Ярослав Кеслер: Кто такие «немцы», «литва», «половцы» и «русь» Средневековья



Кого мы подразумеваем под немцами сейчас? В первую очередь жителей ФРГ, а также Австрии, Швейцарии и других стран, говорящих на нынешнем немецком языке, имея в виду еще и некий условный «арийский» антропологический тип немецкоязычного населения. Совершенно так же под литовцами мы подразумеваем в первую очередь жителей Литвы, говорящих на современном литовском языке (и так же молчаливо относим их к условному «прибалтийскому» антропологическому типу). И под русскими мы подразумеваем прежде всего население России, а также русскоговорящее население близлежащих стран, говорящее на русском языке и относящееся, на наш взгляд, к условному «славянскому» антропологическому типу.

При этом «арийский», «прибалтийский» или «славянский» тип повстречавшегося нам незнакомого человека практически неразличимы до тех пор, пока он не заговорил. Так что (как точно сказано у Пушкина — «всяк сущий… язык») язык в первую очередь и определяет современные национальные различия большей части населения Северо-Восточной Европы и только потом уже — гражданство.

Но до XVI века никаких «наций» и «национальных государств» не было вовсе, а разговорный язык практически во всей Европе, кроме Средиземноморья, был единым, поэтому нынешние немцы, литовцы и русские составляли один условно-«арианский» или, если угодно, балто-славянский народ вместе с чехами, поляками, датчанами, шведами и пр.

К этому народу надо отнести и часть современных венгров (потомки балто-славянских поселенцев на левом берегу Дуная), и часть евреев-ашкенази (ср. например, аналогичное поселение русских иудеев из д. Ильинка в Израиле), и даже часть греков. Об этом свидетельствует, в частности, первое издание Британской Энциклопедии (1771 г.). В ней говорится, что «венгерский язык» (англ. Hungarian) — такой же славянский (Sclavonic), как и «коринфский» (Carinthian, т. е. язык жителей греческого п-ова Пелопоннес со столицей г. Коринф).

Читатель может удивиться — уж современные венгерский или греческий языки никак близкородственными немецкому, русскому или литовскому не назовешь. Но ларчик открывается просто: столицей Венгрии («Угорской земли») с XIII в. до 1867 гг. была Братислава (в 1541–1867 гг. под габсбургским названием Pressburg), а большую часть населения Венгрии составляли предки нынешних словаков и сербов. Угры же (нынешние венгры) переселились в эти места только в XIV в. из-за климатического похолодания и голода в Поволжье.

Население же п-ова Пелопоннес вплоть до наполеоновских войн говорило на языке, практически не отличимом от современного македонского, т. е. того же славянского. Нынешний греческий язык — это маргинальный новояз, т. е. смешанный язык бывшего иудеоэллинского населения средиземноморья, принявшего православие — в нем сохранилось только менее 30 % балто-славянских корней, в отличие от болгарского (более 90 % общих корней) и румынского (более 70 %). В т. н. «древнегреческом» языке (т. е. языке населения Греции XIV–XV вв., исключая Македонию и Пелопоннес) балто-славянских корней было более половины. (Таким же позднесредневековым новоязом является и турецкий язык, в котором из-за принятия ислама сильнее оказалось арабское влияние.)

Что касается «Литвы», то в XIV веке под ней подразумевалась практически не только вся Прибалтика и Восточная Пруссия, но и Польша, и Украина, и Белоруссия, и часть России — включая Смоленск, Рязань, Калугу, Тулу и Москву вплоть до Мытищ, откуда только и начиналась «Владимирская Русь». Вспомните Грюнвальдскую Битву 1410 г. — с «чужими» (тевтонами-латинянами) тогда воевали «свои»: поляки, литовцы, шведы и русские под командованием Владислава Ягайло.

Да и главным городом «Великой Литвы» (лит. Letuva) были не легендарные Троки (ныне Тракай), не Куна (ныне Каунас) и не Вильна (т. е. Вольная, ныне Вильнюс), а, вероятнее всего, г. Лтава, с 1430 г. и доныне называемый Полтава. Именно поэтому в 1709 г. шведский король Карл XII и забрался так далеко на юг, оспаривая «литовское» наследство у Петра I.

Все «древнелитовские» литературные памятники написаны славянской азбукой, а не латиницей. От «литвы» у нас и современный акающий (московско-рязанский) литературный говор (ср., например, литовское Maskava — Москва), а не окающий архангело-вологодско-ярославский — кстати, более древний, сохраняющий исконное праславянское полногласие.

Так что «немцами» тогдашнее население «Литвы», «Германии» и «Руси» друг друга называть не могло: они прекрасно понимали друг друга — в Грюнвальдской битве переводчиков не было! Ведь «немец» — это тот, кто говорит непонятно, невнятно («мямлит»). На современном немецком языке «невнятный» — undeutlich, т. е. не «deutlich», бестолковый (отdeuten — толковать), т. е. не-Deutsch, т. е. не-немец!

