«Невозможно понять серьёзную музыку, если ты не имеешь багаж знаний»



Финалисты фестиваля «Большой» о музыке, сверстниках и победе

Музыкальный фестиваль «Большой» завершается в сербской деревне Дрвенград. На организованный Эмиром Кустурицей и компанией «Газпром нефть» конкурс приехали 27 юных музыкантов из отдаленных городов России. Корреспондент iz.ru узнал у финалистов, каково быть вундеркиндом в городе с населением 50 тыс. человек, о чем мечтают дети в Ноябрьске и почему не все они не планируют переезжать в Москву.

Полина, 21 год, меццо-сопрано, Омск

«Я бы не хотела дойти до такого момента, когда все цели будут достигнуты»

Меня окружала музыка с детства потому что моя мама закончила музыкальную школу как пианистка, у меня папа музыкант, он играет на баяне и на гитаре. Мне всегда очень нравилось на сцене выступать. Папа записывал очень много видео, как я пела, стихи рассказывала, то есть я всегда себя очень органично в этом чувствовала. Поэтому они только подтолкнули меня к этому.

Я где-то читала, что слишком большая цель может быть недостижима. Нужно разбивать на небольшие. Раньше у меня была цель спеть на сцене концертного зала в Омске. Когда я училась в школе, я каждый день по пути в школу проходила мимо и думала: «Когда-нибудь я здесь спою». И в прошлом году это свершилось. Потом у меня была мечта, и сейчас она есть — поступить в консерваторию. Потом у меня цель есть петь в Мариинском театре. Я бы не хотела дойти до такого момента, когда все цели будут достигнуты. Ну потому что иначе скучно жить.

Я надеюсь, что можно будет работать в одном из театров столичных городов. И чтобы это было платформой для того, чтобы тебя заметили и приглашали в другие театры мира. Хотя думаю, что это будет достаточно сложно. Уже одно только, что надо будет выучить целый оперный клавир на 300–400 страниц.

Сейчас я не рассматриваю какую-то профессию за пределами музыки, но определилась, только когда поступила в училище. Очень металась, сдавала шесть экзаменов ЕГЭ, потому что я не знала, куда я хочу. Думала идти на искусствоведа, журналиста — что-то такое гуманитарное. Но я подумала, что я буду делать, если я отрежу от себя музыку. Я поняла, что это буду не я. Я поняла, что я тогда потеряю свою индивидуальность.

На самом деле в школе у меня было огромное количество интересов, но когда я поступила, они так сфокусировались на музыку. Сейчас почти всё свободное время, да и даже уже несвободное оно считается, потому что я всё время уделяю музыке. Музыке, а еще книгам, фильмам.

Это помогает и в музыке, потому что это помогает понять характер произведения, понять героя, которого ты должен донести зрителям. Конечно, опыт этих чувств черпается из книг, фильмов, просмотра тех же опер, потому что оттуда тоже можно это черпать. Я очень часто гуляю с книгой по улице. Иду и читаю, правда, на меня все смотрят, как на дурочку. Джоан Харрис, «Шоколад» читаю. Иногда с друзьями гуляю. Но книг больше. Не может быть столько друзей, сколько книг.

«Большой» — это первый зарубежный фестиваль, на который я поехала. На самом деле, он кардинально отличается от всего, где я была. Здесь больше акцент на фестивальную часть, взаимодействие музыкантов, обмен опытом, качественной музыкой. Соревнование — это как часть, но не самая главная. Здесь столько всего интересного, помимо конкурсов, столько концертов профессиональных музыкантов, на которых стоит обязательно равняться, черпать. Брать от этого всё, что можно.

Все, наверное, думают, что победят. На подкорке, конечно, эта мысль зиждется. Но я спокойно отнесусь и к тому, и к другому. Хотя к победе я, наверное, не очень спокойно отнесусь, но не к победе вполне себе спокойно. Потому что это счастье, что мне дали уже выступить перед такими членами жюри, на этой сцене, в этом месте.

Полина завоевала бронзовую матрешку в старшей группе конкурсантов фестиваля «Большой».

