Наш Куравлёв



Чем мне особенно нравится Леонид Вячеславович, так это, прежде всего – редкостно самоотверженной пахотой на ниве отечественного кинематографа. Свою конкретную делянку на этой ниве артист десятилетиями возделывает почти фанатично, до тяжёлого пота, не жалея ни душевных сил, ни времени, ни своего фирменного куража.

Роли им сыгранные куда как разные. От главных – Шура Балаганов, Хома Брут, Робинзон Крузо, Жорж Милославский, Афоня Борщов (кстати, в 2010 году в Ярославле была установлена скульптура героя Л. Куравлёва – слесаря Афони), братья-близнецы Кашкины – до самых крошечных, пятисекундных, как тот эндокринолог Хачикян в «Мимино». А, поди ж ты, все запоминающиеся. А сколькими предложениями самых разных режиссёров взыскательный Куравлёв пренебрёг за 56 лет службы в кино!

А вот несколько интересных, но малоизвестных фактов из кинематографической жизни моего героя. Роль вора-домушника Жоржа Милославского в знаменитой комедии Леонида Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию» досталась Куравлёву в жёсткой конкуренции с Андреем Мироновым. А вот в исполнении песни «Вдруг, как в сказке, скрипнула дверь...» ему пришлось уступить Валерию Золотухину. Хотя те немногие счастливчики, которые слышали исполнение этого шлягера Куравлёвым, убеждены: у него получилось бы не хуже.

В комедии Георгия Данелия «Афоня» на главную роль пробовался 21 актёр, включая Даниэля Ольбрыхского и Владимира Высоцкого. Почему победил Куравлёв, даже сам режиссёр до конца толком не понял. Говорит: «Есть у Лёни какой-то секрет». Очень даже может быть...

На сьемках фильма «Вий» Наталья Варлей потеряла равновесие в движущемся по кругу гробу и выпала из него. Молодую актрису каким-то чудом подхватил на руки Леонид Куравлёв и спас её как минимум от тяжёлой травмы. Варлей с тех пор везде говорит: «Лёня из тех людей, которые не задумываются об опасности и всегда готовы подставить своё плечо другому». Актриса, как говорится, права на все сто.

В кино Леонид Куравлёв дебютировал ещё студентом, сыграв небольшую роль матроса Камушкина в историко-революционном фильме Михаила Швейцера «Мичман Панин». А параллельно снялся в дипломной работе Шукшина «Из Лебяжьего сообщают».

Таким образом, именно Василий Макарович стал тем самым режиссёром, который, по сути, и открыл для нас, зрителей, Леонида Куравлева.

В 1961 году вместе с Шукшиным они снялись в знаменитой мелодраме «Когда деревья были большими», где главную роль блестяще исполнил Юрий Никулин. А ещё через пару лет вышли сразу две картины Шукшина, и обе с участием Леонида – «Живет такой парень» и «Ваш сын и брат». В первой, удивительно солнечной и жизнерадостной ленте Куравлёв сыграл, а точнее, истово прожил роль главного героя – Пашки Колокольникова – милого, доброго, но чуть простоватого парня, желающего помогать всем вокруг себя и побеждающего любые жизненные передряги врождённым, исконно народным юмором. Фильм этот до сих пор идёт по многим телеканалам с неизменным успехом и у современной молодой аудитории. А тогда, в начале шестидесятых, он произвёл настоящий фурор на экранах Советского Союза. Пикантная деталь – поначалу художественный совет воспринял в штыки Куравлёва-Колокольникова. Шукшину пришлось изрядно понервничать и повоевать за своего протеже. Чтобы хоть как-то смягчить несговорчивых чиновников, Василий Макарович посоветовал Лёне на пробах надавить на их жалость – слегка заикаться. Когда фильм вышел в прокат и стал быстро завоёвывать популярность, председатель того худсовета высокомерно заявил Шукшину: «Вот видите, прислушались в своё время к нашим советам, и даже природный недостаток молодого артиста – заикание – сумели использовать для картины в нужном русле».

Леонид Вячеславович всем свои естеством органически попадал в уникальную стилистику шукшинской философии, словно впечатывался в нее. Вполне естественно, что в следующем фильме «Печки-лавочки» роль Ивана Сергеевича Расторгуева Шукшин тщательно прописывал именно под Куравлёва. А тот взял и отказался от столь щедрого подарка. Мало того, ещё и заявил: «Извини, брат Вася, но я больше играть у тебя не буду...».

