«А зори здесь тихие»… от предательства



Трейлер нового фильма «А зори здесь тихие»... Нам противно, грустно и больно. Нам кажется, что кто-то совершил кощунственный акт по отношению к святыне

Этикетка системы взглядов отличается
от этикетки других товаров, между прочим, тем,
что она обманывает не только покупателя,
но часто и продавца.

Карл Маркс
* * *
30 апреля во всех кинотеатрах страны должна состояться премьера новой экранизации повести Бориса Васильева «А зори здесь тихие» режиссера Рената Давлетьярова. Поэтому в последние дни, придя в любой кинотеатр, сложно увернуться от ознакомления со сногсшибательным двухминутным рекламным роликом этого нового фильма. Да и просто включив телевизор, можно насладиться его (ролика) 30-секундными версиями. Именно об этом «трейлере» мы хотим поговорить. В частности, потому, что функцию свою он выполнил сполна — на фильм мы уже не пойдем.
Нам противно, грустно и больно. Нам кажется, что кто-то совершил кощунственный акт по отношению к святыне. Совершил и просит всех полюбоваться результатом, да еще и денег за это заплатить.
Рекламные ролики призваны завлечь зрителя, продемонстрировав что-то для него существенное: часть содержания или тематику картины. К слову сказать, это само по себе несколько подрывает возможность непосредственного столкновения с фильмом как с реальным объектом — ведь зрителю кажется, что он уже что-то про фильм знает, его реакция предуготовлена, на особенно чувствительные места натянута защита. Однако можно выдвинуть предположение, что реклама уже никак не связана с рекламируемым объектом. В этом убедится каждый, кто попытается починить сломанного спортивного робота при помощи шоколадного батончика или понять любовь через отношения с гамбургером. Трейлер фильма Давлетьярова неизбежно воспринимается нами через ассоциацию с фильмом Ростоцкого 1972 года. Фильмом, входящим в многочисленные списки «лучшего кино» от отечественных и зарубежных критиков, журналов и зрителей. Фильмом, столкновение с которым никак не может пройти незамеченным для зрителя — оно становится трансформирующим событием! Как минимум может им стать — фильм направлен на это. После «просмотра» классического фильма нам сложно оставаться прежними: появляется возможность пересмотреть концепцию самих себя. В двух словах, тот фильм — это произведение искусства во всех возможных смыслах. Естественно, что и трейлер в этом смысле — искусство, он тоже может быть поводом для изменений, разница между фильмом и роликом — в качестве исполнения и направлении этих изменений.
Встает вопрос — имеет ли режиссер, прославившийся трилогией «Любовь-морковь», моральное право переснимать общепризнанный шедевр? Наш ответ на этот вопрос однозначен — конечно, имеет. Особенно если ему есть что сказать. Но вот есть ли? И удается ли ему это продемонстрировать в рамках трейлера? Нам кажется, что команда Давлетьярова (а он у нового фильма еще и продюсер) ставит перед собой потенциально «благородную» задачу — подогнать шедевр под современный способ восприятия, сделать его доступным «новому», современному зрителю. Но сделать это так же возможно, как донести до слушателя оратории Баха, исполняя их на детском ксилофоне. Впрочем, и на нем нужно уметь играть.
Обнаруживаемые в трейлере художественные инструменты и приемы не только демонстрируют глубокое и искреннее непонимание режиссером того материала, с которым ему довелось работать, но и сами по себе исполнены на уровне более чем посредственном. Так, например, исполняющая роль Жени Комельковой Женя Малахова читает текст о гибели всей своей семьи с таким глубоким безразличием, что кажется, будто она зачитывает список своих «компетенций» на собеседовании: «Всех из пулемета уложили, а я всё видела — и этот тяжелый опыт готова применить в работе офис-менеджера в вашей корпорации». Да и вообще создается впечатление какого-то кустарного производства.