Отбор на конкурс «Большой» проходил по интернету. Музыканты загружали видео с выступлением на Youtube, и его отсматривало жюри. Пианист Юрий Розум вместе с коллегами так посмотрели 125 видеозаявок, которые в общей сложности длились больше 20 часов.
— Прослушивания открытого у нас не было. Конечно, [видео] это не стопроцентная гарантия, что что-то будет, но ведь конкурс тоже не стопроцентная гарантия, — сказал Юрий Розум iz.ru. — Бывает так, что очень талантливый человек стушуется и не покажет свои 100%. А некоторые наоборот — адреналин выходит наружу, и человек играет лучше, чем в спокойной обстановке. Хотя этот конкурс, в принципе, спокойней, чем другие, где сидит большое строгое жюри, где есть очень строгая программа, требования. В принципе, здесь атмосфера более фестивальная. Дети ходят не такие зажатые, хотя всё равно трясутся. Но все мы через это проходили, все тряслись.

Григорий, 17 лет, виолончель, Томск

«Я очень не хочу зазнаваться, как-то выделяться»

Честно говоря, всё это с музыкой получилось несколько спонтанно, если прийти к окончательному итогу. В первом классе я ходил просто на уроки музыки, как и все ученики. Там меня заметила преподавательница и предложила походить к ней на вокал отдельно. Я походил. Восемь лет занимался вокалом.

Потом пришел в музыкальную школу, хотел ее закончить очень быстро, особенно не напрягаясь. Подумал, что если пойду на гитару, получится всё просто и быстро. На вахте спросил: «Где можно записаться на гитару?». А мне отвечает преподаватель по виолончели: «А на виолончель не хотите?» Я вообще не знал о существовании такого инструмента. Мне стало интересно, я пошел в класс к ней, мне 12 лет было.

Меня посадили за инструмент, мне стало интересно, и я стал ходить на виолончель. В музыкалке я отучился четыре года. Потом преподаватель предложила поступать в музыкальный колледж. Но, честно говоря, я даже на тот момент не думал этим серьезно заниматься. Когда я поступил и увидел ребят, которые там учатся — они все часами могут заниматься, все учатся хорошо, и им это нравится — я как-то тоже во всю эту атмосферу, суету погрузился, мне стало это интересно. И как-то я полюбил это тоже. Стал больше заниматься даже вне специальности, ходить на пары, учиться без троек.

Музыка — это то, чему я посвящу свою жизнь. Это пришло уже на первом курсе, в 15 лет. Но я учился у педагога не очень хорошего, и я не знал, что может быть лучше, пока не перешел на втором курсе к другому. Мне казалось до этого, что всё будет просто. Когда я поступил к другому педагогу, я понял, что если бы я продолжил обучение у того, я бы вряд ли куда-то поступил дальше. А так бы я хотел поступить в консерваторию дальше, думаю, что в Новосибирск.

Питер, Москва — это очень большой темп жизни, слишком большие города и, кажется, я бы затух в конце. Мне кажется, что я бы даже долго не продержался. В принципе, я энергичный человек, а не какой-то там пассивный, но мне кажется, что всё-таки город бы меня задавил. Зная себя, мне кажется, что мне было бы тяжело. Может быть, Екатеринбург или Уфа. Там, говорят, филармония неплохая.

Из всего класса в обычной школе меня всегда как-то выделяли, даже посмеивались иногда. Когда я еще учился в музыкалке, я как-то на Новый год играл свою программу, каждый что-то приносил, кто-то песни пел, кто-то еще, и никто, конечно, не понимал моего выступления. Даже сейчас, когда я встречаюсь с друзьями из класса, они подшучивают. Не обидно, конечно, но понятное дело, что они не понимают этого.

И в колледже меня всегда выделяли как струнника. Мне было немножко неприятно перед моими сверстниками, ребятами, потому что некоторых из них не так выделяли. А меня как-то выделяли даже не в музыке, а на других предметах тоже. Если что-то займу, я продолжу в том же духе заниматься, главное не зазнаваться, я очень не хочу зазнаваться, как-то выделяться. Но, если честно, я свои силы оцениваю. Можно было бы посоперничать, мне кажется.

А если не займу, я не сильно расстроюсь, потому что сама возможность поехать сюда, отдохнуть, такая красота — это само по себе здорово.

Вообще это мой первый рывок, что ли. Я до этого в подобных мероприятиях не участвовал, и конкурсы были не такого уровня. Я, конечно, не могу сказать, что и здесь конкурс какого-то уровня такого прям высокого. Но это такое для меня новаторство. Я впервые что-то подобное делаю.

Я бы хотел побольше участвовать в конкурсах, общаться с людьми, узнавать что-то новое, узнавать, где как учатся, где как учат. Пока я ставлю себе цели пониже. К большим пока я не знаю, как к этому прийти. Вообще мне бы хотелось заниматься преподавательской деятельностью, это интересно, мне кажется. И это очень благородная профессия — передать кому-то свои знания, если они есть.

