От адъютанта до императора


18 июня отмечает юбилей выдающийся деятель современной культуры, народный артист СССР, художественный руководитель Государственного академического Малого театра России Юрий Мефодьевич Соломин. 

12 июня его поздравил президент Владимир Владимирович Путин, вручив ему на Поклонной горе высшую государственную награду — звание Героя Труда. 

Соломин — действительно герой труда, с того памятного дня 1943 года, когда получил самый дорогой в своей жизни гонорар за выступление перед ранеными бойцами в одном из многих госпиталей города Читы. Это был кусок сахара, принесённый домой и поделённый на всех: для папы, мамы и младшего брата Виталика. 

Ровно через десять лет дорогой гонорар будет конвертирован в звание студента знаменитого московского вуза — театрального училища им. М.С. Щепкина в самом центре Москвы. 

Правда, не без помощи знаменитейшей тогда Веры Николаевны Пашенной, которая была самой влиятельной фигурой в театральном мире советской столицы. Она же, незадолго до своей кончины, успела дать ему путёвку в кинематограф. Но до собственной славы было ещё неблизко, хотя судьба явно благоволила юному провинциалу из далёкого Забайкалья: мало того, что с первого захода попал в престижный столичный вуз, так ещё сразу после вуза — прямой дорогой, без всяких препятствий — на главную театральную сцену СССР. Это был легендарный Малый театр. 

И тут началось самое интересное, уже без всякого везения. 

Да. он — актёр прославленной труппы (кстати, вместе с молодой женой Ольгой). У него есть роли — правда, почти все безымянные: Солдат, Мальчик, Дворовый парень, Джентльмен, Молодой джентльмен, 3-й корреспондент, 2-й конвойный, Весёлый сотрудник, Зритель в суде. Или вот ещё роль под названием "Танцующий" — из одного прилагательного, без существительного. 

Иногда попадаются роли с именами, но все второстепенные. За первые десять лет своей театральной карьеры он сыграл более тридцати проходных ролей. Иногда по три роли в одном спектакле. 

Правда, на седьмом году случился прорыв: главная роль в популярной тогда комедии Георгия Мдивани "Украли консула!" — сапожник Пеппино. Он упивался этой ролью, а зритель упивался актёром Соломиным, который был обаятелен, остроумен и просто красив, как античный бог. 

На девятом году актёрской карьеры ему улыбнулся кинематограф: с лёгкой руки Пашенной главная роль в фильме "Бессонная ночь". Однако триумфа не случилось. 

Судьба любит упорных, трудолюбивых и терпеливых. И если снисходит к соискателю славы, то непременно чудесным образом. 

Например, в образе живой легенды по имени Игорь Ильинский, который деликатно предлагает сыграть самую бенефисную роль в русском репертуаре: самого Ивана Александровича Хлестакова в бессмертной комедии Николая Васильевича Гоголя "Ревизор". И Соломин сыграл её так, что театральная Москва ахнула и побежала носить его на руках. Он был неотразим и несравним. Это было в 1966 году. 

Через двадцать лет он опять сыграет Хлестакова — уже в собственной режиссёрской трактовке (пополам с Евгением Весником). И это будет совершенно другой "Ревизор", но столь же несравненный и незабвенный. 

На сцене Малого театра Соломин развернулся в такую мощь и с таким фонтаном энергии, что отныне мог быть только на первых ролях. Пошли разговоры об уникальности дарования, которому по плечу все жанры сценического искусства: водевиль, комедия, драма, трагедия… Он заслуженно стал премьером главного театра страны, он покорил столицу. Пришла пора покорять страну и весь мир. 

Видимо, такова сибирская природа: удивлять не одномоментной вспышкой, а ровным и мощным сиянием. Об этом догадался великий советский кинематографист Евгений Иванович Ташков, который с трудом уговорил Соломина сыграть в мини-сериале "Адъютант Его Превосходительства". Киношное начальство не хотело видеть этого актёра в главной роли на телеэкране да и сам претендент не испытывал большого желания. Противился судьбе изо всех сил. Но Ташков убедил и победил. Всесоюзная слава вспыхнула спичкой и не затухает до сих пор. Образ "красного белогвардейца" Павла Андреевича Кольцова любим бесповоротно и бесконечно. 