Все как-то недодумано и недоделано. Начиная от технических подробностей — например, серьезные сомнения вызывает возможность красочного взрыва деревянной смотровой вышки от попадания в нее снаряда из танка. И заканчивая работой с актерами — и девушки, и герой Петра Федорова очень ухожены, здоровы и прекрасно откормленны, кажется, что никакая жизненная (а уж тем более объединяющая народы) трагедия не поколебала покровов их детской невинности.
27-летний на момент съемок Андрей Мартынов — исполнитель роли старшины Васкова в картине Ростоцкого, смотрелся в кадре не просто потрепанным жизнью и горем — казалось, что ему как минимум лет 35-40 и годится он зенитчицам в отцы, но никак не в братья. В трейлере к фильму Давлетьярова исполнитель роли Васкова Петр Федоров, которому сейчас 33 года, смотрится как необстрелянный 25-летний юнец, не знающий, куда деть себя перед строем.
Вообще вся сложность и метафорическая нагруженность образа старшины Федота Евграфовича Васкова (который и отец, и брат, и воин, и профессионал, и мужчина, и русский народ с его медвежьей сутью и т.д.) сведена в трейлере к плоскому определению «отважный солдат».
Впрочем, дело даже не в упрощении того, что упростить невозможно. Дело — в радикальной смене концепции. Трейлер создан по совершенно иным кинематографическим канонам, чем фильм Ростоцкого, — по классическим канонам американского кинобоевика.
Простым пересчетом в двухминутном ролике обнаруживается шесть автоматно-пулеметных очередей, четыре взрыва, а упоминавшийся выше (и не имеющий вообще никакого отношения к сюжету) танк встречается четыре раза. Что уж говорить о беготне, драках и монтаже, нагнетающем «напряжение» за счет очень быстрой смены кадров, в которых много непонятного быстрого и яркого движения. Трейлер апеллирует к культуре бесконечных развлечений. Культуре, где кино — это фон для пожирания бадеек с попкорном и тарелок кукурузных чипсов. А о чем фильм — это уже второстепенно. Неважно: о смерти, жизни или любви, о трагедии ли, о подвиге или о мысли — главное, чтобы было «прикольно». В фильме Ростоцкого гуляющая с гитарами туристическая молодежь сталкивалась с реальностью травмы, образующей наше культурное пространство, — и песни смолкали, улыбки сходили с лиц. Ибо развлекуха и вездесущий entertainment с травмами такого масштаба не совместимы принципиально. Или не должны быть совмещаемы. От многократного просмотра трейлера складывается такое ощущение, что его снимали люди, натолкнувшиеся на лесную братскую могилу и развернувшие прямо на ней мангал с шашлычком. Сидят они эдак рядом с именами павших «девчонок», пивко попивают и травят анекдоты про зенитчиц и фрицев.
Суть вызывающей наше отвращение подстановки в том, что поскольку трейлер с точки зрения выразительных средств составлен из элементов чисто американских (клипово-развлекательных), он оказывается проводником тех смыслов, для продвижения которых эти выразительные средства и были сконструированы. А сконструированы они были для пропагандистского сопровождения экспортного варианта фашизма, требующего от того, кого он порабощает, готовности смеяться и веселиться и неготовности испытывать жесткие трагические чувства. Мерзко, что как минимум антифашистские «А зори здесь тихие» Васильева и Ростоцкого бездумно превращены Давлетьяровым в проводник самого что ни на есть настоящего современного фашизма.

Источник: politobzor.net



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 2

  1. Владимир 30 апреля 2015, 20:18 # 0
    Подобное кино говорит о оскуднении современного кинематографа, который, чтоб привлечь внимание использует уже существующие фильмы, меняя, как правильно отмечено обёртки и добавляя очень родной для некоторых представителей дёготь. Если есть смысл привлечь молодёжь, то надо сразу через воспитание высокие человеческие качества, тогда они кино себе выбирут соответствующее. Думаю если сегодня пустить рекламу, или сделать показ старого фильма благотворительным, или создать серию «Вспоминая наше кино», то народ пойдёт.
    1. Людмила Викторова 30 апреля 2015, 10:57 # 0
      Чем смотреть плохое новое кино, давайте пересмотрим отличный старый фильм «А зори здесь тихие», тот кадры из которого до сих пор стоят перед глазами.
      Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.