Воинские традиции славян и ариев



В последние десятилетия во всем мире пользуются большой популярностью восточные школы боевых искусств. В нашей стране имеется своя уникальная Ведическая боевая система,  которая насчитывает тысячи лет и которая не имела равных себе в мире, благодаря которой наши предки всегда побеждали во многих войнах, а самих войнов звали Витязями.

Крепью Славяно-Арийского войска были характерники (Характерники – буквально: владеющие центром хара. Отсюда «харакири» – выпускание жизненной силы через центр хара, находящийся в области пупка, «к ири» – к Ирию, Славяно-Арийскому Небесному Царству: отсюда же и «знахарь» – знающий хару. С восстановления, которой должно начинаться любое лечение), которых в Индии до сих пор именуют махаратхами – великими воинами (на санскрите «маха» – большой, великий; «ратха» – рать, войско). Это были люди, владеющие Казачьим Спасом. Основой этого боевого искусства является способность человека к переносу своего сознания на более тонкие уровни бытия – сначала в Навье (астральное) тело, затем в Клубье (ментальное), Колобье (будхическое) и, наконец, в Дивье (деваконическое). Всего же у нашего «Я» (Живы) семь тел: есть ещё Светье (саттвическое), Жарье (эфирное) и Плотское (органическое). Наши предки ведали обо всех своих тонких телах – вспомним, к примеру, о семи русских матрёшках. До сих пор в казачьей среде бытует мнение, что характерники во время схватки общаются с Родом. В таком состоянии сознания боец обретает способность управлять пространством и временем, влиять с помощью внушения на сознание других людей, для него не составляет труда уйти от любых нападений, тогда как он сам имеет возможность наносить врагам сокрушительные удары. Человек, владеющий Казачьим Спасом, обладает способностью чувствовать приближение «своей« пули: затылок как бы начинает наливаться тяжестью и холодеть, и воин либо уклоняется от нули, либо останавливает её на поверхности своего Плотского тела.

Закончив разминку, Егор перешел к главному: - То, что я сейчас вам покажу, зовется Казачьим Спасом... Никаким восточным приемам он недоступен в своем совершенстве и по своим качествам боя. Не всем дастся он, нужна особая психология и полное владение своим сознанием... Я поработаю потом со всеми вами и отберу только тех, кто имеет природные задатки к этому виду борьбы, возможно, что и никто не подойдет, ибо даже в казачестве среди ребятишек отбирались стариками единицы, способные овладеть древней наукой. Призвание Казачьего Спаса - возмездие врагу... прошу не путать с греховной местью. Корнями борьба уходит на тысячи лет назад, и все эти века она совершенствовалась и достигала такой силы, что вряд ли разумный человек поверит, на что она способна. Она уже за пределами обычного понимания...

   Еще в двенадцатом веке до рождения Христа, под именем джанийцев и Черкасов, от устья Кубани, Дона, Днепра и Днестра предки казаков ходили на тридцати больших кораблях в помощь осажденной Трое... С этих достопамятных времен, хорошо вооруженные, отчаянные и умелые в бою, казаки многие века держали в страхе персов и мидян, греков и турок... Крепью казачества были так называемые “характерники”, особая тайная казачья каста, владеющая Казачьим Спасом, удивительной наукой боя, а символом его был - воз -Большая Медведица и неприятие “взвиршности”, то есть никаких посредников, никакой земной власти над собой в момент схватки кроме Бога. Именно к Нему характерник возлетал духом и мыслию во время мгновенной медитации - ману, шепча молитву тайную - Стос...

В этом возвышенном состоянии для него ускорялось само время, а для врага замедлялось, он мог уйти от любых ударов и сам нанести недругу смертельное возмездие. В рубке со множеством противников характерник мог так “зачаровать” врагов, что они его теряли из виду и в бешенстве истребляли друг друга. А вихрь ударов его шашки настоль стремителен и силен, что пораженный казался несколько мгновений целым, а потом начинал распадаться на части. При виде такого остальных охватывал мистический ужас, и они мгновенно “обабливались”, теряли силу.

