Какова судьба уготована ведущему военному музею России?


Сегодня на самом высоком уровне в нашей стране много говорят о необходимости патриотического воспитания подрастающего поколения, об актуальности борьбы с фальсификацией военной истории. Однако реальные действия самых высокопоставленных чиновников в оборонном ведомстве страны дают основания серьёзно усомниться в искренности их громогласных заявлений.

Основными хранителями воинских реликвий – подлинных вещественных и документальных свидетельств важнейших событий отечественной военной истории всегда были военные музеи: и войсковые, и центральные. Причём военачальники и Императорской, и Красной, и Советской армий неизменно относились к хранению воинских реликвий исключительно бережно, даже можно сказать трепетно.

Первый в истории общероссийский военный музей, который ныне широко известен и в стране, и в мире как Центральный музей Вооружённых Сил Российской Федерации, был создан более века назад, в годы Гражданской войны – 23 декабря 1919 года, по решению Реввоенсовета Республики. За время своего существования его сотрудники сумели собрать поистине уникальную коллекцию музейных предметов – вещественных свидетельств военной истории Отечества, численность которых сегодня приближается к миллиону единиц хранения. Они не раз, порой с риском для жизни выезжали туда, где творилась история страны. Так было в годы Великой Отечественной войны, когда на фронт, непосредственно в действующую армию, для сбора материалов выезжали представители музея, так было и в послевоенные годы, когда происходили какие-либо вооружённые конфликты или проходили крупные войсковые учения или маневры. За каждым предметом из коллекции музея стоит своя история, судьба конкретного человека: героическая, а порой трагичная.

Музей до недавнего времени постоянно был в центре внимания руководителей военного ведомства. По распоряжению министра обороны Маршала Советского Союза Г.К. Жукова известными в то время архитекторами было специально для музея спроектировано и построено новое здание, которое стало одним из лучших на тот момент образцов музейной архитектуры. При этом широко обсуждались и научная концепция экспозиции, и требования к зданию, учитывались мнения самых авторитетных учёных и специалистов того времени, а окончательные решения принимались на самом высоком уровне. Новое здание было торжественно открыто 8 мая 1965 года, в канун 20-летия Победы, в присутствии преемника Г.К. Жукова на посту министра обороны – Маршала Советского Союза Р.Я. Малиновского.

Причём место под строительство здания музея в Москве в районе площади Коммуны (ныне это площадь Суворова) изначально было выбрано руководством Министерства обороны СССР не случайно. Оно гармонично вместе со зданиями Центрального дома Советской Армии им. М.В. Фрунзе и Центрального театра Советской Армии, а впоследствии и Студии военных художников им. М.Б. Грекова, размещенными поблизости, вписалось в единый стройный комплекс центральных учреждений культуры Вооруженных Сил СССР.

Именно здание Центрального музея Вооружённых Сил СССР положило начало новой улице столицы, которая благодаря размещению на ней этого здания получила название – улица Советской Армии.

Благодаря усилиям и неизменному вниманию к музейному делу полководцев Победы и их преемников в Вооружённых Силах страны была создана довольно стройная музейная сеть, позволявшая сохранять память о подвигах воинов предшествующих поколений. В многочисленных войсковых музеях и комнатах боевой славы (полковых, дивизионных, корпусных, армейских, окружных), которые в конечном итоге были подотчётны ЦМВС РФ, были собраны интересные коллекции, включавшие музейные предметы, достойные быть представленными в центральных военных музеях.

Однако в результате в процессе «реформирования» Вооруженных Сил в 1990-е – 2000-е годы, когда сокращались многие прославленные войсковые части и соединения, а они почему-то уничтожались в первую очередь, в небытие уходили и десятилетиями собиравшиеся коллекции войсковых музеев, в которых хранились ценнейшие, уникальные материалы. В результате слияния и переподчинения видов и родов войск и перекраивания военных округов огромное количество уникальных исторических предметов было безвозвратно утрачено, а существовавшая система войсковых музеев разрушена. Так, при слиянии Московского и Ленинградского военных округов прекрасный музей МВО был ликвидирован, но представителям ЦМВС РФ дали возможность ознакомиться с его коллекцией и принять что-то в свои фонды лишь после того как были уволены все должностные лица сокращенного музея. Оставался лишь сторож, не нёсший никакой ответственности за целостность коллекции, которую пришлось принимать по факту. В результате выяснилось, что ряд орденов высоких военачальников, находившихся в коллекции, были заменены на муляжи, причем на довольно плохие. Не оказалось в наличии и многих других музейных предметов, числившихся по описи.

На сегодняшний день наиболее целостная музейная коллекция по отечественной военной истории находится в Центральном музее Вооруженных Сил Российской Федерации. Созданная здесь уникальная экспозиция, рассказывающая о развитии Вооруженных Сил Отечества начиная с первых полков регулярной армии до наших дней, получила высокую оценку и признанных российских специалистов музейного дела и зарубежных специалистов – участников конференции Международного комитета музеев и коллекций оружия и военной истории (ИКОМАМ), проходившей в 2014 году на базе ЦМВС РФ. Причем зарубежные коллеги особо отмечали, что экспозиция создана на основе подлинных исторических предметов.