В средние же века балто-славянское население Северо-Восточной Европы не понимало только чужих: чудь — югру — венгров. В Лаврентьевской летописи так прямо и написано: «Югра же людие есть язык нем». И понятно, почему — по-венгерски nem означает «нет», например: nem tudom — «не понимаю». Поэтому средневековые «немцы» — это югра, угры (т. е. предки современных венгров и эстонцев), т. е. носители угоро-финского койне (разговорного языка). Средневековых «немцев» нельзя отождествлять с «германцами» также и потому, что слово «германцы» до XIX в. обозначало родственников по крови, так что это могло быть любое племя не только среди единого балто-славянского населения, но и среди тех же угоро-финнов.

Теперь о средневековых русских. Русские — это не только часть балто-славян, носителей единого языка. Это вообще все негородское население не только Восточной, но и Центральной, и даже части Юго-Западной Европы, говорившее на одном общем (= праславянском) языке. И далеко не случаен гениальный «латинский» эпиграф Пушкина ко 2-ой главе «Евгения Онегина»: «ORus!» (т. е. дословно с латыни: «О, Деревня!»), т. е. «О, Русь!».

Отсюда и позднейшее «латинское» rustica «деревенский, мужицкий», т. е. русский (т. е. из «Рустей земли», «Степенная книга» арх. Макарий, XVI в.). Отсюда и сетования столпов римско-католической церкви на Турском Соборе в начале того же XVI (!) века, что «надо бы проповеди читать не на латыни, а на ''rusticam romanam''», т. е. на русско-романском, т. е. западно-славянском наречии, а то их «латынь никто не понимает»!

Население же всех средневековых европейских городов, в том числе, и нынешних российских, было смешанным. В XII–XIII вв. в них стояли небольшие византийские гарнизоны из служивых, нанятых в разных концах Империи. На службе Ярослава Мудрого состоял, в частности, датчанин Гаральд, будущий норвежский конунг. Новгородское вече на переговоры с князем Твердиславом посылало некоего Лазаря Моисеевича. Среди приближенных князя Андрея Боголюбского были его будущие убийцы Иоаким, Анбал Ясин и Ефим Моизович. Защитники Киева прославляли своего князя Изяслава-Дмитрия, не погибшего в сражении с осаждавшим Киев Юрием Долгоруким, греческим возгласом «Кирие элейсон!» вместо русского «Господи помилуй!». Так что при русских князьях в городах жили и варяги, и греки, и евреи и пр.

Присмотримся теперь поближе к средневековому понятию «город». Первые «города» представляли собой сезонные становища кочевников, аналогом которых и сегодня является цыганский табор. Кольцеобразно выстроенные повозки-арбы (ср. лат. orbis «круг» и orbita «колея от арбы»), служащие круговой обороной от разбойников, и были прообразом города — не случайно в Ветхом Завете столицей «моавитян» т. е. кочевников, (англ. Moabites, ср., например, англ. mob «толпа, чернь») назван Кириат-А(г)рбы (с придыхательным «г», нынешний хорватский г. Загреб, кирьят = город). Он же известен как легендарный финикийский город-республика Арвад. Тот же смысл и в названии столицы Марокко — Рабат (араб. «укрепленный лагерь»).

Отсюда же и латинское urb(i)s «город», и московский Арбат («дорога в город», т. е. в Кремль). Отсюда и Римские Папы Урбаны (т. е. «городские»), и династия «венгерских» королей Арпадов(венг. Arpadi, якобы 1000–1301 гг., отражение византийских правителей 1204–1453 гг. и их наследников — русских царей 1453 — 1505 гг.) со славянско-византийскими именами Бела, Иштван (он же Стефан, т. е. Степан), Ласло (он же Владислав) и т. д.

Массовое каменное градостроительство в Европе технически стало возможно только во второй половине XIII века — т. е. примерно на двести лет позже первого каменного города Царь-Града и лет на сто позже первых каменных построек Владимирской Руси, Киева, Праги и Вены — после прокладки дорог и появления конного транспорта.

Тем самым, изначально город — всегда колония, новое оседлое поселение бывших кочевников или вынужденных переселенцев. При этом для других кочевников, пришедших на то же самое, всегда выгодно расположенное место (высокое и незатопляемое, чаще всего на берегу проточного водоема), уже обосновавшиеся там горожане-колонисты, естественно, такие же чужие, как и новые пришельцы для горожан. Конфликт «город—деревня» — продолжение природного конфликта субъекта, уже занявшего пещеру, со вновь прибывшим претендентом на логово.

Поэтому и забавно читать в летописи, как войско Юрия Долгорукого осаждало Киев: одна часть войска — половцы — пошла через Днепр вброд, а другая часть — русь — переплыла в ладьях. Однако, здесь все понятно: половцы — это конная часть наступавшего войска, а русь — пешее сельское ополчение.

