Геном боли



Народный артист России Александр Галибин — о том, почему отзыв прокатного удостоверения у фильма «Смерть Сталина» нельзя считать цензурой

Министерство культуры России приняло решение отозвать прокатное удостоверение у фильма Армандо Ианнуччи «Смерть Сталина». А накануне как член общественного совета при Минкультуры я и еще ряд деятелей искусства и историков был приглашен на просмотр и обсуждение британской картины. Мне было любопытно, и я согласился.

После критики общественным советом «Смерти Сталина» многие коллеги и знакомые стали упрекать меня в том, что я не отстоял свободу выбора зрителя и поддался общему мнению. Сейчас вообще стало модным в среде либералов ругать общественные советы и любую инициативу правительства. Подвергать сомнению понятие нравственности, оскорблять людей, которые посмотрели картину и высказали о ней негативное суждение. Мне кажется, это непорядочно, потому что подобная критика отдает пиаром. Каждый человек волен свободно выражать свое мнение. Я не хочу ни к кому присоединяться и выскажу свои соображения о «Смерти Сталина».

Буквально после 10 минут просмотра фильма становится понятно, что, как бы его ни называли — черной комедией или сатирой, — это всё же очень специфический юмор, который может играть на очень тонких и глубинных чувствах наших людей. Причем в данном случае авторы делают это очень остро и зло. По крайней мере, по отношению к нам и истории России. Более того, делают это, что называется, невкусно. То есть фильм не представляет никакой особой художественной ценности, и уже тем более его нельзя рассматривать в контексте реальной истории.

Для меня сатира — это, например, Салтыков-Щедрин. Даже его фантастическое произведение «История одного города» не вызывает ощущения издевательства, потому что написано талантливо. Хотя и выворачивает мир власть имущих наизнанку. В данном же фильме этого не происходит.

Во время просмотра постоянно ловил себя на мысли, что «Смерть Сталина» вызывает у меня чувство гадливости, которое не дает ощутить, что это просто черная комедия. К тому же чистый комедийный жанр — максимум четверть фильма, дальше — голословная политическая кухня и фальсификация нашей истории. Если кто-то из более компетентных критиков может позволить себе издеваться над нашей историей, нашим гимном и властью, тогда им, наверное, фильм понравится. Я, увы, воспитан в других ценностях.

А потом нужно не забывать о нашем генетическом и ментальном коде. Слава богу, еще живы ветераны, которые помнят те события и ту эпоху. И выпускать подобную вещь в прокат в предверии юбилея Сталинградской битвы было бы как минимум некрасиво. Живы люди, чьи родители были репрессированы и погибли в лагерях. То, как в картине визуально показаны репрессии, абсолютно мерзко. Картину посмотрит молодежь и, вполне вероятно, составит неправильное представление о нашей истории. Они будут думать, что вот так грязно и бездарно наши правители вершили судьбы людей.

Теперь по поводу криков о цензуре. Если кто-то считает, что «Смерть Сталина» можно отнести к художественному выражению (или высказыванию) его создателей, тогда, думаю, с тем же успехом туда же можно смело отнести свастику на могильных плитах наших солдат, демонтаж советских памятников на Украине, в Польше, других странах Европы. Мое глубокое убеждение, что есть вещи, над которыми глумиться нельзя.

При этом я уверен, что подобное решение Минкультуры не станет неким трендом. В своем решении министерство опиралось на мнение общественного совета и юристов. Все деятели культуры высказались единогласно, что, даже если фильм выпустить в прокат, он с треском провалится. В данном случае я поддерживаю решение министра культуры, хотя, возможно, не до конца согласен с его трактовкой.

Более того, скажу не как актер и член общественного совета, а как простой зритель: это не тот фильм, ради которого стоит тратить деньги и идти в кино. Любопытствующие посмотрят его позже в интернете и уже сами составят о нем собственное представление. Картина-то ведь будет в свободном доступе. И говорить тут о цензуре — просто бессмысленно.

Кстати, ради интереса посмотрел отзывы на фильм европейских критиков и, к удивлению своему, обнаружил, что они довольно хорошие. Я понимаю причины: западные критики смотрят картину в другом контексте. Они не прошли через войну, как мы, не знают, что такое репрессии. Никто из них не сидел 15 лет в лагерях, детей их не унижали, не отрывали от родителей. И не дай бог им это пережить. А это, повторюсь, «генетический код» нынешних поколений. Я не думаю, что, к примеру, англичане были бы рады, если бы какой-либо трагический эпизод их истории был бы перевернут, очернен и исковеркан. Так зачем же очернять нашу историческую боль и превращать ее в помойку?!

Автор — народный артист России, актер, режиссер, член общественного совета при Министерстве культуры РФ

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Источник: iz.ru





войдите VkontakteYandex

Комментарии