Однако времена меняются, меняются и приоритеты высшего политического и военного руководства страны. Сначала из Москвы были удалены многие ведущие военные ВУЗы страны, теперь дошла очередь и до главного военного музея страны. Здание которого, за время своего существования стало широко известно не только в нашей стране, но и за рубежом и стало своеобразным брендом Центрального музея Вооруженных Сил Российской Федерации, его изображения ныне помещены практически во все справочные и энциклопедические издания.

По инициативе действующего главы военного ведомства в Подмосковье на огромных площадях, находящихся в ведении Министерства обороны, был образован Военно-патриотический парк культуры и отдыха Вооружённых Сил Российской Федерации "Патриот", где развернулось грандиозное строительство. По его задумке туда должны были переместиться все ведущие военные музеи со своими уникальными фондами. Одним из первых под удар попал Центральный музей Военно-воздушных сил со своей уникальной коллекцией подлинных летательных аппаратов, в том числе тех, аналогов которым в мире больше нет. Мнение специалистов о том, что передислокация музея неизбежно приведёт к физическому уничтожению уникальных образцов военной техники, на некоторое время приостановило процесс фактического разрушения исторических объектов, но вопрос до настоящего времени с повестки дня не снят.

Затем к 75-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне было начато строительство главного храма Вооружённых Сил Российской Федерации. О его соответствии канонам православного храма умолчу, хотя вопросов в этом отношении много, а вот на музейной составляющей остановлюсь подробнее.

Вначале создатели храма потребовали трофейную военную технику для её переплавки для использования металла в изготовлении ступеней здания. Объяснить, что все музейные предметы являются достоянием государства и находятся на особом учёте, было непросто. Затем встал вопрос о предоставлении для оформления храма Боевых Знамён наиболее отличившихся в годы войны войсковых частей и соединений. Сообщение о том, что на полотнищах знамён всех гвардейских частей и соединений советского периода обязательно есть изображение В.И. Ленина, ввело отцов церкви на некоторое время в ступор, которые после некоторого раздумья заявили, что развернут знамёна изображениями лика вождя к стенам.

Некоторым шоком для сотрудников музея стало размещение на прихрамовой территории километрового гранитного столба, стоявшего в годы войны на 41-м километре шоссе Москва-Ленинград, который много лет экспонировался в одном из залов ЦМВС РФ, с аннотацией, что он был найден именно при строительстве храма.

На прихрамовой территории был построен интерактивный музейный комплекс "Дорога памяти", вошедший вместе с храмом в состав Культурно-просветительного центра Вооруженных Сил Российской Федерации, ставшего ещё одним филиалом ЦМВС РФ. Для наполнения интерактивного комплекса, основу которого должны были составлять фотографии участников Великой Отечественной войны и сканированные изображения документов об их боевом пути, было решено дополнить их подлинными музейными предметами, входящими в Музейный фонд страны. Прямым распоряжением заместителя министра обороны исторические реликвии, без какой либо научной проработки как с какого-то склада изымались прямо из действующей экспозиции Центрального музея Вооруженных Сил Российской Федерации, разрушая целые экспозиционные комплексы, и направлялись в строящийся объект.

Как затем выяснилось, возводимые помещения абсолютно не были приспособлены к размещению музейных предметов ни по температурно-влажностному режиму, ни по обеспечению их учёта и сохранности, возникла реальная угроза их довольно быстрого физического уничтожения.

В результате, благая в целом идея размещения в возводимых зданиях доступных для любого посетителя интерактивных материалов о миллионах участников Великой Отечественной войны, усиленных современными спецэффектами, была непродуманными и несогласованными действиями, в том числе и больших руководителей Министерства обороны, и возникшей кадровой чехарде во вновь создаваемой структуре была фактически сведена к абсурду. Музейным работникам ЦМВС РФ пришлось буквально спасать от уничтожения многие уникальные музейные предметы, доставленные на строящийся объект волевым решением, без какой-либо продуманной и утверждённой научной концепции.

Затем стало известно, что министром обороны принято решение передислоцировать в Парк "Патриот" Центральный музей Вооруженных Сил Российской Федерации целиком, построив для его размещения специальное здание. По Интернету начали гулять варианты его проектов. Судя по рекламным роликам, предлагается создать огромное здание в форме пятиконечной звезды под культурно-развлекательный центр военно-патриотической направленности, оснащенный различными спецэффектами, который никак нельзя назвать музеем.

Без сомнения, подобные объекты тоже имеют право на существование, но не в качестве замены классического музея, а в качестве его дополнения. Миллионы отечественных и зарубежных почитателей военной истории стремятся увидеть классический военно-исторический музей. Для них важнее прикоснуться к подлинному историческому раритету, чем увидеть какое-то компьютерное изображение и услышать звуки выстрелов и разрывов снарядов. Без сомнения, подлинные предметы могут и должны быть усилены какими-либо современными техническими средствами, но никак не подавляться ими.

