Как наши музеи превращают в помойку


Превращение Государственной Третьяковской галереи в склад «помоечных артефактов» происходит с подачи ее директора Зельфиры Трегуловой, поэтому для возвращения музею подлинно культурного назначения необходима смена его руководства. Об этом заявил председатель комиссии Совета Федерации по информационной политике Алексей Пушков в своем Telegram-канале.

Ранее в эфире своей авторской программы «Постскриптум» на ТВЦ Пушков резко раскритиковал арт-объект «Ветка» (на фото), выставленный в Третьяковской галерее под видом «шедевра». В сюжете передачи показали съемку в музее, где на кадрах было видно, что инсталляцию – немудреную поделку Андрея Монастырского – ветку, прикрепленную к фанерке скотчем, разместили на фоне знаменитой картины Александра Иванова «Явление Христа народу» – замечательного произведения христианской живописи…

«Вот только не надо нам говорить, что к пониманию якобы высокого современного искусства готовы далеко не все. Ветка, приделанная скотчем к фанерке, — это ветка, приделанная скотчем к фанерке. То есть, профанация. И обратное очень трудно доказать», – заявил Алексей Пушков. Он отметил, что эти «образцы пошлости, продвигаемые, как всегда, под видом искусства», выставляются в Третьяковке с активного согласия ее директора – Зельфиры Трегуловой.

По мнению сенатора, нынешний директор главной художественной галереи страны является сторонницей так называемого многообразия в искусстве: «любительницей веток, прикрепленных скотчем к фанерке; тухловатой гельмановской дребедени; романтических изображений террористов на отдыхе и прочих помоечных артефактов, которые сейчас упорно тащат в Третьяковскую галерею».

«Должна ли галерея русской живописи становится платформой для реализации странноватых пристрастий этой поборницы всякого псевдо-культурного хлама, от которого она, судя по всему, без ума?», – задается вопросом в этой связи Алексей Пушков.

По его мнению, выставляемые сегодня в галерее произведения являются таким же хламом, как недавняя постановка в Большом театра оперы «Дети Розенталя» на текст Сорокина.

«Сколько было восторгов и крика о „новом слове“ в опере! И что же? Всего шесть показов — и все: сдохло „гениальное творение“! Зритель перестал ходить на эту бездарную профанацию. Теперь этот предмет гордости творцов „передового искусства“ никто и не помнит», – заметил Пушков.

Сенатор уверен, что такая же участь ждет арт-объекты Трегуловой, которые выкинут на помойку. «А там, глядишь, и найдут другое руководство для Третьяковской галереи. Пора», – заключает эксперт.

Череда скандалов

И это уже не первый громкий скандал вокруг Третьяковской галереи. 15 ноября должна была открыться выставка произведений современных европейских художников. Но при согласовании в Минкульте возмутились содержанием выставки, в которую были включены непристойные изображения. Инициатором выставки выступил немецкий фонд искусства Бонна.

Не так давно разгорелся скандал вокруг выставленной в Третьяковке картины выходца из Грозного Алексея Каллимы «Между случайностью и необходимостью», в которой романтизировался образ чеченских террористов времен второй чеченской войны, о чем уже писало «Столетие». Коллекцию Новой Третьяковки этот холст пополнил в рамках программы «Поколение 21».

На этом полотне изображены… чеченские боевики. Один из них мирно отдыхает, отложив в сторону автомат, а другой совершает молитву. Это те самые головорезы, которые творили чудовищные зверства, убивали, насиловали, воевали против нашей армии, организовывали теракты в городах России, в которых погибли сотни мирных жителей, убивали детей в Беслане. И вот руководство Третьяковки предложило нам полюбоваться на этих бандитов… В знаменитом российском музее! Как видно, посчитав такую пропаганду терроризма «произведением искусства».

Уже тогда, напомним, первый зампред Общественной палаты России по вопросам демографической и семейной политики Павел Пожигайло заявил Радио КП: «Первое, что Зельфире Исмаиловне (Трегуловой) нужно сделать срочно – это извиниться. Если это не прозвучит, значит, это позиция. Что это за позиция? Эта позиция абсолютно созвучна истории с болезнью Навального, с «майданом» в Белоруссии, потому что это один из атрибутов разжигания очень серьезных проблем в сфере государственной безопасности. Это явная провокация. Я бы рассматривал это, как сознательное разжигание национальной розни».

Многие отмечали, что размещая такую картину, руководители главного государственного музея страны показали, что для него ваххабиты – не головорезы и кровавые убийцы, а некие «романтики». И это, конечно, не случайно. Ведь точно так же в 90-е годы описывали преступления чеченских боевиков западные СМИ, да и наши либеральные журналисты, изображавшие из ваххабитов «борцов за свободу».

Вызов общественному мнению

Увы, в ответ никакого извинения от Трегуловой за демонстрацию картины, пропагандирующей терроризм, не последовало. Наоборот, руководство Третьяковской галереи, как мы видим, продолжает свою «культурную» политику, самым циничным образом бросая вызов общественному мнению России.

Прав Пушков, Третьяковка – не частная лавочка, вроде галереи печальной памяти Марата Гельмана, который постоянно выставлял у себя подобные провокационные «шедевры», а государственное культурное учреждение. Его политика организации выставок должна соответствовать интересам нашей страны, а не воспевать ее врагов и военных преступников.

А если такого не происходит, то и в самом деле пора ставить вопрос о соответствии его руководителя занимаемой должности.

К сожалению, такое происходит сегодня не только в Третьяковской галерее, но и в других государственных музеях страны, где, не желая считаться с мнением общественности, под видом «современного искусства» нам упорно навязывают сомнительные поделки, никакого отношения к искусству не имеющие.

Так, всем памятен еще скандал в Государственном Эрмитаже, где проходила провокационная инсталляция разрекламированного на Западе бельгийского художника Яна Фабра. Тогда на фоне классических произведений мировой живописи на веревках были развешены собачьи скелеты, выпотрошенные чучела птиц, чудовищные рогатые жуки, которые тоже подавались как некие «шедевры», что вызвало бурное возмущение посетителей.

Был скандал и в Русском музее Петербурга, когда это, тоже, кстати, государственное культурное учреждение, приобрело под видом «шедевра» резиновый унитаз – поделку некоего Владимира Козина. Увы, на возмущение общественности тоже никто из руководителей нашей культуры не отреагировал.

Не пора ли делать выводы?

Директор Третьяковской галереи и руководитель Эрмитажа Михаил Пиотровский с критикой проводимой ими сомнительной культурной политики, ориентированной на мнение западных авторитетов и идущей вразрез с нашими национальными ценностями, тоже не считаются. Когда некоторые странные выставки в Эрмитаже стали критиковать, а петербуржцы писать возмущенные письма протеста, то Пиотровский созвал пресс-конференцию, на которой заявил: «Потрясающий пример культурной деградации общества... Что искусство, а что нет, определяет только музей, а не уличная публика». Директор не исключил при этом, что многие письма в Эрмитаж «могут быть написаны душевнобольными», чем оскорбил сотни оппонентов.

Так может, и в самом деле, прав сенатор Алексей Пушков, и уже пора ставить вопрос о том, кто сегодня у нас управляет главными государственными музеями страны? Совпадает ли их деятельность с задачами культурной политики нашего государства?

А если нет, то достойны ли они занимать эти высокие посты? И вообще, для кого у нас сегодня музеи, которые финансирует российский бюджет? Для народа, или для горстки высокомерных либералов, которые упорно, не считаясь с мнением посетителей, навязывают нам сомнительные «шедевры» западного постмодернизма?

Андрей Соколов

Источник: www.stoletie.ru