Что касается горожан, то по состоянию экономики XIII в. в любом городе вряд ли можно было постоянно прокормить даже сотню лошадей. Дружина князя, его почетный эскорт, составляла не более 20–30 всадников. Конница же могла быть только подвижным войском степной и лесо-степной зоны. Поэтому половцы, они же «литовцы» (поскольку ранее «литовской» Лтавы-Полтавы стольным городом был «половецкий» Полоцк, ср. венг. palуczok «половцы»), они же позднее «татары», они же «поганые» — это та же русь, но верхом! Отметим также, что в самоназванияхлитовцев, латышей и ляхов — тот же праславянский корень лъкът, что и в глаголе лететь, имеющем и сегодня значение «скакать, нестись во весь опор». Именно таким «скакуном» вполне мог быть и «татарский» темник Мамай (венг. Mamaly), т. е. неманич из Мемеля (нынешней Клайпеды) на службе «литовского» князя-хана Ягайло-Ангела.

Польская история утверждает также, что «Половцы были разбойные люди, происходящие из готов (!)»: «Polowcy byli drapieżni ludzie, wyrodkowie od Gottow» («Chronika tho iesth historya Swiata», Kraków, 1564.). О радости готов по случаю половецкой победы говорит и «Слово о Полку Игореве». Однако, в этом нет ничего странного, поскольку слово «готы» означало «идолопоклонники» (см. статью «„Древнее“ и средневековое народонаселение Европы и его правители»). И некрещеные предки поляков, поляки-язычники — это тоже половцы, страна которых и называлась по-латыни Полония, т. е. Польша.

Что же касается половцев — «разбойных людей», то ими были и предки современных поляков, поскольку по-немецки «убивать» — schlachten, т. е. однокоренное слово со «шляхта», означавшим отнюдь не «польское дворянстство», а конную шайку родственников-разбойников с большой дороги, т. е. со шляха (ср. также швед. slakta «родня» и англ. slaughter «резня»). Кстати, таким шляхом первоначально и был знаменитый торговый путь «из варяг в греки» с единственным необходимым волоком от Западной Двины = Даугавы до Березины (притока Днепра), т. е.кратчайший путь из Балтийского в Черное море — без «традиционного» ладожского крюка и дополнительного волока из Ловати в западную Двину! Так что изнурительная средневековая «русско-литовская» и «русско-польская» борьба — это вполне понятная борьба местных князей за контроль над важнейшими торговыми путями.

Традиционное мнение о половцах как о «тюркских племенах» неверно, поскольку половцы — отнюдь не племя в этническом смысле, а идолопоклонников хватало и среди «тюркских», и среди «германских», и среди «славянских» племен. Упоминаемые в летописях имена половецких ханов, например Отрок, Гзак (т. е. Казак) или Кончак — вполне славянские, а прозвище дочери Кончака, жены Всеволода (брата князя Игоря) — Кончаковна — типичная мазовецкая фамилия замужней женщины. В летописях упоминается и «татарский царевич» Мазовша, т. е. царевич из Мазовии (область нынешней Польши).

Вот такие средневековые, неизвестно куда сгинувшие, «половцы». И как тут не вспомнить храброго Мстислава из «Слова о Полку Игореве», зарезавшем «половца» с русским именем Редедяперед «полками Касожскими», т. е. адыгейскими, т. е. черкесскими, т. е. казацкими.

Что же касается средневековых русских, то «русскими» (русью) назывались все земледельцы (они же крестьяне = христиане), скотоводы, ремесленники, монахи-старцы и конное (казачье) войско, живущее за городской чертой, а нынешнее слово «россиянин», не несущее националистического смысла — синоним старого значения слова «русский».

Богатые средневековые города нанимали охрану от руси, причем желательно из другого региона, без родственных связей с русью, т. е. негородским населением: варягов (которых сельские, т. е. русь, естественно, называли врагами), янычар = юнкеров, ляхов, хазар = гусар (т. е. венгров, т. е. немцев) и т. п. Этот обычай кое-где существует и по сей день, например, чечены — вайнахи, т. е. бывшая гвардия верховного правителя Ванаха (т. е. Иоанна), ныне по-гвардейски служат королю Иордании, как и их предки в XV в. — Ивану III.

Высказанные соображения позволяют иначе трактовать понятия «Галицкая Русь», «Новгородская Русь» и т. п., поскольку у каждого города были свои отношения с окружающей его Русью. Ведь и сегодня мы говорим: Москва — сердце России, но далеко не вся Россия. И сегодня Москва естественным образом является самым многонациональным городом России. Да и другие современные крупные города так же многонациональны, как и любой город на территории России в средневековье. А Русь — она всегда за 101-м километром… На ее просторах всегда хватало места всем ее жителям, не взирая на то, что написано или не написано у них в паспорте по поводу национальности.

Говоришь по-русски — значит русский… Эта калька с литовской поговорки про литовцев как нельзя лучше отражает суть национальной идеи, свободной от расизма, шовинизма, сепаратизма и религиозного фанатизма, порождаемых идеологией, политикой и политической историографией.

Источник: www.e-reading.by



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.