Культура: дитя без глазу


Международный песенный конкурс «Евровидение» не имеет отношения к культуре и в целом является «очень средним», Министерство культуры не должно вмешиваться. Об этом заявила на минувшей неделе министр культуры РФ Ольга Любимова на заседании Комитета Госдумы по культуре.

«Министерство культуры, – считает она, – не должно принимать участия в "Евровидении". <...> Я вообще не считаю, что качество этого конкурса заставляет беспокоиться нас и тем более профильный комитет [Госдумы], который занимается культурой. Он вообще к культуре никакого отношения не имеет изначально и не имел никогда, даже в 60-е [годы]. Очень средний конкурс, совершенно не востребованный даже в Европе», – сказала Любимова. Министр призналась, что вообще не следила за отбором представителя России на конкурсе.

«Я дома бываю очень поздно и не могу даже с уверенностью сказать, что знаю результаты "Евровидения"», – призналась глава культурного ведомства.

Так министр отреагировала на бурный скандал, который вспыхнул вокруг решения Первого канала отправить на «Евровидение», которое пройдет с 18 по 22 мая в Роттердаме певицу таджикского происхождения Манижу с песней «Русская женщина», откровенно признавшись, что она за этим «не следит». Но ведь в России отобранную песню подвергли ожесточенной критике, назвали ее «оскорблением русских женщин», о чем уже писало «Столетие». СК РФ получил заявление с требованием проверить композицию певицы «Russian Woman» на предмет разжигания межнациональной розни. Против участия исполнительницы в конкурсе решительно выступил Союз православных женщин. В организации заметили, что номер артистки грубо унижает и оскорбляет достоинство русских женщин.

Скандал вокруг песни – в центре общественного внимания, а песенное творчество и сам конкурс «Евровидения», несмотря на его сомнительное качество, привлек в России огромное внимание. У нас его смотрят миллионы, и появившаяся там под флагом нашей страны песня оказывает влияние на отношение к нам в других странах.

Заявление министра, ведающего культурой, о том, что ее министерство не должно на все это реагировать, потому что, дескать, конкурс не является явлением культуры, выглядит весьма странно. Как это? Песенный конкурс – не явление культуры?! Может такое быть? Другое дело, какой культуры?

Да, не все песни на конкурсе одного уровня, очень часто победителя определяют по далеким от искусства критериям, состязание в последние годы явно деградирует, но этот конкурс смотрят во всем мире миллионы и отстранятся от того, какая песня там будет представлять Россию, если уж мы в «Евровидении» все-таки участвуем, невозможно. Ведь он, хотим мы этого или не хотим, формирует образ России в мире, разве не этим призвано заниматься министерство культуры? Почему оно с демонстративно безразличным видом относится к этому, а его глава с некоей даже бравадой заявляет, что ей это не интересно. Ей безразлично, как выглядит наша страна на международной арене?

И еще. Вызвавшую возмущение россиян песню для международного конкурса выбрал Первый канал, а разве он не является государственным? Почему его руководство наплевательски относится к мнению народа и никак не реагирует на волну возмущения в стране против его странного выбора? Разве Первый канал – частная лавочка? Получается, и от контроля за государственным телевидением, оказывающимогромное влияние на людей, министерство тоже отстраняется? Но тогда чем же оно вообще занимается?

Странную позицию по поводу этого скандала занял, судя по всему, и Комитет Госдумы по культуре. Первый заместитель председателя Комитета Елена Драпеко в беседе с «Москвой 24» заявила, что России нужно вообще отказаться от участия в «Евровидении».

«Считаю, что "Евровидение" – это формат, в котором мы не должны принимать участие. Во-первых, оно политизировано. Во-вторых, после победы "бородатой девушки" конкурс "Евровидение" стал антикультурным мероприятием», – сказала Драпеко. Но тут же добавила: «При этом я желаю всяческих побед певице, которая поедет от нас туда выступать. Буду за нее переживать».

Как так? Общественность негодует, люди возмущены выбором русофобской песни, а депутат Госдумы желает этой песне победы и не возражает, чтобы она на международном конкурсе прозвучала от имени России и даже готовится за нее переживать?

Удивление вызывает не только столь странная позиция наших ведомств, занимающихся культурой в России, по отношению к скандалу с русофобской песней Манижи, но и их отношение к целому ряду других событий в этой сфере, вызвавших возмущение общественности. Непонятно, например, почему Министерство культуры и Комитет по культуре Госдумы не реагирует на бурю возмущения, которая поднялась сегодня в связи с выставкой бывшей скандальной чиновницы Министерства обороны Евгении Васильевой в стенах классического музея при государственной Академии художеств в Петербурге? Ведь против этого резко выступил не только ректор Академии, но и ее студенты-художники, назвавшиеэкспозицию «издевательством над искусством» и уже проводящие пикеты у здания.

Также культурные власти никак не отреагировали на другой скандал в Петербурге, когда в Государственном «Эрмитаже» была устроена не так давно скандальная выставка бельгийского художника Яна Фабра и среди классических скульптур этого храма искусств были развешены чучела дохлых собак и птиц? Или они считают, что такие отвратительные образцы западного постмодернизма должно активно внедряться в нашей стране, вопреки национальным культурным ценностям России? Что для такой разлагающей пропаганды чуждого нам псевдоискусства должны предоставляться площадки крупнейших государственных музеев?

А почему чиновники и депутаты при культуре никак не отреагировали на то, как в другом государственном учреждении – Русском музее в Петербурге на государственные средства было не так давно приобретено такое «произведение», как резиновый унитаз, создание некоего Владимира Козина. Напомним, что узнав об этом, сам автор удивился, с сарказмом объявив: «Друзья, в это трудно поверить, но мой резиновый …льник все же купил Русский музей!».

А наши культрегеры и ухом не повели? Или они тоже считает, что именно на такие «творения» должны идти бюджетные деньги? А как отреагировали они, когда в стенах Государственной Третьяковской галереи в Москве появилась недавно картина, изображающая чеченских боевиков-террористов «на отдыхе»?

Увы, но власти, ведающие у нас культурой, на все эти скандалы внимания давно не обращают. Ну, понятно, «Евровидение» – оно проводится все-таки за границей, но почему их не интересует даже то, что происходит у себя дома, в России?

Так что же происходит? Да, в нашей стране нет цензуры, у нас полная свобода творчества. Но ведь должна же быть государственная политика в области культуры, которая определяется, в том числе и Стратегией национальной безопасности. И это – прямая функция и Министерства культуры, и Комитета по культуре Госдумы. Почему они ведут себя так пассивно?

С тревогой о явных провалах в нашей культурной политике говорил на днях известный кинорежиссер, директор «Мосфильма» Карен Шахназаров в программе Владимира Соловьева на телеканале «Россия-1». «У России сегодня нет культурного суверенитета», – с горечью сказал он, имея в виду культурную экспансию Запада. В доказательство режиссер привел тот факт, что около 80% идущих у нас фильмов – американские.

«Весь эфир заполнен американскими картинами, почему? Это ненормально, Россия должна защищать свою культуру. Во Франции это ограничивают, а у нас?», – возмущался Шахназаров, указав, что этими проблемами должен уже заняться Совет национальной безопасности.

Николай Петров

Источник: www.stoletie.ru