Археологи требуют защитить культурный слой



Покончить с археологической вольницей и проводить все раскопки по принятым в научном мире правилам — такое требование выдвинули участники экстренного совещания, прошедшего 12 сентября в Санкт-Петербурге. Побросав свои черепки и ещё не законченные полевые экспедиции, туда съехались археологи со всей России: они ведь давно просят защиты от дилетантов, не изучающих, а разрушающих культурный слой. И вот, кажется, лёд тронулся.

Досадная помеха

Федеральный закон «Об объектах культурного наследия» с изменениями, принятыми в 2014 году, обязывает перед началом строительства, мелиорации или другого использования земельных участков проводить на них археологическую разведку. С одной стороны, это привело к четырёхкратному росту числа заказов для историков, с другой — привлекло на археологический рынок организации, которые вместо изучения территории занимаются скорее её зачисткой.

«Ситуация идёт куда-то не туда, — признал замминистра культуры Олег Рыжков. — И та резолюция, которую примет совещание, станет руководством к действию для Минкульта — я вам это гарантирую».

Заказчик видит в археологических работах только досадную помеху, он хочет, чтобы они закончились как можно скорее и обошлись как можно дешевле. «Объём финансирования заметно вырос, и рынок наводнили коммерческие организации, не имеющие никакого отношения к археологии, в штате которых даже нет профессиональных археологов, — взял слово старший научный сотрудник Института истории материальной культуры РАН Андрей Поляков. — Вместо изучения культурного слоя они занимаются извлечением прибыли».

Впрочем, он сразу оговорился, что далеко не все коммерческие организации плохие, есть немало и тех, кто высоко несёт знамя науки, — но не о них в этот раз речь.

«Заказчик видит в археологических работах только досадную помеху, он хочет, чтобы они закончились как можно скорее и обошлись как можно дешевле, — объяснил суть проблемы Поляков. — Археологи-однодневки демпингуют и получают заказы. Но если полагается рыть один шурф на гектар или на километр линейного объекта, то они на ста гектарах роют не 100, а 50, а то и 10 шурфов. Это, разумеется, снижает стоимость работ, но о каком качестве тут можно говорить? Если мы на раскопках руками снимаем слой за слоем, восстанавливая историческую картину территории, то они могут пригнать экскаватор, быстро вынуть землю, а потом из отвала доставать предметы. При этом невосполнимо теряется огромный объём информации».

Полгода хватит?

Вообще-то существуют методики проведения археологических работ, утверждённые Российской академией наук. Но они рекомендательные, их придерживаются только сотрудники научных организаций и немногие коммерсанты. Сделать их обязательными для всех — мечта учёных.

«Пусть коммерческая фирма снижает цену хоть в десять раз и получает контракт, — пожал плечами Поляков. — Но она должна будет выполнить все работы в полном объёме и надлежащего качества. Дело же не в конкуренции, нам заказов пока хватает. Просто невозможно смотреть, как уничтожают культурный слой!»

Впрочем, о защите от демпинга всё же говорили: заказчик часто покупается на низкую цену, не заботясь о качестве работ. В России есть лишь один регион, где с этой проблемой почти справились, — Москва.

«Ещё в 2003 году мы разработали сметные сборники, — рассказал главный археолог столицы Леонид Кондрашов. — С их помощью формируются стартовые цены конкурсов. Нормально, когда торги идут в пределах прибыли. Но как только цена падает ниже себестоимости, люди должны объясниться, как они собираются выполнять работы в соответствии с регламентами, методиками, ГОСТами».

«Регламента работ по сохранению культурного наследия сейчас нет, — вздохнула Ольга Зеленцова из Института археологии РАН. — Нет обоснования границ объекта культурного наследия — иногда их рисуют всего по двум шурфам. Нет и обоснования вида работ, так как в проектах часто нет сведений о сохранности культурного слоя. Нужно, чтобы Министерство культуры обратило на это внимание».

При желании, если серьёзно этим заняться, можно всё наладить за три месяца. «Разработать методики, согласовать их с РАН и утвердить приказом Министерства культуры, сделав их обязательными для всех, — задача выполнимая, — согласился Олег Рыжков. — При желании, если серьёзно этим заняться, можно всё наладить за три месяца. Ну, с учётом прохождения документов — за полгода. Но если потребуется вносить изменения в законодательство, уйдёт года два. Так что, думаю, пока надо воздержаться от поправок в законы и ограничиться подзаконными актами».

Тем не менее в Госдуме тоже готовы внести свою лепту.

«Если что-то зависит от нас, мы очень внимательно к этому отнесёмся, — пообещала «Парламентской газете» зампред Комитета Госдумы по культуре Ольга Казакова. — Минкульт должен посмотреть протокол совещания и разобрать все узкопрофильные вопросы. Если требуется поменять подзаконные акты — значит, надо менять. Если надо изменить строчку закона — мы в Госдуме готовы это рассмотреть. Археологи подняли проблему, серьёзную для всех регионов, которая достаточно долго оставалась в тени. Таких специалистов немного, а в сферах, где разбирается мало людей, всегда появляется множество схем, которые позволяют недобросовестным людям делать деньги. Тут у нас сложная задача: чтобы и бизнес-процессы не тормозились, и культурное наследие сохранялось».

Источник: news.rambler.ru





Археологи требуют защитить культурный слой

Русский стиль


войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.