«Любовь к театру надо прививать с детства»



Народный артист России Сергей Безруков — о воспитании новых поколений публики, финансировании региональных коллективов и спецэффектах на сцене.

С 22 по 31 мая в Москве и Московской области пройдет летний фестиваль губернских театров «Фабрика Станиславского», организованный худруком Московского губернского театра Сергеем Безруковым. В преддверии смотра корреспондент «Известий» встретилась с народным артистом.

— Сергей Витальевич, в прошлом году в программе фестиваля были представлены спектакли Юрия Бутусова и Никиты Гриншпуна. Кем порадуете зрителей на этот раз? 

— В этом году программа будет не менее интересной. Свои спектакли покажут Николай Коляда и Григорий Козлов. Их постановки — стопроцентное попадание в традиции русского психологического театра. 

В нашей стране огромное количество «губерний», на фестивале будут представлены театры из Новосибирска, Челябинска, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Нижнего Новгорода и Москвы. Еще к нам приедет множество студентов из Казани, Уфы, Нижнего Новгорода, Ярославля, Москвы и Подмосковья, ведь программа состоит не только из показов, но и из мастер-классов, творческих встреч и лекций.

Художественный руководитель Московского Губернского театра, актер Сергей Безруков. Фото: ИЗВЕСТИЯ/Артем Коротаев

— Заботитесь о преемственности поколений и хотите передать молодежи принципы Константина Станиславского?

— Многое из того, что сегодня демонстрируется в столичных и региональных российских театрах — это уже скорее направления европейского театра. Меня это беспокоит.

Станиславский учил, что самое главное — жизнь человеческого духа на сцене. Раневская говорила: «Я не играю, я живу на сцене». Мне бы очень хотелось, чтобы артисты не забывали об этом. Нужно жить на сцене, тратиться, проживать судьбу своего героя по-настоящему. Настолько, что, если бы в зале находился Константин Сергеевич, он непременно сказал бы тебе: «Верю». Его Величество артист всегда был и остается главным на сцене. А все, что проповедовал Станиславский, для меня как мхатовца безусловно, база, фундамент.

— В августе будет 80-летняя годовщина смерти Станиславского. Появились ли у русского театра за это время личности столь же масштабные?

— Надо отдать должное: русский театр славится потрясающими именами и постановщиков, и педагогов. Недавно мы потеряли моего мастера Олега Павловича Табакова, который был большим режиссером, педагогом, личностью. Невозможно забыть БДТ с Товстоноговым, «Современник» Ефремова и «Таганку» с Любимовым — его парадоксальный подход и образное мышление. Главное, чтобы эстафета, начатая людьми, которых мы называем цветом российского театра, не закончилась. Чтобы ее было кому перехватить. 

Мы должны чтить и продолжать традиции, которые были заложены этими великими людьми. Да, мы можем экспериментировать. Я и сам сторонник экспериментов, но не нужно забывать свои корни и традиции русского психологического театра. В Губернском театре артисты играют в самых различных формах. У нас ставятся рок-оперы, даже кукольные спектакли. Но я требую от актеров играть в детских спектаклях так же хорошо, как и в постановках для взрослых. Считаю, что традициям русского психологического театра можно следовать и в детских спектаклях тоже.

— В репертуаре Губернского театра появляется все больше постановок для юного зрителя. Почему вы стали уделять этому направлению такое внимание?

— Мы отнюдь не превратились в ТЮЗ, просто мы воспитываем своего зрителя. Я уверен, что любовь к театру надо прививать с детства. Многие наши зрители еще совсем маленькие. На музыкальную сказку «Про трех отважных поросят» (мы ее называем «мюзикл-хрюзикл») приходят малыши, которым годик, два годика. Но постепенно они вырастут, и не заметишь, как они придут на спектакли с категорией 16+, 18+.

Театр — может быть, самый доступный вид искусства. В кино не так много детских сеансов. Я считаю, что в каждом драматическом театре должны появиться постановки для самых маленьких. Безусловно, такое количество детских спектаклей, которое есть у нас, может себе позволить не каждая труппа. Но я убежден, что их должно быть много. 

— А как сами артисты реагируют на участие в постановках для детей?

— А как они могут реагировать? Артист должен играть в разных жанрах, в том числе и в детских спектаклях. В них у меня занята большая часть труппы, порой даже звезды. Я не делаю разницы, для меня в этом смысле все равны. В этом нет ничего зазорного, я и сам участвую в таких постановках. 

— Вашу дочь Машу водите смотреть детские спектакли в Губернском?

— Она и взрослые спектакли смотрит на репетициях (улыбается). Я вижу, как мой ребенок тянется к театру. Проходя мимо нашего здания, она говорит мне: «Идем на мюзикл-хрюзикл!». Маше 1 год 9 месяцев, она уже вовсю повторяет слова, и ей очень хочется снова увидеть на сцене волка, которого играет наш Степа Куликов. 

Еще она с удовольствием смотрела «Маленького принца», в котором очень много музыки, французской классики. Внимания таких малышей обычно хватает на 10–15 минут максимум, но Маша просмотрела весь спектакль.

Художественный руководитель Московского Губернского театра Сергей Безруков (в центре) и актеры театра во время сбора труппы в преддверии открытия нового театрального сезона. Фото: РИА Новости/Рамиль Ситдиков

— В новом составе правительства вице-премьер Ольга Голодец снова будет курировать культуру. Чего вы ждете от этого назначения?

— Хотелось бы, чтобы было обращено особое внимание на проблему восстановления детских театров в стране. Театры малых городов сегодня чрезвычайно нуждаются в поддержке. ТЮЗы должны восстать из руин — в некоторых случаях буквально. До слез бывает обидно, когда и зал не такой удобный, и кресла хорошо бы поменять, и фойе почистить, и ремонт сделать. Ведь для маленького человека сказка, в которую он попадает, начинается с порога театра. А еще лучше — с фасада. Уже подходя к театру, ребенок должен быть заворожен этой магией.

