе – 36 вражеских снайперов. К концу войны более ста убитых на своем счету имели семнадцать женщин-снайперов.

Таких подвигов было много. За действия в войну 90 женщин удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Всегда считал, что среди них в большинстве были прославленные фронтовые лётчицы (их – 31), затем идут снайперы. Ан нет. На втором месте в ряду Героев – подпольщицы и партизанки. Награждено 28 человек. Почти все – посмертно. Здесь же и самый высокий процент (ровно половина – 14) награждённых уже после войны, когда стало известно о беспримерном подвиге этих замечательных женщин.

Ну, есть ещё и главная солдатская награда войны – орден Славы, сменивший в новых условиях на гимнастёрках отважных бойцов Георгиевский крест, но сохранивший по наследству черно-оранжевую ленточку. В Великую Отечественную полными кавалерами Ордена Славы стали четыре женщины. Напомню их имена: воздушный стрелок-радист Надежда Александровна Журкина, санитарный инструктор Матрёна Семёновна Нечепорчукова, снайпер Нина Павловна Петрова, пулемётчик-наводчик станкового пулемёта Дануте Юргио Станилиене.

Жизнь после войны приучила нас ценить солдат по числу наград на их груди. Как-то мало задумываешься, что для женщин само пребывание на фронте в жестких условиях бытовых и гигиенических ограничений, в условиях лишений и смертельной опасности, – уже подвиг. Да и наградами стали поощрять бойцов на переломе войны, после тяжелых поражений и бесчисленных потерь.

В тылу, как на фронте

Женщин тыла наградами почти не баловали. Это уже потом, после войны, в июне 1945-го учредят медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» За многие годы её вручат шестнадцати миллионам человек. Сколько из них женщин? Гендерную статистику никто не вёл. Но есть другие данные. К концу Великой Отечественной войны женщины составляли три четверти работающих в колхозах и совхозах, более половины – в промышленности. Они пришли в угольные шахты и на рудники, в кузницы и литейные цеха, на прокладку железных дорог и металлургические предприятия. Вот нашел из того времени … В марте 1942-го на угольных шахтах страны работали 41 010 женщин, а на начало 1943-го их число возросло уже до 66 063 человек.

Никогда не был в Грузии. Даже не представлял, что там под садами и виноградниками есть угольные шахты. Но встретил заметку, как домашняя хозяйка Зинаида Мужицкая стала первой женщиной в Грузии, освоившей профессию отбойщика каменного угля. В праздничный день 8-го марта 1942-го года она выполнила сменное задание на 1336 процентов. По несколько норм дали её коллеги Пама Абесадзе и Ефросинья Грин.

Историями про героический труд русских женщин в годы войны нас мало удивишь. Зацепила в упоминании старой публикации грузинская фамилия. Значит, и грузинки не отставали. Как удивили женщины Востока! В 1944-м году, например, в Азербайджане они составляли 61,7% трактористов, 52,2% помощников комбайнеров, 35,1% ремонтных рабочих и 25,4% шоферов. Эти показатели мало отличаются от тех, что были в наших сибирских селениях, разве что процент трактористок здесь доходил до 81-го.

Или вот пример из маленькой Киргизии. В конце 1943-го года на железнодорожном транспорте республики работали 1222 женщины. Две из них – Алиса Омурова и Джамира Джусупова – стали машинистами паровозов.

Окончательно растрогал меня и другой факт: за годы войны узбекские женщины сдали для фронта 38 725 литров крови. Позже, проезжая по городу, встретил я стайку заезжих гастарбайтеров и подумал: не их ли близкие помогли выбраться из тяжелых фронтовых ранений моим родным?…

…Победа – она многоликая. Сложилась из разных пазлов войны. И эта картина стала ориентиром на долгие годы. Нам повезло, наше поколение выросло рядом с победителями. В обычной жизни их влияние вроде бы и не ощущалось. Но когда приходил ратный час, внуки не уступали дедам. Так было, когда мой земляк – простой сельский парень Николай Анфиногенов, прикрывая отход однополчан в Афганистане, подорвал гранатой себя вместе с душманами. За что был удостоен высокого звания Героя Советского Союза. Так было на чеченских рубежах, где в неравном бою полегла, но не отступила шестая рота псковских десантников. Память о ней воскрешает каждый наступивший март. Так было на безымянной высотке под Дебальцево, где сгорели в танках донецкие парни, отбивая у националов свою землю. Их высокие поступки нам ещё предстоит оценить. Одно очевидно – каждый подвиг новых героев мы равняем по высшей планке, которую задали фронтовики Великой Отечественной. Здесь самый яркий пример для нас – женщины, в трудное для Отечества время взявшие в руки оружие или спустившиеся в забой шахты...

Геннадий Грановский

Источник: topwar.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.