    Спас - бескрайняя степь и бездонный колодец духа! Характерник управлял пространством и временем, владел секретами гипноза, чтения мыслей, заговоров, заклинаний, обережных молитв, он мог “раствориться” в траве среди чистого поля, стать невидимым в кроне дерева, слиться с конем, неделями ни есть, ни пить; он чувствует свою пулю: холодеет затылок, и казак уклоняется от нее, видя ее полет.

    В бою владеющие приемами держались пятерками вместе, что увеличивало многократно результат их умения. Каждый свято отвечал за определенного друга, тот за следующего, и все закольцовывалось в пятерке единой заботой и охранением, единой силой и единым духом, становилось единым стремительным телом, и... страшен был его полет! Главный закон в пятерке - не бояться за себя; они прорубались легко сквозь любую лаву или колонну врага, разворачивали коней и прорубали опять коридор, как в лесу просеку... Не бойся за себя, а сохрани жизнь другу, поручив свою жизнь заботе товарища. Если будешь думать о себе и бояться только за себя - погибнешь и погубишь остальных, а это непрощенный грех. Нет уз святее товарищества! Это и есть древний русский закон дружины - “За други своя”! А теперь я практически покажу вам, что это такое...

   Егор взял со скамьи припасенную финку, закатил на левом рукаве полотняную рубаху выше локтя и вдруг полоснул острой финкой по коже меж локтем и запястьем. Хлынула кровь на заранее постеленную клеенку. Он взмахнул над раной еще раз ножом, - и кровь унялась. Третий раз взмахнул - и вытер платком с руки кровь, обходя сидящих и показывая руку... На ней горел свежий розовый шрам, рана затянулась. Лебедев даже потрогал пальцами порезанное место и удивленно покачал головой. Он видел Быкова в бою и перестал дивиться его умению, но этот “фокус” его потряс... Тем временем Егор зарядил свой “ТТ” и подал его Солнышкину, отошел к противоположной стене зала, обитой матрацами.

- Стреляй в меня!

- Да будет тебе дурить, - недовольно усмехнулся здоровяк - я на таком расстоянии из пистолета монету сшибаю. Не буду!

- Стреляй! - приказал Лебедев и внимательно уставился на Егора, следя за его движениями. Он заметил оцепенение Быкова, что-то происходило незримое с его слегка покачивающимся телом, и вот он опять произнес:

- Стреляй, только не в голову... Солнышкин выцелил правое плечо и мягко надавил спуск. Егор тем-мгновением расслабился, мысленно прочел молитву Стос и почуял взлет тела и духа. Он смотрел на Солнышкина спокойно и видел на своем месте деда Буяна, заставившего его впервые выстрелить в себя из карабина. Егор постигал испуг и смятение Солнышки-на в этот миг, ибо прошел подобное в детстве... но каков был восторг, когда, обучившись у деда, сам смело стал под ружейный ствол Буяна и увидел свинцового шмеля, летящего в него... и властию своею возликовал над слепой пулей, уходя от нее и провожая взглядом ее...

     Наконец Солнышкин решился, и Быков видел, как медленно палец давит спуск, как томно срабатывает сорвавшаяся пружина и ползет боек, ударяет о капсюль, тихо возгорается порох и натуженно выпихивает пулю... Она летит, еле вращаясь, и за время ее полета можно сто раз уклониться... Егор видит ее уже совсем близко, видит медленно встающую Ирину с ужасом в глазах, вот пуля на расстоянии вытянутой руки, он легонько шатнулся влево, слыша, как пуля мышью шуршит, разгрызая ткань и вату матраца и с долгим стуком колет кирпич...

Лебедев видел почти незаметное движение тела Быкова во время самого выстрела, оно качнулось маятником, пропуская пулю мимо... Грохот выстрела, щелчок пули о кирпич и вскрик Ирины слились для всех воедино, но Быков стоял так же невозмутимо, на его рубахе крови и следов поражения не было. Он негромко попросил опять:

- Стреляй в грудь, серией, три раза...

Прогрохотали выстрелы, и Егор невредимый шагнул от стены, в матраце за его спиной кучно открылись четыре отверстия с рваными клочьями ваты. Солнышкин недоуменно посмотрел на пистолет, на Егора и пробубнил:

- Колдовство-о-о!

