«Мы последний оплот цивилизации: мир жив, пока жива Россия!»


«Мы последний оплот цивилизации: мир жив, пока жива Россия», — знаменитый российский актёр сделал громкое заявление. Об этом Народный артист России Дмитрий Певцов сказал в беседе перед дипломным спектаклем студентов 3 курса Института современного искусства 25 февраля — в спектакле «Недотепы» режиссера и своей жены Ольги Дроздовой он выступил в роли Астрова.

Пьеса — «рассказ о недотепах из пьес Антона Чехова “Три сестры”, “Чайка”, “Иванов” и “Дядя Ваня”».

Все эти пьесы, по мнению Певцова, об одном и том же — о неумении со-чувствовать, о «теплохладном» отношении к миру, что страшнее фанатизма и враждебности.

Фирс в «Вишневом саду» называет недотепами взрослых людей, которые на самом деле живут глупее малых детей.

Чехов показывает недотеп, которых мы частенько видим в жизни, а иногда сами таковыми являемся — кто-то недотепа в любви, кто-то в профессии, кто-то в понимании того, насколько он на самом деле счастлив…

А вообще все мы такие недотепистые — не понимаем, какие мы счастливые, живем в своем мирке и не раскрываемся, не умеем сорадоваться счастью ближнего, а это сложнее порой, чем даже помогать в горе. Антон Чехов потому и классик, что так точно и филигранно открывает человеческие отношения.

— У Вас играют и студенты, и маститые артисты — это новый подход?

— Этот подход к актерскому обучению совсем не новый, еще мхатовские «старики» выходили играть вместе со студийцами. Не первый раз мы играем на сцене вместе со студентами — и это для ребят важно. И как взгляд со стороны (наш студент, исполнитель той же роли, что и я, смотрит и запоминает), и как опыт сценического взаимодействия с опытным мастером.

Наш спектакль уникален, поскольку режиссер (Ольга Дроздова) не делает скидку на неопытность студентов и выстраивает для них сложнейшую партитуру, умудряется создать уникальные образы, в спектакле огромное количество ее режиссерских фантазий и ассоциаций. Рисунки ролей от репетиций часто меняются, для студентов это непросто, зато потом им будет легко работать с любым талантливым режиссером, — считает Певцов.

— Ребята приходят учиться к нам по разным причинам: часть расположены к этой профессии и точно станут актерами, часть хочет просто успеха, который на самом деле малоценен и равен популярности, а часть просто потому, что надо же где-то учиться.

Но не все знают, что подавляющее большинство артистов никому не известно. Незабываемый Евгений Леонов как-то сказал своему студенту: «Вот представь, ты выучился, стал артистом и уехал в самый маленький город в самый маленький театр, и ты играешь самые маленькие роли и никто тебя никогда не узнает. Вот если ты все еще хочешь стать артистом — иди!»

— В театре сейчас много авангарда, не всегда оправданного. Как исправить ситуацию и спасти настоящее искусство?

— То, что сегодня даже классику пытаются сыграть как-то «модерново», шиворот-навыворот, сзаду-наперед — отчасти это происходит потому, что нечего сказать режиссеру. Понимаете, эти «художники» в кавычках занимаются не автором, а своими комплексами, нетрадиционными сексуальными статусами, занимаются собой, а не автором и содержанием пьесы, — говорит Дмитрий Певцов. — Как сделать нам, чтобы люди смотрели не «Дом-2» и не «потные» малаховские передачи?

Надо культивировать то, что несет добро, любовь, веру, радость, надежду. Как это сделать? Нужна цензура — художественная цензура на ВСЁ, что касается массового зрителя — кино, театра, выставок, живописи, ТВ, в первую очередь.

В этой комиссии могут быть представители культурного сообщества, искусствоведы, правоведы и обязательно представители основных церковных конфессий, — считает Певцов. — и таким триумвиратом они решат, что важно и нужно людям. Как обезопасить неокрепшие души от масс-культа.

По мнению Дмитрия Певцова, государство просто обязано контролировать то, на что оно выделяет деньги. Ведь даже такая тема, как победа в Великой Отечественной войне для некоторых стала темой для боевичков, скроенных по американским лекалам, это совсем не то, что несли нам «Они сражались за Родину» или «Освобождение», «Проверки на дорогах». А тем, кому такой контроль не нравится — не давать денег и грантов.

— Что делать в такой ситуации родителям, желающим детям добра?

— Вести их в воскресную школу при храме, отдавать в спорт. Искать учителей. Учителей — от того самого ПЕРВОГО имени Иисуса — Учитель. Ведь так его звали изначально. Найти хорошего учителя — это счастье. Я вот на всю жизнь запомнил двух своих школьных учителей. И конечно, родители детям должны показывать личный пример — ничто так не воспитывает, никакие нотации.

Нам нужна культурная политика в прямом соприкосновении с идеологией, идеологией, в том числе, и христианской, верующих людей. Ведь мы выиграли огромное количество войн, понесли огромное количество потерь, у нас святых больше чем в любой стране мира.

Я так скажу — Россия это последний оплот цивилизации, человечество еще существует только потому, что есть Россия. Господь все бы уже порушил без нас.

И знаете — нам надо иначе смотреть на свою жизнь. Если все свои помыслы, желания, устремления направить не на то, чего у нас нет, а на то, что есть — жизнь будет восприниматься по-другому, мы будем ее ценить. А чтобы понять, что у нас есть — надо чаще помогать тем, кому хуже, чем нам — бомжам, детям, которым жить отведено пару месяцев всего, родителям, которые с детства привязаны к детям-инвалидам.

Я сужу по себе — мне, наверное, это полезнее даже, чем самим детям, которым я помогаю. Словно жизнь опрокидывает тебя и дает понять, сколько тебе дано на самом деле.

Алена Август

Источник: rusvesna.su