В этой связи следует обратить внимание на принципиальную разницу в подходе действующих руководителей военного ведомства к строительству нового здания под музей, от позиции их предшественников советского периода.

Если в 1950-е годы, когда решался вопрос о строительстве нового здания для музея, была проведена его тщательная и всесторонняя научная проработка. Специалисты определили потребную экспозиционную площадь нового здания, архитекторы внимательно изучили требования, предъявляемые к обеспечению сохранности музейных предметов, и лишь после этого приступили к проектным работам. Тематико-экспозиционные планы музейной экспозиции широко обсуждались на научных конференциях с широким привлечением ведущих специалистов в самых различных областях знаний. В результате после жарких споров была выработана единая научная концепция музейной экспозиции, которая легла в основу будущего облика музея. По мере развития Вооружённых Сил страны и происходивших с их участием событий мирового значения постоянно возникала потребность развивать и совершенствовать музейную экспозицию. При этом руководители военного ведомства неизменно воспринимали музей как официальную витрину, объективно представляющую как военную историю Отечества, так и состояние Вооруженных Сил СССР, а затем и его преемницы – Российской Федерации. В результате музей приобрёл большую известность и авторитет в музейном сообществе, причем не только в нашей стране, но и в мире. Причём специалисты музейного дела неизменно отмечали и отмечают глубокую научную проработку экспозиции, богатство и разнообразие музейной коллекции.

Сегодня же вопрос о будущем музея рассматривается совершенно по-другому. Судьба музея с вековой историей рассматривается келейно, без глубокой научной проработки вопроса, без учёта мнения научных сотрудников и руководства музея. Вопрос решается без учёта необходимой для размещения экспозиции музея площади, без широкого обсуждения её научной концепции. При этом изучением требований, предъявляемым к экспонированию музейных предметов, проектные организации не занимались. Не рассматривается вопрос и о создании новых, современных фондохранилищ – наиболее животрепещущего для музея вопроса.

Создание для музея новых фондохранилищ назрело давно, оно объективно необходимо. Но перевод музея целиком за пределы Москвы это большая политическая ошибка. Мало того, что музей в нынешнем его состоянии широко известен не только в стране, но и в мире. С выводом его за пределы города столица лишится своего единственного военного музея. Кроме того, расположение головного военного музея в центре столицы делает удобным руководство его филиалами (в настоящее время их семь), а также выполнение его функции как методического центра для других военных музеев страны, поэтому его основное здание целесообразно было бы сохранить в Москве. Это будет способствовать и сохранению в музее необходимых для обеспечения его повседневной деятельности высококвалифицированных кадров.

Кроме того, за годы работы в Москве музей приобрел большую практику работы по военно-патриотическому воспитанию учащейся и допризывной молодежи, он традиционно много работает с Департаментом образования и Департаментом семейной и молодежной политики города Москвы. Ныне он стал неотъемлемой частью учебного процесса значительного количества школ, колледжей, высших учебных заведений города Москвы и области. Сохранение в «шаговой» доступности для них здания музея будет способствовать продолжению этой активной работы.

И это далеко не все аргументы за то, чтобы сохранить музей на прежнем месте.

Предлагаемый же подход руководства военного ведомства к реформированию ЦМВС РФ ведёт фактически не к перебазированию, а к уничтожению одного из крупнейших в мире военно-исторических музеев. А, в конечном итоге, и, в некотором роде, к деградации военно-исторической науки, поскольку при разработке большинства фундаментальных военно-исторических трудов учёные-историки с одной стороны всегда активно пользовались фондами музея, а с другой - привлекали к разработке подобных трудов его наиболее квалифицированных научных сотрудников.

При этом до настоящего времени не организована разработка и широкое обсуждение научной концепции новой экспозиции музея, что дает основание сделать вывод, что предполагается построить какое-то очередное культурно-развлекательное учреждение, но никак не музей, в классическом его понимании. Что не может не настораживать и не тревожить.

Ведь практически за каждым музейным предметом, хранящимся в коллекции военно-исторического музея, в том числе и ЦМВС РФ, стоят подлинные истории подвигов и самоотверженного отношения к защите Отечества, реальные судьбы людей. Сложно себе представить подлинные, пропитанные потом и кровью предметы, принадлежавшие героям нашей страны, их боевые награды, порой пробитые вражескими пулями и осколками снарядов, пропахшие пороховым дымом, Боевые Знамёна прославленных частей и соединений, которые призваны не привлекать к себе основное внимание посетителей, а лишь дополнять и иллюстрировать какие-либо технические устройства, по сути, являющиеся своего рода развлекательными «аттракционами», для тех, кто в музей идёт не за знаниями, а на, своего рода, технические шоу, не требующие особого напряжения мозгов.

Не хотелось бы верить, что такова сегодня общая политика нашего государства по сохранению исторической правды и воспитанию подрастающего поколения. По крайней мере, это никак не сочетается с требованиями Государственной программы Патриотического воспитания граждан Российской Федерации, утверждаемой каждые пять лет на высшем государственном уровне.

Алексей Гончаров

Источник: zavtra.ru