Это легко сказать – «не буду». А каково было тогда Василию Макаровичу? У него летел под откос выстраданный, утверждённый уже во всех инстанциях фильм с обоймой великолепных, тщательно подобранных актёров даже для эпизодов. Брешь главного героя пришлось затыкать самому Шукшину, поскольку Куравлёв был здесь просто незаменим. Ну да ладно, один фильм в авральном порядке спасти удалось, а как быть с дальнейшей, на годы вперёд спланированной работой? Между друзьями состоялся крутой разговор. «Да ты пойми, дурья башка, мы же с тобой в тандеме всё наше кино вверх тормашками поставим!» – убеждал Шукшин. Серьёзных контрдоводов у Куравлёва вроде не было. Зато у него уже вызрело твёрдое убеждение, сформированное не без помощи первого учителя по ВГИКу Бориса Владимировича Бибикова. А тот наставлял лучшего своего ученика: «Смотри, Лёня, в оба, внимательно смотри и соображай: если останешься в мощном силовом поле воздействия неистового Шукшина, то очень скоро заштампуешься в его замечательных, таких милых и бесподобных «чудиках». И уже все другие режиссёры будут воленс-ноленс приспосабливать тебя именно под такие роли. А твой потенциал, поверь мне, гораздо шире и объёмнее».

Шукшин был мудрым человеком, и резоны Куравлёва (который предложил Василию Макаровичу сыграть главную роль в "Печках-лавочках" самому), в конце концов, принял. Они остались друзьями.

Артист всегда придерживался своих твёрдых, почти железобетонных убеждений – что в работе, что в обычной жизни, что в идеологических воззрениях.

В так называемые застойные годы актёр никогда не демонстрировал из себя правоверного служителя тогдашней власти, хотя она его постоянно и довольно настойчиво, как умела советская власть, понуждала «поддерживать», «осуждать», «подписывать». Никогда и ни в чём он не шёл на сделку со своей совестью. Может быть, и поэтому звания народного артиста СССР его так и не удостоили, хотя, к полувековому юбилею у него для этого уже набралось многим более сотни киноролей. Та же Ада Роговцева годом позже вожделенное звание получила, поскольку 20 лет была секретарём парткома театра. А Куравлёв даже от профсоюзной работы всегда твёрдо уклонялся. Говорил: я настолько занят в кинопроцессе, что у меня нет времени на общественную работу. А выполнять её шаляй-валяй мне совесть не позволяет.

Потом уже, когда грянули так называемые перестройка и гласность, открылось, что семья Куравлёвых довольно серьёзно пострадала от советской власти.

Отец, Вячеслав Яковлевич, трудился на авиазаводе, а мать, Валентина Дмитриевна, работала обыкновенным парикмахером. И уж где она там, в чём и как досадила власти, но только женщину арестовали по анонимному доносу и выслали в посёлок Зашеек, Мурманской области, который располагался на берегу озера Имандра. Забрала она с собой и пятилетнего Лёньку. В городском архиве Кировска хранятся две личные карточки гражданки Куравлёвой, 1916 года рождения. Имея 5-классное образование, она работала в парикмахерской артели «Рассвет» мастером 3 разряда с февраля 1948 по июль 1951 года. В лицевом счёте по начислению зарплаты указано, что на попечении женщины находится один ребёнок...

Когда от заводского работяги Куравлёва в авральном порядке оторвали жену с ребёнком, мужик поначалу просто опешил, подумав, что это чья-то дурная, злая шутка, и со временем всё встанет на свои места. Однако шли недели, месяцы, годы, а родные ему души так и оставались для него недосягаемыми. (Проведать жену и сына высококвалифицированный слесарь военного предприятия не имел права из-за режима секретности). Когда же жена с сыном вернулись домой, стало ясно: главу семьи нужно обследовать обстоятельно. Так ещё в начале 60-х Куравлёв-старший из-за пережитого попал в психлечебницу. В больнице Вячеслав Яковлевич так и скончался на семидесятом году жизни...

Кстати, на роль личности вождя в сложнейшей нашей истории у Леонида Вячеславовича есть своё, и, доложу, не самое расхожее, мнение. Хотя ему и пришлось столкнуться в отрочестве и ранней юности со всеми «прелестями» того времени. Вообще мне даже трудно представить Леонида Вячеславовича на что-то жалующегося, сетующего, раздражённого и брюзжащего, типа того, что раньше, мол, и солнце светило ярче, и сметана была гуще.

И свои семейные дела он никогда ни с кем не обсуждает.

Просто Куравлёв – человек мудрый, с крепким нравственным стержнем, на который никоим образом не влияет «температура текущего момента».

И здесь мне вдруг вспомнилось 65-летие Аркадия Арканова, с которым Куравлёва связывали весьма дружеские отношения. Актёр вообще испытывает особые симпатии к людям из так называемого юмористического цеха.

Крепко дружил и с Юрием Никулиным ещё с тех пор, как они вместе сыграли в фильме «Когда деревья были большими». Как-то заметил, что никто, кроме Никулина, не уговорил бы его участвовать в телепередаче «Белый попугай». До сих пор «дружит домами» с писателем-сатириком Аркадием Ининым. Они даже женились в одно и то же время. Одновременно у них появились и дети: у первого – сын, у второго – дочь. Ровно через 15 лет супруги Инна и Нина принесли своим мужьям сыновей. Куравлёв назвал своего Василием в честь Шукшина.