Сейчас, если бы я не поехал на конкурс, я бы наверняка продолжил бы заниматься на инструменте. А вечером проводил бы время с друзьями из колледжа. Иногда любим в баскетбол поиграть. А так могу себе вечерком позволить что-нибудь почитать. Я читаю зарубежную классику, романы в основном. Вот, Эрих Мария Ремарк «Три товарища».

Всего в двух возрастных категориях 13–17 лет и 18–25 лет на фестивале выступили 60 человек. Соперниками и соперницами россиян стали музыканты из Сербии и Республики Сербской. В планах у Эмира Кустурицы расширить географию участников фестиваля русской музыки.
— Как мы делали Кустендорф [кинофестиваль, который проходит в Дрвенграде]. Это надо, чтобы это был интернационализированный фестиваль русской музыки, — сказал режиссер на пресс-конференции. — Потому что ваши композиторы [их произведения исполняют] в Германии, Франции, Австрии. Почему нет французский, почему нет Венгрии? Надо быть интернациональным. Провинциальность всегда это будет старая Югославия. Старая Югославия — почему нет? Но надо быть интернациональный.

Злата, 14 лет, фортепиано, Ноябрьск

«С одной стороны, хорошо, что есть много профессий, но если бы как-то более четко определить могли бы мне, это было бы замечательно»

Я сама меломан. Я обожаю очень слушать «Кампанеллу» Листа. Монеточка мне очень нравится, Гречка — прекрасно. Может, что-то из рока, Skillet – прекрасно, обожаю. Монеточка — мне так нравится, как она поет, настолько душевно. Меня очень редко задевает какая-то музыка новая, прям редко-редко. Вот она меня чем-то зацепила, какие-то ее ноты высокие, она берет их настолько душепроникновенно. И низкие. И всё настолько гармонично.

Музыкантов у нас очень мало. Все в классе закончили музыкалку, но не пошли дальше. Они не связывают, они не понимают, что то, что они слушают в ВК какие-то песни, то, что они слушают на улице, они не связывают это с тем, что они проходили в школе. Им, наверное, где-то не вложили, они где-то недопоняли.

Вообще из семьи никого музыкантов нет. У меня бабушка работала в школе искусств бухгалтером. И я там ходила раньше на эстетику. Там девочки играли на фортепиано. Мне так это понравилось.

Я же думала, я сразу так буду играть. Но нет, очень тяжело было сначала. Плакала, не получалось, надоедало. Представляете, ребенок, шесть лет, сидит эти полчаса. А я маленькая была — постоянно прыгать, бегать надо — 30 секунд это вообще максимум. На первые занятия и мама ходила, и тетя ходила. Но очень сложно было, и заставлять приходилось, слезы.

А так всегда. Прикат-откат. Бывает, что чувствуешь, вдохновляешься на каких-то фестивалях, а потом прям раз, и всё. Особенно в конце года — когда этот концертный сезон весной, очень много конкурсов друг за другом, и ты уже устаешь, и сил нет. А надо новую программу.

Я отличница в школе. Если у меня весной музыка, концертный сезон, меня к осени готовят к школе. Постоянно, на всех каникулах ты, как ишак, там пашешь. Но когда ты осенью вкладываешься, тебе потом эта школьная программа намного легче дается.

Стараюсь очень так хорошо вложиться в себя как в музыкальную сферу, так и в образовательную. Потому что я считаю, что очень важно быть образованным человеком. Невозможно понять серьезную музыку, если ты не имеешь определенный багаж знаний. Например, по литературе. Ты читаешь серьезное произведение, ты понимаешь, что чувствует герой, даже если ты не чувствовал этого сам. Даже история, география даже где-то пригождается всё равно.

Ну, в свободное время я гуляю с друзьями. Мы можем на футбольном поле постоять, с друзьями поговорить, можем побегать, там футбольный мяч есть, можем в волейбол поиграть. Я в футбол играть не умею, а они так. Можем по городу ходить обсуждать, что нам нравится, можем на какую детскую площадку пойти. На карусели. Торговых центров, как в Москве, у нас нет. Мы хотим. Тоже хотим ходить по магазинам, красивые вещи покупать. Мы тоже хотим есть мороженое, пить кофе. Хотя у нас есть кофейни, кофе мы тоже пьем.

