Певец русской природы


Разными путями приходят в искусство. По-разному Бог шлифует таланты тех, кто творит и учится, учится и творит. Например, Куинджи много раз поступал в Академию художеств, а так и не поступил. Но, не упав духом, он упорно учился у академических мастеров – он ходил в Академию вольнослушателем. И не остался дилетантом, а стал удивительным мастером пейзажа, открывшим в пейзажной живописи новые горизонты.

Для истории неважно, как человек пришел в искусство. Важно то, что он сделал в искусстве.

Виктора Комиссарова судьба с молодости направила туда, где об искусстве если и задумываются, то исключительно как об объекте охраны. Он стал служить в органах КГБ. Но призвание невозможно заглушить. Виктор Иванович не удовлетворился судьбой дилетанта, махающего на досуге кисточкой. Он не стал упускать время и в двадцать шесть лет поступил в Студию Военных Художников имени Митрофана Грекова, в мастерскую Марка Домащенко. Без отрыва от службы, – не забывает подчеркнуть художник. Что тут сказать? Молодец! Не стал наступать на горло собственной песне, не зарыл Богом данный талант в землю.

Такие случаи в искусстве единичны. Так, известный художник XIX века Федотов из привилегированной тогда касты военных, много лет, разрываясь между службой и искусством, в конце концов целиком отдался живописи. Этот путь у него был труден. Думаю, нелегко дался он и Виктору Ивановичу. Комиссаров становится стойким солдатом искусства.

Виктор Иванович Комиссаров учился у Алексея Грицая и Михаила Абакумова, известных мастеров русского пейзажа. С Абакумовым он сблизился настолько, что учитель стал для Виктора Ивановича просто Мишей. Позже Виктор Иванович напишет: «Я счастлив тем, что был знаком с такими творцами в пейзажной живописи как Алексей Михайлович Грицай и Михаил Георгиевич Абакумов»/

Но это всё — общая канва творческой биографии. Главное — работая с мастерами, он сам стал превосходным мастером пейзажа.

Учёба не закончилась и поныне. Но теперь это уже другая учеба, которой занимаются признанные мастера всю жизнь. Учеба у природы — высшего учителя любого пейзажиста.

Виктор Иванович говорит: «Главным учителем стал живой мир русской природы во всех её дивных проявлениях».

Да, это так. Но я всё-таки уточню, что навыки и творческая осторожность, унаследованная у крупнейших пейзажистов России, предохраняют его от ухода во вкусовщину. Которая, ох, как соблазнительна в наше время падения вкусов и расцвета попсы, когда дилетантизм и банальная графомания наступают во всех сферах культуры. От поэзии до живописи.

Восхищаясь в своих полотнах цветовым богатством природы, Комиссаров все время чувствует за спиной великих предшественников. «Своими университетами считаю Третьяковку и Русский музей в Санкт-Петербурге, где часами могу рассматривать труды И.Левитана, Ф.Васильева, А.Куинджи, С.Жуковского, К.Коровина и других мастеров живописи, изучая их технику...» – пишет он.

Итак, природа, учителя, упорство в труде и, главное, талант сделали свое дело. Теперь перед нами – большой мастер, выпускающий свой первый альбом.

В этюдном пейзаже Комиссаров просто прекрасен. Его волшебная кисть способна легко передать золотистый трепет осени и бирюзовую игру весеннего цвета, как например, в «Весенних грёзах».

Кисть мастера легко и свободно летает по холсту, как бы сама собой останавливая летучее мгновение. Кажущаяся легкость мазков – это и есть мастерство.

– Моя мастерская – это природа, – сказал как-то мне Виктор Иванович.

Смотришь на его картины и кажется – сама русская природа работает за мастера. И это действительно так. Потому что Комиссаров живет её жизнью. Он ощущает себя частью Божественного бытия. Только целиком отдаваясь стихии, можно создавать шедевры. Единение с Богом в природе – что может быть лучше для художника-пейзажиста.

Виктор Иванович пишет: «Симфония бытия! Симфония пейзажа! Симфония чувств красоты и очарования возникает в нас каждый раз от радости созерцания Творений Божьих и у каждого своя. Вот Вам «Лунная соната» Бетховена...»

Очарование природой. Виктор Иванович не только очарован, он сроднился с природой. Из письма Комиссарова: «...лиса, старая моя знакомая, неспешно перебегающая через полевую тропинку.» Через несколько строк: «Опять встречается моя старая знакомая лиса».

А я спрошу с многозначительной хитрецой коллеги:

– Виктор Иванович, а где портрет этой старой знакомой? Вы вместе с лисой радуетесь полноте Божественного бытия, но она-то не может вас запечатлеть в этой самой полноте, а вы — можете!

Со временем в творчестве Виктора Комиссарова всё чаще и чаще видно стремление из мимолетного мгновения этюда прорваться к эпическому полотну. Комиссарову для этого вовсе не нужно переходить к огромным полотнам. Эпичность возникает сама собой. Вот небольшой этюд с рекой на закате. Казалось бы, никакого особенного сюжета: внизу полоска берега, река, полоска другого берега и возвышающееся над ними огромное небо с золотистой прорезью сквозь закатные облака. И все. Но маленький этюд в наших глазах разрастается до эпического полотна. Потому что перед нами уже подлинный мастер, маэстро кисти.

Иногда его работы заразительно радостны. Как юный щенок восторженно радуется полноте своего бытия в этом дивном мире, так и художник, переполняясь восторгом Божественного бытия, блестяще выплескивает свой восторг на холст и заражает зрителя своей радостью. Соединение отточенного мастерства с юной неизбывной радостью от участия в этом чудесном мире придает особую прелесть работам Виктора Ивановича.

В других картинах Виктор Иванович, как седой мудрец, застывает в безмолвии перед величием мира. Дополню эти наполненные величественным покоем картины цитатой из письма самого Виктора Ивановича: «Одиночество! Один с Отче. То есть один с Отцом–Творцом».

Созданное художником Виктором Комиссаровым значительно, он потихоньку выбивается в плеяду крупных художников России.

Полный расцвет его таланта, мне представляется, ещё впереди. Только сейчас мастер вступает в ту пору, когда юношеский восторг перед чудом сменяется зрелой мудростью единения с чудом. Каким будет его полный вклад в живопись России? — этого не предскажет ни один искусствовед. Пути творцов неисповедимы. А сейчас на выставке его картин мы можем порадоваться тому, что уже создано Виктором Комиссаровым — певцом русской природы, русского чуда!

Утро в весеннем лесу. Виктор Комиссаров

Силы небесные. Виктор Комиссаров

Старый дуб. Виктор Комиссаров

Анатолий Леонидов

Заглавная картина: У Никольского омута.

Источник: zavtra.ru