Северная стать


В изобразительном искусстве того или иного этноса наиболее явно проступает конкретная этнопсихология. На мой взгляд, именно изобразительное искусство, а не музыка или танец, представляет в этом смысле наибольший интерес. Дело в том, что в картинах или скульптуре отражены те образы менталитета, которые наиболее отчётливо читаются и закрепляются в памяти. Ведь в зрительных образах запечатлено более, чем в звуковых например.

Зрительные образы встречают нас в самом раннем детстве и проводят через лабиринт жизни до самого конца. Они старше звуков, поскольку лучше сохраняются. Они приходят к нам вместе с текстом сказок, и вот детская неуверенная рука, с неразвитой ещё моторикой, пытается на белом листе выводить сказочных персонажей. Ребёнок ещё не понимает, чем именно Баба Яга занимается, но уже её изображение в ступе им воспроизводится.

В последнее время, мне всё больше нравится изучать живопись и скульптуру. Кое-что накопилось и уже попало на страницы ресурса. И всё чаще я стал замечать общие точки соприкосновения в творчестве различных художников, принадлежащих к различным этносам, пишущих в различных стилях. Объединяет их лишь одно: в их картинах является нам северная стать. Пусть она и облачается в разные одежды, но её величественную и прекрасную поступь нельзя не узнать.

Начнём с образов животных. По понятным причинам, я вынужден ограничится небольшим количеством иллюстраций.

Ворон, один из любимых моих образов в искусстве. И у славян и у германцев этот образ связан с вечностью, мистической силой мира животных, смертью.

Обратите внимание на образ ворона в картинах известного русского художника - И. Билибина.

Вспомнилась композиция современной русской фолк-группы "Ворон, волк и сокол".

А вот известная картина Васильева, который часто использовал это мистическое животное в своём творчестве.

Не менее эта птица распространена в скандинавском эпосе и искусстве.

Образ ладьи и драккара, морского похода у русских художников.

Ну а в скандинавском искусстве он весьма широко распространён:

Образ воина и воинства, в разных стилях и у разных этносов тем не менее пробуждает весьма схожие ассоциации и чувства:

Отдельного упоминания заслуживает изображение леса. В русской изобразительной традиции лес выглядит как непролазная, буйная чаща. И в то же время поразительно красивая в своей дикой естественности. Различные породы деревьев уживаются в одном лесу, а сам лес как бы демонстрирует свою силу и величие, готовый наказать неуважительного странника. русский лес - одна из самых притягательных тем в творчестве именно русских художников. Возможно это обусловлено ландшафтными и климатическими особенностями нашей природы. Ведь художник изображает прежде всего, то что видел, а уже затем - вкладывает идею в картину.

У германцев другой лес в изобразительном искусстве, менее опасный и дикий, но не менее священный. И не могу удержаться от одной аналогии: немецкий художник в III Рэйхе отобразил лесную готику следующим лаконичным образом:

Через несколько десятков лет другой художник, уже русский, изобразил ту же самую идею, но в расширенном и усложнённом виде. Позаимствовал Константин Васильев эту идею у Вернера Грауля и показал своё видение, или же это мистическая случайность - это совершенно не важно, а важно то, что одна и та же идея картины воплотилась в прекрасных картинах двух замечательных художников.

Образы крестьян и труда на ниве у русских и германских художников. Думаю человек с развитым эстетическим чувством без труда определит: где творения германской руки, а где - русской. Но общность светлого замысла поражает своим стройным единством.

Во всех этих картинах - одно одинаково любо моему взору:

это северная стать, это поступь севера.

Источник: www.perunica.ru