Руками боевиков ИГ Запад грабит Сирию и Ирак



Под контролем группировки «Исламское государство» в Сирии и Ираке находится территория, на которой расположены около 100 тысяч объектов культуры мирового значения и до 4,5 тыс. археологических площадок, девять из которых включены в список всемирного наследия ООН. Боевики, захватившие регион, грабят и музеи, и археологические памятники. Прибыль исламистов от нелегальной торговли артефактами оценивается в 150–200 миллионов долларов в год — такие цифры приводит в своем письме председателю Совета Безопасности ООН постоянный представитель России Виталий Чуркин.

Вывоз артефактов из Сирии и Ирака ведется в основном через территорию Турции. Крупнейшим центром контрабандной торговли стал город Газиантеп, где похищенные древности реализуются через сеть нелегальных аукционов, антикварных магазинов и на местном рынке, говорится в письме к СБ ООН.

Федеральное агентство новостей попросило прокомментировать ситуацию научного сотрудника отдела классической археологии Института археологии РАН, кандидата исторических наук Николая Сударева.

«В археологическом мире Сирия, в первую очередь, славится своими артефактами доантичного времени. На ее территории находится огромное количество поселений ранних цивилизаций, которые формировались в этом регионе в эпоху бронзового века, во время, хронологически близкое к цивилизациям Вавилона, Шумера, Урука», — рассказал историк и археолог.

Сирийские артефакты ценны совсем не потому, что сделаны из драгоценных металлов: зачастую довольно грубая, на первый взгляд, статуэтка, сделанная примерно за 5 тысяч лет до нашей эры, может стоить значительно дороже, чем золотые украшения античности. Секрет привлекательности археологических артефактов из этого региона — в их близости к всемирно известным истокам человеческой цивилизации, о которых упоминается еще в Ветхом Завете. Именно это вызывает интерес частных коллекционеров, которые готовы платить огромные средства за предметы древности, найденные на захваченной боевиками территории.

«Археология в этом смысле — очень серьезный способ вложения денег для специалистов, которые разбираются в теме. Это тот рынок, который все время растет», — считает Николай Сударев.

Если говорить о дальнейшей судьбе похищенных боевиками ИГ (запрещено в России) древностей, надо понимать, что Турция, о которой говорится в письме российского постпреда, является не конечным их потребителем, а лишь перевалочным пунктом. Основная часть артефактов уходит в частные коллекции на Западе.

«Все, что добывается исламистами в музеях и из земли Сирии, в большинстве случаев оседает, конечно, не в Турции — там лишь уходит через мелкие лавки то, что не представляет особой ценности. Наиболее ценные экспонаты уходят уже из Турции на мировой рынок археологии. Здесь невозможно назвать конкретные места назначения, потому что этот рынок огромен, в настоящее время он уже не имеет границ. Артефакты из Сирии поступают и в Россию, и на Украину, но лишь в меньшей степени. Большей частью они уходят на Запад, где есть страны с более либеральным законодательством в отношении предметов археологического наследия, например, это можно сказать о Швейцарии. Туда археологические предметы уходят на аукционы, где через продажу легализуются и получают более-менее официальный статус, и дальше идут по всему миру. Турция — не более чем перевалочный пункт», — рассказал археолог.

Основные клиенты черных дилеров от археологии — частные коллекционеры. Музеи, как правило, не связываются с артефактами сомнительного происхождения: их закупки несовместимы с понятием музейной этики.

«Вещи из грабительских раскопок легальными каналами распространяться не могут. Они выставляются иногда на каких-то акционах с целью легализации. Многие особо ценные предметы иногда заранее заказываются теневыми частными коллекционерами. Для них они похищаются из музеев или добываются на известных археологических памятниках, вывозятся и затем хранятся в частных коллекциях, доступ к которым есть только у узкого круга лиц. Это можно продолжаться столетиями, в течение которых древности остаются скрытыми от науки и общества», — рассказал Николай Сударев.

Тем не менее похищение предмета из музея не всегда влечет за собой утрату связанной с ним ценной исторической информации. «Паспортизация предметов утрачивается не во всех случаях. Есть музейные каталоги, есть музейные описания и картотеки, они не всегда гибнут. Артефакты нередко могут быть зашифрованы в музейных каталогах, и эти шифры иногда удается восстановить. Со временем такие артефакты рано или поздно могут всплыть, и тогда их история может быть восстановлена», — полагает археолог.

Источник: archeonews.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.