Директор Третьяковки: музей не должен стоять с протянутой рукой



© РИА Новости. Евгения Новоженина.

В Третьяковской галерее на Крымском Валу работает выставка Айвазовского, которая подтверждает тенденцию этого года – люди вновь пошли в музеи. Чтобы избежать ситуации, подобной зимнему стоянию на Серова, ГТГ ввела на Айвазовского предварительную продажу билетов онлайн с указанием времени сеансов. Посетителей не меньше, чем зимой, но поход на выставку стал более комфортным. Директор ГТГ Зельфира Трегулова рассказала Анне Кочаровой о том, почему она сама избегает слова "Третьяковка", о возрождении интереса к выставкам и о том, как музеи должны развиваться и зарабатывать. 

— Выставка Айвазовского открыта уже 10 дней. Вы довольны тем, как отреагировала на этот проект публика, как восприняла вашу идею представить этого хрестоматийного художника в новом свете? 

— Мы очень довольны тем, как эту выставку восприняли и зрители и пресса, довольны тем, как люди ходят. Некоторые посетители говорили мне, что иначе восприняли этого художника. Увидели новые работы, действительно увидели  другого Айвазовского, который отличается от стандартного образа: коммерческого, раскрученного, крайне успешного, но тиражирующего себя художника.

И дело не в том, что мы предлагаем какие-то новые истолкования и интерпретации или открываем смыслы, которые были утеряны. Просто многие постарались взглянуть на него непредвзято, как мы и призвали.

— Выставка огромная, вы привезли работы из многих городов, в том числе музеев Санкт-Петербурга и даже из Феодосийской картинной галереи им. Айвазовского…

— Каждый год мы задумываем в выставочном зале на Крымском Валу какой-то эффектный проект. В этом году у нас их получилось два – мы заканчивали январь выставкой Серова, а вторым проектом стал Айвазовский. Обе выставки, при всем различии этих двух художников, сделаны так, чтобы представить мастера, что называется, по гамбургскому счету, лучшими работами из разных музеев, несмотря на их удаленность. Эти два крупных события мы сделали благодаря нашему главному партнеру – банку ВТБ, который традиционно поддерживает основные выставочные проекты в ГТГ.

— Огромные очереди на Серова стали для многих сенсацией – оказывается, люди сегодня готовы стоять на выставки по несколько часов. Стали поговаривать даже о "феномене Серова". В чем причина такого интереса?

— Мы постарались на Серове использовать все средства привлечения внимания людей, начиная с тизера к выставке. Ролик был довольно простой, но как только мы его запустили –  было полмиллиона просмотров. На Айвазовском у нас уже около миллиона просмотров тизера. И ролик мы уже сделали на ином уровне, со сложным сценарием, с тонкими ходами воздействия на зрительское воображение. 

Мы переживаем сейчас сложный момент. Люди понимают, что на выставке ты получишь свои "часы счастья"– переживание, восторг, которого так сегодня не хватает. Искусство – лучшее лекарство для поддержания стабильности человеческого состояния.

После десятилетия увлечений цифровыми технологиями люди поняли, что те импульсы, которые они получают от оригиналов, не сравнить с информацией, которую ты считываешь с экрана компьютера. И это общая тенденция, цифры посещаемости музеев растут во всем мире. 

Более того, мы и наши коллеги за рубежом стараемся превращать музеи в места, где люди могли бы проводить много времени, столько, сколько хотят. Где могли бы передохнуть, перекусить, послушать лекцию, музыку, посмотреть кино, поучаствовать в дискуссии.

У нас ты платишь всего 400 рублей если ты взрослый, 150 если ты студент или пенсионер и не платишь ничего, если тебе до 18 лет. И это гораздо дешевле, чем билет в кино на полуторачасовой фильм, к которому еще нужно купить попкорн.

— В нашем обиходе появилось понятие friendly city, наверное, что-то подобное применимо и к современным музеям?

— Да, мы постулировали это в своей программе развития: музей, открытый для зрителя. И это точно восходит к моменту создания этого музея и идеи Павла Михайловича Третьякова, который создавал демократический музей, открытый для самой широкой публики.

— Зачастую самое большое недовольство посетителей вызывают музейные смотрительницы, которые часто делают замечания. Есть ли в вашем представлении какой-то кодекс поведения посетителей и  смотрителей?

— Конечно есть. С одной стороны, сегодня посетители не испытывают того пиетета перед вещами, который был у людей раньше. Сегодня посетитель – человек конкретный. Ему хочется потрогать рукой, сфотографироваться на фоне работы. Я сама видела по ТВ в одном из репортажей о выставке Айвазовского, как девушка с длинным хвостом без какого-либо злого умысла, фотографируясь перед картиной, мотнула головой и задела хвостом полотно. Это не есть хорошо. В связи с этим есть определенные проблемы. И часто смотрительницы должны действовать довольно резко, чтобы прекратить подобные вещи.