Гений мирового кинематографа Акиро Куросава, подобно коллеге Ташкову, тоже догадался насчёт безграничных возможностей актёра и настоял на приглашении Соломина в свой оскароносный фильм "Дерсу Узала" — конечно, на главную роль. 

Увы, на вручение американской кинопремии Соломина не пригласили, но из истории этой премии его уже не вычеркнешь. 

Гений Куросавы не ошибся, когда предрёк Соломину успех в режиссуре. Так и случилось. К актёрской славе добавилась режиссёрская. 

Жизнь Юрия Мефодьевича Соломина с тех пор — сплошной успех. Когда в перестроечные годы начались "всенародные выборы" начальников, Соломина избрали художественным руководителем Малого театра. За тридцать с лишним лет мнение коллектива не изменилось: Юрий Мефодьевич непостижимым образом соединил в себе алгебру искусства с гармонией и уверенной поступью идёт от успеха к успеху. 

А жизнь не безоблачна. Каждый успех множит ряды не только поклонников, но также — завистников и врагов. Главным образом, за пределами родных театральных стен. 

Как можно простить выходцу из Забайкалья, человеку из тайги, такой всемирный успех? 

Отечественная зависть искала повод и нашла. Коль скоро актёра и режиссёра Соломина невозможно затмить, то можно бросить тень на его репутацию, если он "выйдет за флажки". 

В 1990 году, когда страна бурлила и кипела, а до гибели СССР оставался всего лишь год, руководящие товарищи попросили Соломина занять пост министра культуры РСФСР. Уговорили. Он согласился, чтобы помочь и своему театру, и всей отрасли. Но с условием: до 6 вечера он — министр, а после 6 — артист на родной сцене. Он не мог по-другому. Малый театр — его судьба до последнего дня. 

Он был министром чуть больше года: с 18 ноября 1990 года по 15 декабря 1991 года. Страшное время изощрённых попыток уничтожить отечественную культуру. 

Он честно пытался помочь родной отрасли — например, отменил дикую норму в 500 спектаклей в год! Он закрепил статус родного театра как национального достояния… И тут мировая закулиса не стерпела очередного, на этот раз — министерского, успеха Соломина. Группа товарищей из числа новорусских выходцев из узбекской диаспоры увела у министра Соломина Большой театр, перевела его из одной сферы управления в другую: из сферы минкультовской — в президентскую. 

Символично, что сам Юрий Мефодьевич в это время работал над постановкой пьесы Сергея Кузнецова "…И Аз воздам" — о последних днях императора Николая Второго. Это был первое сценическое осмысление не просто отечественной, а опять-таки цивилизационной катастрофы: крушения великой монархии. В центре пьесы и спектакля — трагическая фигура последнего российского императора. 

Пригодился ли здесь актёру и режиссёру Соломину его "белогвардейский" опыт адъютанта Его Превосходительства? Наверное, пригодился. Но надо было возвыситься до античных высот трагедийности, сохраняя все характерные бытовые детали окружающего мира. Между Бытием и бытом. Между обречённостью и непоколебимостью. Между невыносимым страданием и безграничным терпением. 

Промыслительным образом атмосфера спектакля наложилась на общую разорительную атмосферу Москвы, где заваривалась вселенская "каша" гибели великой страны. 

Слава Богу, Юрий Соломин остался в родном театре на прежнем посту. Он не изменил своему дару и призванию. Он даже не сделал видимых усилий уйти от сложившегося типажа настоящего советского человека. Он, обогащённый пережитым опытом, остался и советским, и русским, Но его новые роли засверкали необычными гранями немеркнущего мастерства. Например, роль Фамусова в классической комедии Александра Сергеевича Грибоедова (ох, как он не любит инициалы вместо полного имени-отчества!) "Горе от ума". Этот спектакль можно смотреть бесконечно (если сможете достать билетик или пропуск). 

Или триединство сыгранных им ролей в чеховской "Чайке": Треплев—Тригорин—Сорин, укоренившее "мхатовского" автора Чехова в системе эстетических координат Дома Островского — Малого театра… 

И сегодня, в канун своего юбилея, Юрий Мефодьевич полон сил, энергии, желания сохранить Дом Островского как величественный пантеон вековой и даже тысячелетней русской культуры, созидательной и вдохновляющей! 

Многая лета Вам, Мастер и Демиург! 

Галина Тюрина

Источник: zavtra.ru