Как вернуть искусство с панели. Н.Бурляев



Когда мы устремились по воле руководства государства в культурную вседозволенность, и страна погрузилась на более низкий духовный уровень. Что удивительно, в нашей стране был закон о спорте, о чем угодно, а о культуре никогда не было.

Приблизительно 15 лет тому назад я начал озвучивать эту тему на Всемирном Русском Народном Соборе и каждый год как заведенный говорил практически в каждой своей речи о том, что в стране нет стратегии государственной культурной политики. Я в очередной раз озвучил эту тему на Патриаршем совете по культуре в 2014 году. Патриарх услышал меня и от имени Патриаршего совета по культуре обратился к Владимиру Путину. Президент незамедлительно отреагировал и на Президентском совете по культуре дал поручения вырабатывать основы государственной культурной политики. Прошло еще полгода. Основы были выработаны при кропотливой работе рабочей группы, а 24 декабря прошлого года президент подписал Указ об основах государственной культурной политики. Вслед за этим Владимир Путин дал указ вырабатывать стратегию государственной культурной политики. Этот процесс уже начат, и я думаю, что через год он завершится принятием стратегии, которую мы сейчас дорабатываем, и у нас появится закон о культуре.

Самое главное для меня — чтобы и основы государственной культурной политики, и стратегия, и будущий закон базировались на основе духовно-нравственных категорий русского народа и всех народов Российской Федерации, поскольку у всех народов одни и те же нравственные законы и устремления. Это любовь, семья, материнство, женщина, патриотизм, самопожертвование и многое другое.

Конечно, государство предпринимает попытки приобщить общество к культуре. Это и «Ночь музеев» и «Библионочи» и прошедшая недавно, 3 ноября «Ночь искусств». В принципе, я человек не ночной, но если, допустим, «Ночь искусств» направлена на привлечение молодежи, то я это приветствую. У молодых людей есть тяга к жизни и по ночам, так пусть они лучше проводят это время с искусством. Но такие мероприятия — малый фрагмент общей культурной политики. Надо идти всем фронтом, понимая, что ни экономика, ни материальные блага не являются первичными. Первична жизнь духа человеческого, его устремленность к Богу, откуда человек пришел и куда он придет на суд после краткой жизни своей. Вот это самое главное. Тут надо работать по всему фронту и днем и ночью, поэтому так важна стратегия государственной культурной политики. И я вполне понимаю, почему обеспокоились те, кто не хочет принимать новую культурную политику, кого устраивает растление государства через культуру, которое происходило 25 лет при попустительстве самого государства. Благо, теперь руководство страны понимает, к чему мы пришли.

«Ночь в музее». Фото: Юрий Смитюк/ТАСС

Когда-то, в самом начале перестройки, творческие деятели потребовали полной свободы, воли, самоокупаемости, и государство, обремененное проблемами, ответило: ну и ладно, занимайтесь сами, у нас и так полно проблем. Через четверть века оказалось, что проблем у государства только прибавилось: увеличилась преступность, алкоголизация общества, появились явные новые болезни, такие, как педофилия, гомосексуализм и так далее, причем западные коллеги просят, чтобы мы относились к этому толерантно. А медики знают, что такое толерантность — это несопротивляемость организма вирусам. Сопротивление традиционным духовным ценностям идет равномерно. Так было всегда. Понятие «пятой колонны» было даже при Пушкине и его друге Языкове, который написал поэму «К ненашим». Если открыть и почитать ее, складывается впечатление, что она как будто о сегодняшнем дне:

Не любо вам святое дело

И слава нашей старины;

В вас не живет, в вас помертвело

Родное чувство. Вы полны

Не той высокой и прекрасной

Любовью к Родине, не тот

Огонь чистейший, пламень ясный

Вас поднимает; в вас живет

Любовь не к истине, не к благу!

Народный глас - он Божий глас, -

Не он рождает в вас отвагу:

Он чужд, он странен, дик для вас.

То есть все у нас уже было. Представителей «пятой колонны» в России очень мало, но они крикливы. Когда лукавому прищемляют хвост — он визжит. И с принятием Основ государственной культурной политики либералы завизжали: а как же, это цензура! Никакой цензуры при нашем поколении быть не может, потому что мы уже знаем, что такое цензура и мы против нее. Но общественный контроль обязательно должен быть. Потому что мы, отцы и матери, должны понимать, кому мы передадим Россию. Так было в случае с «Тангейзером». Режиссер понимал, что он несет, и в интервью перед началом работы говорил, что в мире есть две запретные табуированные темы — холокост и христианство. Холокост он не стал трогать — опасно — а по христианству прошелся. Типичная провокация. Если говорить, что у зрителя, мол, есть выбор — ходить или не ходить — то это очень лукавый подход. Говорят: ну у вас же есть выбор переключить канал телевидения. А как, если по всем кнопкам идет одно и то же? Так и в театр приходишь, у тебя же нет объяснений, на что ты попадаешь, что там будет действо Серебренникова или же Богомолова, растлевающее русский реалистический театр. Таких примеров можно назвать множество. У Серебренникова при входе в театр два мальчика поцелуются, и их пропустят бесплатно. У Богомолова мы видим издевательства над русской классикой, кощунство. Фаллос на Санкт-Петербургском мосту, рубка икон, Pussy Riot. Их время окончилось.