В регионах не хватает средств. За провозглашенное «Десятилетие детства» (государственный проект, стартовавший в 2018 году. — «Известия») нужно не только восстановить все театры, но, может быть, даже открыть новые.

И, безусловно, по-настоящему хорошими должны быть постановки. В них надо использовать новейшие технологии, ведь для ребенка самое главное — яркое впечатление. Многие дети играют в компьютерные игры, привыкают к спецэффектам, без этого никуда. 

— Считаете, что детскому театру нужна компьютеризация?

— Думаю, это неплохо. Мы создаем иллюзию на сцене, и чем она будет реальнее, тем лучше. Если для этого требуется специальный экран, который создает объемное изображение, и есть возможность его использовать — прекрасно. Но, повторюсь: несмотря на все технологии, главным остается жизнь человеческого духа на сцене.

— Как обстоят дела с финансированием проекта «Театры — детям», который вы курируете?

— «Единая Россия» инициировала два проекта: «Театры малых городов» и «Театры – детям». Мы с Женей Мироновым взяли их на себя и объединили. Благодаря поддержке президента проекты стали очень солидными по финансированию. Надеюсь, что и региональные власти пойдут нам навстречу, ведь наличие необходимого оснащения сможет способствовать возникновению масштабных и ярких постановок. 

— Каким должен быть репертуар в детских театрах?

— Я убежден, что акцент стоит делать на классику, чтобы создать у детей интерес к школьной программе. В ней масса произведений, которые можно и нужно визуализировать для лучшего усвоения. Одна только «Капитанская дочка» чего стоит. 

Чем больше классики будут играть на сцене, тем больше подрастающее поколение будет ей увлекаться. К тому же, постановка произведений школьной программы гарантирует заполняемость зала. Это не спектакли-однодневки и даже не спектакли одного театрального сезона. Школьники меняются каждый год, поэтому на смену одним зрителям будут приходить новые. Это может быть хорошим взаимодействием театров и школ в регионах. 

Художественный руководитель Московского Губернского театра, актер Сергей Безруков. Фото: ИЗВЕСТИЯ/Артем Коротаев

— Недавно были назначены новые художественные руководители МХТ им. А.П. Чехова и «Табакерки». Ваш учитель Олег Павлович Табаков делился с вами мыслями о том, кого бы он хотел видеть в качестве преемников?

— Нет, Олег Павлович не посвящал меня. Для всех было загадкой, кто же подхватит эти театры, кто подставит плечо… 

— Как думаете, сумеет ли Сергей Женовач сохранить тот особый дух, который существовал в Художественном театре при Табакове?

— МХАТ имеет глубокие традиции, которые образовались еще до Олега Павловича Табакова, пришедшего после Олега Николаевича Ефремова… Я надеюсь, что традиции будут продолжены, это та самая эстафета, которую обязательно нужно подхватить. Самое главное — понимать, что на этой сцене когда-то играли великие мастера, рождались великие произведения, формировалось учение Станиславского... Все это МХАТ. 

Назначение Сергея Васильевича Женовача мне кажется абсолютно точным. У него есть вкус — точнее не скажешь, в его постановках видны традиции русского психологического театра, чем всегда славился МХАТ. Самое главное — не утратить этого, иначе его надо будет переименовывать.

— Вы сами не мечтали возглавить МХТ?

— Я возглавляю Московский Губернский театр. Кто-то однажды пустил утку по поводу моего назначения в Большой драматический театр. Все были в шоке! Если бы вы видели моих артистов в Губернском театре, которые с такой болью и обидой смотрели на меня. Мне пришлось их собрать и объяснить, что не надо верить написанному на заборе (смеется)

Что будет дальше? Как повернется судьба? Я не знаю. Надо жить сегодняшним днем. Когда занимаешься театром, его будущее надо строить сейчас. Тем, как ты выстроишь театр, даже если тебя в нем потом не будет, ты задаешь тот самый вектор развития. Проложил рельсы — и вперед.

— Еще в начале своей актерской карьеры вы сказали: «Спасение России в любви, доброте, терпимости и самосознании». Сегодня эта фраза остается актуальной?

— Я думаю, что эти слова были справедливы как тогда, так и сегодня. Наверное, так думает каждый, равно как и каждый из нас хочет мира. Вряд ли кому-то захочется поменять свою одежду на погоны и военную форму и пойти воевать. Все хотят заниматься своим любимым делом, растить детей...

Кто бы мог представить, что мир снова окажется на пороге нового Карибского кризиса из-за сирийского вопроса? Столько уроков уже давала история, но жизнь все равно ничему не учит. Это опасно и страшно. Поколения меняются, и следующее поколение уже не помнит ошибок предыдущего и наступает на те же самые грабли. Возможно, так устроен человек: дети всегда повторяют ошибки взрослых — сколько их ни обучай, они всё равно сунут руку в огонь и обожгутся. И бесполезно говорить, что это очень больно и страшно — чтобы это запомнить, ребенку сначала нужно обжечься.

Не хотелось бы, чтобы нынешнее поколение узнало, что такое война. Вооружения сегодня слишком серьезные, чтобы играть в эти игры. Если бы у нас было только холодное оружие, встретились бы мы на поле ратном и вперед в драку. А с теми видами оружия, которыми располагают сейчас страны мира, — не приведи Господи. Не дай Бог, чтобы мы исчезли как очередная цивилизация…

Наталья Васильева

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Артем Коротаев

Источник: iz.ru





войдите VkontakteYandex

Комментарии