Экраны, установленные на фасадах музея Третьяковской галереи на Крымском Валу во время открытия мультимедийной выставки "Третьяковская галерея. Искусство ХХ века"

С другой стороны, мы все понимаем, что все люди, которые работают в музее, должны быть крайне вежливы с посетителями. Но у нас, например, есть очень жесткие нормы по безопасности. Мы просим всех посетителей предъявить сумки — как в любом другом музее.

Мы поставили сейчас несколько рамок на Айвазовском, чтобы очередь проходила быстрее. Не говоря уже о предварительной продаже билетов онлайн или возможности посмотреть основную экспозицию, если ты пришел раньше начала сеанса.

—  Этот год для Третьяковки юбилейный. С одной стороны, это академический музей. С другой – он должен развиваться. Какой вы видите галерею в XXI веке?

— Ни один музей сегодня не может оставаться таким, каким он был. Сегодня музеи в гораздо большей степени, в том числе и финансово, зависят от своих посетителей и от того, насколько хорошо музей с посетителями работает.

Изменяется пропорция государственного финансирования и тех средств, который музей зарабатывает сам или привлекает. Ведь все выставки в течение более чем 10 лет Третьяковская галерея делает исключительно на спонсорские средства.

Музей должен понимать, что вместо того, чтобы жаловаться на судьбу и стоять с протянутой рукой, нужно реально работать. Это идет параллельно: идти навстречу зрителю и идти на опережение и зарабатывать. При этом отнюдь не умаляется значение научных исследований. То, что мы зарабатываем, мы можем тратить на реставрацию, приобретение оборудования, усиление безопасности, улучшение условий в музеях, на развитие инфраструктуры.

Мы провели международный конкурс и приняли программу развития на ближайшие 10 лет. Оказалось, то, что мы делали на протяжении последних полутора лет, даже не имея этой программы, мы делали в нужном направлении. И ориентация на зрителя была одним из главных положений этой программы.

— Вы планируете провести ребрендинг галереи и даже упомянули о том, что, возможно, просторечное Третьякова будет зафиксировано на новом логотипе. Это некоторых шокировало.

— В принципе, большинство людей так говорит. Но когда заходит речь о том, чтобы ввести это понятие официально – некоторые считают, что это некое снижение. Мне лично сложно сказать. Я как директор Третьяковской галереи стараюсь не употреблять слово "Третьяковка", но оно просится на язык. И это в разы короче. А мы сейчас экономим секунды, чтобы как можно быстрее донести свою мысль противоположной стороне.

Время сегодня такое, что громоздкие сложные названия и логотипы не работают. У людей нет времени, чтобы это произносить. И как бы вы сейчас ни пытались  настаивать и вводить официальное — Третьяковская галерея, все равно будут говорить Третьяковка. Так что мы над этим вопросом еще думаем.

— И в рамках ребрендинга Московская школа кино сделала для вас интересные рекламные ролики, которые скоро будут обнародованы.

— Я, как человек из семьи кинематографистов, понимаю, какова сила движущегося изображения на экране. Мне показалось интересным, что к этому привлекаются и молодые кинематографисты, и признанные знаменитые творческие люди, как Сергей Шнуров. Я, кстати, благодарна ему за песенку про лабутены, где есть слова "сходили я и Вова на выставку Серова". 

Я посмотрела уже отрывок ролика для галереи с участием Шнурова, и мне очень понравилось. Эти ролики тоже направлены на продвижение нашего пространства на Крымском Валу. В этом году, по всем прогнозам, мы увеличим число посетителей в этом здании. Понятно, что в первую очередь работают серьезные и эффектные выставки, как Серов и Айвазовский. Но у нас и на выставке Гелия Коржева на Крымском Валу – казалось бы, советский художник 60-х — нулевых –  все равно 90 тысяч зрителей за менее чем три месяца. Это прекрасная цифра.

Здание на Крымском Валу, в принципе, было для нас очень важной точкой приложения сил. Мы усовершенствовали инфраструктуру, открыли кафе, магазин и переделали рекреационную зону. В прошлом году открыли двор и выход из здания на Крымскую набережную – впервые с момента постройки здания.

Мы еще выстроим там амфитеатр, где будут проходить концерты, лекции, летом – кино. Сделаем зону кафе. Уже сейчас люди выходят в этот двор и с удовольствием остаются там. Мы надеемся, посетители не будут использовать это как пляж и раздеваться, как это иногда происходит на платформе около входа со стороны Крымского Вала.

Источник: ria.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.