Пальмира далекая и ненужная



"Если Евтушенко против колхозов, то я — за", — говорил Иосиф Бродский. "Если ИГ против Путина — то я за ИГ", — говорят теперь свободолюбивые люди, радуясь потере Пальмиры.

"Даже святая виолончель не спасла Пальмиру, — пишут эти люди в социальных сетях. — Надо было попов из России привезти, чтобы они периметр города освятили".
"Это начало конца власти Путина, — пишут аналитики. — Это безусловно крупнейшее внешнеполитическое поражение Путина ever".

И резюмируют: "Хорошая новость в том, что для России это, конечно, огромная победа". Это, кстати, написал Леонид Волков — ближайший соратник Алексея Навального, объявившего накануне о своем участии в выборах президента. Ближайший соратник человека, который хочет стать президентом России, называет "крупнейшее внешнеполитическое поражение России" ее огромной победой. В полном соответствии с известным тезисом Ленина: "Революционный класс в реакционной войне не может не желать поражения своему правительству. Это — аксиома".

На концерте симфонического оркестра Мариинского театра под руководством Валерия Гергиева в Римском амфитеатре сирийской Пальмиры
© РИА Новости. Михаил Воскресенский
На концерте симфонического оркестра Мариинского театра под руководством Валерия Гергиева в Римском амфитеатре сирийской Пальмиры
 

"Этот нынешний сарказм — это не злорадство, а просто здоровое чувство злости, которое ощущает нормальный человек", — вторит Волкову политический активист Роман Доброхотов, о нормальности которого всё известно еще с тех пор, как он орал на президента Медведева во время выступления того в Кремле, а также создавал Транснациональную демократическую сеть.

Популярные у борцов сатирические Твиттер-аккаунты наперебой шутят про 28 пальмировцев, про олимпийские перспективы бежавших из Пальмиры российских военнослужащих, про благодарность этим военнослужащим за вооружение боевиков ИГ (запрещена в РФ).

Впрочем, черт с ними, с борцами — у них работа такая. Гораздо интереснее если не радостная, то бодрая реакция творческой интеллигенции. Людей, которые, казалось бы, должны переживать за памятник Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Но отчего-то не переживают.
"Что касается памятников, то все, что не в Британском музее, заведомо подвержено риску, надо это реалистически принимать", — пишет модный политолог Екатерина Шульман.

"Справедливости ради, некоторое злорадство в связи с тем, что наши власти там, в Пальмире, все учинили с этими оркестрами и Ролдугиными, а теперь Пальмиру захватили снова, у меня есть", — пишет телевизионный критик Арина Бородина.

"Это такой глубоко продуманный и далеко просчитанный стратегический ход: сначала отбили, потом сдали, потом обратно отобрали, потом опять сдали и снова отобрали, а Ролдугин каждый раз будет играть на виолончели", — шутит художник (!) Семен Файбисович.

"Да кто вы такие, чтобы судить меня за маленькую радость по поводу разоблачения очередного путинского кровавого политического шоу?" — это тоже художник Лика Керенская. "Что вы тут предлагаете сделать нам, мирным обывателям — не очень понятно. Не испытывать маленькой радости?" — это литературный редактор журнала "7 дней" Ирина Стрельникова.

Многие люди удивляются такой странной реакции. А ведь удивляться совершенно не стоит. Это вполне в традициях европейской интеллигенции. Особенно про Британский музей.

Древней Пальмире больше трех тысяч лет. И за эти три тысячи лет она разорялась и полностью разрушалась несколько раз. В последний исторический раз — в 744 году. После чего человечество забыло о Пальмире почти на тысячу лет. За эту тысячу лет древнему городу, разумеется, лучше не стало. Руины заносило песком, а местные жители растаскивали камни для строительства своих хижин.


И вот в начале XVII века развалины были обнаружены, а в середине XVIII века — описаны. Разумеется, европейцами. Что же сделали европейцы в Пальмире за последующие двести лет? Что-нибудь восстановили? Отремонтировали? Да нет, разумеется. Они просто вывезли из нее всё, что можно было вывезти. В том числе, конечно, и в Британский музей. Так же, как они вывозили из Египта или Греции в Лувр. Сохраннее будет. И поближе к цивилизации. Не оставлять же всё это, честное слово, в пустыне! Не доверять же ценности варварам. Да они вон только что бороду отломали у Тутанхамона, а потом ее эпоксидкой приклеили! А вот если бы Говард Картер вывез Тутанхамона в Британский музей — то, разумеется, бороду бы не отломали.

Историческая часть Пальмиры после освобождения города от террористов

© РИА Новости. Михаил Воскресенский
Перейти в фотобанк
Историческая часть Пальмиры после освобождения города от террористов
 

Это вполне себе традиционное и общее отношение. Историческое наследие волнует европейскую интеллигенцию только в этом контексте: забрать. Если забрать нельзя, то и не жалко. Поэтому был разграблен Константинополь. Поэтому был стерт с лица земли Дрезден. Поэтому только чудо спасло от атомной бомбардировки Киото.

И именно поэтому же суд в Амстердаме только что принял решение не возвращать в крымские музеи найденные на территории Крыма золотые предметы. Потому что Киев поближе к Британскому музею. А Крым населен варварами, которые имели наглость отказаться от евроинтеграции и предпочесть этому возвращение в Россию, которая даже Пальмиру не смогла удержать.
И вы ждете от этих людей, что они будут жалеть какие-то руины посередине пустыни? Да плевать им на эти руины! Такие же можно посмотреть в Риме, где цивилизация, хороший кофе, а в Колизее есть Wi-Fi.

А еще лучше — в Лондоне. В Британском музее. И, опять же, не у итальянцев. А то они, бывает, воруют.

И вот увидите — сейчас эти же люди возрадуются тому, что исконно крымское золото уедет в Киев.

Впрочем, относиться к этой "маленькой радости" русской интеллигенции (хорошо, не всей русской интеллигенции, а ее малой евроориентированной части) тоже стоит терпимо. Во-первых, людей, испытывающих злорадство и злость, надо жалеть. А во-вторых, у них и так мало радостей.

А нормальные люди тем временем вернут и Пальмиру, и крымское золото.

Источник: ria.ru






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.