Закон о культуре не будет контролировать нравственные нормы, он будет изначально воспитывать традиционные нравственные нормы, и на постулатах Закона о культуре, Стратегии и Основ государственной культурной политики будет зиждиться наша культура. И чиновники министерства культуры не смогут давать, как они это делали еще два с половиной года назад, государственные премии инсталляции фаллоса на Санкт-Петербургском государственном мосту. Раньше такое было возможно, чем и пользовались растлители нашей культуры. Ведь еще не так давно, несколько лет назад, бывший министр культуры открыто говорил на коллегии, что культуру нужно подвинуть на панель, они этим успешно занимались, и теперь нам придется ее оттуда возвращать.

Российская культура — культура планетарного масштаба, о чем понимает весь мир. Пушкин, Достоевский, Чехов, Рахманинов, Чайковский, Тарковский — это недосягаемые для Запада вершины. Все эти гении были христианами, все они были устремлены к Богу, поэтому их искусство так высоко. Вот сейчас у нас есть возможность с Основами государственной культурной политики вернуть себе былое величие. Такого указания нет ни в одной стране, нигде в мире, ни один президент этого не делал. Наш сделал. У нас сейчас есть возможность и самим спастись, и помочь другим, чтобы они, глядя на нас, увидели, какой должна быть культура.

Я бы просто порекомендовал и министру культуры и всем, кто занимается позитивными процессами, не обращать внимания на визг «пятой колонны». Визг и писк будет раздаваться обязательно, но внутренние враги должны понимать, время искусства вседозволенности закончилось. Они могут творить на свои деньги и где-нибудь в подворотне заниматься своей патологией, а государство уже приняло решение идти другим, духовным путем.

Участники праздничного шествия в честь Дня народного единства. Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС

Хочу отметить, что Стратегия действует по всему фронту культурного бытия, и недаром она предписывает 20 главным ведомствам нашей страны заниматься вопросами культуры. Среди них и Министерство обороны, и МЧС России, что для меня особенно актуально, поскольку я стал директором института культуры МЧС, который был основан 1 апреля этого года.

То, что служба спасения занимается вопросом культуры, — говорит о большой подвижности этой организации и о ее мгновенной реакции на происходящее. Сотрудники МЧС понимают, что должны заниматься спасением не только жизни человеческой, но и души человеческой. Поэтому они привлекли меня с огромным потенциалом комплекса форумов «Золотой Витязь». Ведь мы занимаемся всеми видами искусства: и кино, и театр, и музыка, и литература, и живопись, и боевое искусство. Поэтому практически мы и без МЧС выполняли работу департамента Министерства культуры. А теперь мы всем нашим потенциалом укрепляем МЧС, и будем вместе работать над тем, чтобы поднимать душу человеческую и спасать как в структуре МЧС (а это огромная армия в 300 тысяч сотрудников), так и всех, с кем они соприкасаются. Сотрудники будут вовлечены в кинофестивали, и в фестивали театральные, литературные. Мы уже приняли в члены союза писателей некоторых сотрудников МЧС. Мы приводим их в консерваторию, привозим к ним театры, симфонические оркестры, открываем у них выставки, то есть идет очень живая культурная жизнь. Отклик сотрудников очень большой, я это чувствую, будто они ждали этого, как глотка воды. Эти люди занимаются спасением жизни, очень трудной профессией, но там очень много талантов: ансамбли, оркестры, литераторы. Мы будем делать фильмы о героях нашего времени — о сотрудниках МЧС, игровые фильмы для телевиденья, для кино. Возможно, со временем мы создадим государственный театр МЧС России, думаем о создании телеканала МЧС России — планы очень большие.

И это только начало пути к возрождению российской культуры.

Источник: rusplt.ru


Как вернуть искусство с панели. Н.Бурляев

Русские немцы


войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 1

  1. хан 09 ноября 2015, 09:53 # 0
    Самый распространенный вид мозгового расстройства это воинствующая религиозность. Уж не знаю причину смычки Бурляева с поповским кагалом, но смычка эта явственно на него повлияла. Когда врёт ребенок от страха перед наказанием это одно, но когда врёт так называемый интеллектуал это другое. Оказывается Пушкин был ревностным христианином, ага! А кто написал сказку о попе и работнике его Балде? А кто, высмеивая библейские сказки в Гаврилиаде, вложил в уста девы Марии слова: Должна сказать перенесла тревогу. Один, два, три — как это им не лень! Досталась я в один и тот же день Лукавому, Архангелу и Богу.
    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.