Так вот, мы с Ининым приходим в заведение, где должно отмечаться торжество нашего старшего товарища и застаём там сразу двух распорядителей: Оганезова и Куравлёва. Первым делом я, естественно, предложил мужикам свою помощь и услышал от Леонида Вячеславовича: «Конечно, присоединяйтесь: втроём бить баклуши куда веселее будет». А надо признаться, я давно теребил приятелей и знакомцев насчёт того, чтобы они устроили мне «рандеву с Куравлёвым». Да только все отказывались: извини, братец, но с Лёней этот номер у тебя не пройдёт. И тут – такой замечательный случай. Разумеется, я понимал, что смешивать божий дар с яичницей негоже с кем бы то ни было, а с Куравлёвым особенно. В смысле времени и места для серьёзного разговора. Поэтому, как говорится, между делом, прибег к почти безобидной хитрости, предложив артисту следующий список: «Наталья Гундарева, Нонна Мордюкова, Владимир Конкин, Олег Меншиков, Георгий Данелия, Вячеслав Тихонов, Александр Солженицын, Леонид Куравлёв, Андрей Мягков, Жанна Прохоренко». «Как вы полагаете, Леонид Вячеславович, что объединяет этих известных деятелей культуры?» Актёр повертел мою записную книжку с перечисленными фамилиями, пожал плечами и честно признался: «Да хрен его знает». – «Между тем, это люди, чрезвычайно редко, некоторые вообще никогда не общающиеся с прессой. Причём мотивы и доводы всех их мне известны. Кроме, как вы понимаете, артиста Куравлёва. Чем вам насолил наш брат журналист?». – «Да ничем. Всё гораздо проще, чем вы себе представляете. Если бы я, предположим, служил в театре, то общение с пишущими людьми, скажем, с тем же Борисом Поюровским (известный журналист-критик) рассматривал бы для себя как благо. Вот что-то я сыграл не так, он бы мне подсказал, и я в следующем спектакле исправился. А в кино всякая критика бессмысленна. Что мы всей съёмочной группой во главе с режиссёром сотворили, как вместе плюнули в вечность, так тот плевок целлулоидная плёнка и зафиксировала. И какой смысл кулаками после драки размахивать? Вот говорят, что мой Курт Айсман из «Семнадцати мгновений весны» слишком уж «русским» получился. Очень даже может быть, хотя я лично так не считаю. Да только что-то изменить тут, в принципе, уже невозможно. Остаётся вашему брату что – полоскать бельишко моё ли, моих коллег по цеху, моих родных и близких. Но мне-то это зачем нужно? К каждому моему юбилею какой-нибудь телеканал обязательно предлагает сделать фильм обо мне. Отказываюсь. Мне ни к чему и эта суета сует. Да и фильмов-то добротных, содержательных, умных и доброжелательных у нас делать сегодня не умеют – одни слащавые панегирики штампуют. А я их терпеть не могу. Однажды сделал глупость: вместе с Вахтангом Кикабидзе снялся в рекламе циркониевых браслетов – деньги позарез были нужны. До сих пор с ужасом вспоминаю тот ролик.

Не хочу быть фоном для рекламы лапши, затычек и красок для волос. Пусть себе попса пиарится – ей без этого не жить. А я, смею надеяться, и без того народу своему не противен.

...Нина Васильевна и Леонид Вячеславович познакомились, когда Куравлеву было всего 16 лет. Случилось это на катке. А потом они встречались аж восемь лет. Поженились, когда жениху исполнилось 24, а невесте – 21. И с тех пор семья для актёра всегда была священной. Аркадий Арканов, у которого на семейном фронте случалось множество сладких побед и досадных поражений, рассказывал мне под настроение: «Многие полагают, что Лёня – под каблуком у Нины. Ещё бы, дама она суровая, властная, иняз с отличием окончила, безо всякой протекции доросла до директора школы. А мне бы, честное слово, хоть пару годков бы побыть под таким каблуком. Не поверишь, но они могут общаться друг с другом даже без слов. Ты не представляешь, какие заманчивые предложения Куравлёву поступали от его многотысячных поклонниц в пору расцвета его популярности. Хоть бы раз он изменил Нине – ни за что, кремень человек. И так полвека уже».

На 73-м году жизни Нина Васильевна ушла из жизни. Леонид Вячеславович практически перестал сниматься и появляться на людях. Всецело занялся внуками: Степаном, Фёдором и Григорием. А в марте 2014 года я совершенно случайно узнал, что Куравлёв подписал обращение большой группы деятелей культуры Российской Федерации в поддержку политики В.В. Путина на Украине и в Крыму. А говорил – вне политики...

Источник: www.stoletie.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.