Я еще не определилась, кем буду, мне очень трудно выбрать профессию, потому что меня кидает из одной сферы в другую. Сначала я могла быть диетологом, потом меня в юриспруденцию кинуло. Потом переводчик, потом дипломат, потом музыка. Волейболом еще я увлекаюсь. С одной стороны, хорошо, что есть много профессий, но если бы как-то более четко определить могли бы мне, это было бы замечательно.

Честно, я не думаю, что я одержу победу, потому что очень сложно. Я слышу, какой уровень. Нам постоянно перед всеми конкурсами желают получить первое место. А я не понимаю, ну, зачем-зачем. Действительно, бывает, не получается. А бывает, наверное, впечатление произвела, а мне не нравится. Мне вообще очень редко нравится, потому что я понимаю, что тут плохо получилось, тут плохо, тут надо доработать, сложно. Это бесконечная работа. Это прекрасно.

Есть и планы проводить осенью «эхо фестиваля» в Санкт-Петербурге, где будут выступать лучшие конкурсанты «Большого». Об этом журналистам сказал член правления «Газпром нефти» Александр Дыбаль.
— Почему нет, — прокомментировал его идею Эмир Кустурица.

Артем, 15 лет, кларнет, Мегион

«Чтобы человек мог хорошо и продуктивно заниматься, этот человек должен очень хорошо отдыхать»

В музыкальную школу привели мама с бабушкой. Мама у меня заслуженный учитель Российской Федерации, по психологии. Бабушка тоже — география, биология. Музыкантов в семье не было. Просто для разностороннего развития меня привели.

Мне было семь лет. Мне очень нравилась музыка, мне нравилось ее слушать. И мне предложили пойти на музыку, заняться каким-нибудь музыкальным инструментом. Я тогда совершенно не знал, какие они бывают, что это, с чем это едят. Предложили саксофон, джазовую музыку я очень любил. В семь лет я слушал Queen.

Экзамены я прошел хорошо, у меня слух очень хороший был уже тогда. И меня сразу зачислили к лучшему, как я впоследствии понял, учителю. И мы с ним по сей день занимаемся. Он сказал, давайте сначала на кларнет, если научится на нем, сможет играть на любом другом музыкальном инструменте. И мне до сих пор нравится.

Мне очень понравилось, когда я начал выступать на концертах и понял, что мои усилия окупаются. Я в городе выступал довольно много, допустим, на 40-летии нефтяников — 40-летии добычи нефти в регионе. Потом стал ездить не с концертами, а уже с конкурсами. В последнее время я в них очень часто участвую, по три–четыре у меня всегда в год.

Но и в школе у меня очень хороший учебный процесс. Девятый класс я с красным дипломом закончил, участвую в олимпиадах, по физике-математике в нашем городе проходил турнир МФТИ, у меня первое место. Дальше либо пойду на что-то связанное с программированием, либо пойду по стезе музыки. Пока ничто не перевешивает.

Если меня куда-то пригласят после конкурса, возможно, это повлияет на мой дальнейший выбор профессии. Менять обстановку очень интересно, потому что никогда не знаешь, что может случиться. Но в Мегионе есть интересные заведения. В других я не знаю, есть ли музыкальные школы такие. И у нас есть один замечательный специалист по программированию, благодаря которому я и занимаюсь им сейчас, поэтому я не знаю, буду ли уезжать.

Мы в городе гуляем с друзьями, ходим на каток — у нас есть замечательный крытый каток, где тренируется сборная команда по хоккею. Еще люблю играть в настольные, компьютерные игры. Родители мне не запрещают, потому что для того, чтобы человек мог хорошо и продуктивно заниматься, этот человек должен очень хорошо отдыхать. Если активно напрягаться без отдыха, это отразится как на психике, так и на физическом состоянии. Это мои мама и бабушка говорят.

Артем завоевал бронзовую матрешку в младшей группе конкурсантов фестиваля «Большой».

Деревня Древенград, где в шестой раз прошел фестиваль «Большой», была построена для съемок фильма Эмира Кустурицы «Жизнь как чудо» (2004) рядом со станцией узкоколейной железной дороги, которая когда-то соединяла Белград и Дубровник. На узкоколейке — теперь уже катающей туристов — до сих пор работает кондуктор, снявшийся в фильме. Кроме кинематографического «Кустендорфа» и музыкального «Большого», в деревне могут появиться театральный и литературный фестиваль, но пока о конкретных датах и участниках Эмир Кустурица говорить не готов.

Фото: Игнат Орбелиани

Автор: Игнат Орбелиани

Источник: iz.ru





войдите VkontakteYandex

Комментарии