- Нет! - отозвался Быков, - это Казачий Спас, и он от Бога, а не колдунов потеха... А чтобы окончательно убедить вас в силе этих приемов, я покажу высший предел характерника. Он быстро прикрепил иглами на матраце чистый лист бумаги и сделал два шага к Солнышкину:

- Стреляй в центр листа мимо меня.

Он стоял левым боком к нему, закрыв глаза и шепча особую молитву деда Буяна, слыша нарастающий вой выстрела и резко повернув голову влево, увидел летящую пулю... Стремительно кинул на нее ладонь правой руки, сжал кулак и, чтобы остановить страшную энергию ее, сопровождал полет рукою, тормозя его и все мощнее стискивая железо кулака... Она потянула руку за собой и сдалась... грея ее изнутри...

Щелчка пуля никто не услышал и никто ничего не заметил, настоль молниеносны были движения Быкова. Он резко выдохнул воздух и раскрыл кулак. Все вскочили в диком недоумении и крике, завороженно глядя на пулю в его руке и на девственный лист бумаги...

- Я могу принять пулю и грудью и делал это, но остается большой синяк, а мне надо вас тренировать.,, Я научу вас особой, маскировке, неведомым для врага приемам скоротечных огневых схлесток, один из них Перекат, мы недавно проверили на немцах и не имели потерь... Научу лечить себя и убивать врага голыми руками, научу всему, что можете воспринять. Но перед каждым занятием вы должны посвящать себя особой казачьей молитве, чтобы постигнуть через нее пространство и время и выпросить у самого Господа силы себе на защиту Родины и возмездие врагам... Если Он услышит вас, и вы будете достойны Его милости, тогда вы станете неуязвимы для мирского оружия, а тело ваше будет двигаться быстрее мысли, а может быть и света... Спас карает врага и лечит друга. Сейчас я покажу его добрую сторону... Спас милосердный... Илья Иванович, иди на ковер!

- Зачем?

- Иди-иди... а теперь разденься до пояса.

- Только не стреляйте в меня, - усмехнулся Окаемов, стаскивая через голову рубаху.

- Смотрите внимательно, - показал Быков на спину Ильи, поворачивая его, - вот входное отверстие от пули и она сидит спереди под нижним ребром.

- Лет десять сидит, - утвердительно кивнул Окаемов.

- Я же вам говорил, что нужна операция.

- Говорить-то говорил, да времени нет лежать в больнице.

- Поставьте руки на пояс и не шевелитесь, потерпите, - сильные пальцы рук Егора бегали у него по ребрам, и Окаемов дергался от щекотки, теплые мурашки обливали его открытое тело, и оно покачивалось в легком сне. Вдруг Быков оттянул кожу, резко даванул пальцами белый узелок, и он лопнул, как чирей. Струйка черной крови истекла из отверстия, Егор зашептал молитву, сильно сжав края ранки и сам покачиваясь... И как фокусник громко проговорил; - Все! Одевайся... Вот, возьми на память.

Илья Иванович с недоумением смотрел на мокрую темную пулю у себя на ладони, кожа на боку слегка саднила, но кровь не текла. А Егор проговорил:

- Потом заклеишь, но и так ничего не будет...

"Княжий остров"

…Солнце клонилось к закату. Еще немного, и оно скрылось за вершинами горного хребта. На долину Подкумка спустились сумерки. Проникли они и в небольшую балку, где несли дозорную службу два десятка казаков. Балка эта называлась Маховой в честь некоего урядника Махова, основавшего здесь когда то казачий пикет. Маховым курганом называлась и рядом расположенная возвышенность, на которой находился наблюдательный пункт казаков. Их задачей было не пропустить приближения неприятельских горцев и при помощи сигнальных костров сообщить об этом в Ессентукскую станицу.

Наступила ночь. Над головой висел безоблачный купол южного неба с мириадами ярких сверкающих звезд. Казаки, свободные от службы, расположились вокруг костра. Среди них выделялась фигура казака лет семидесяти. Несмотря на столь почтенный возраст, это был довольно крепкий живой старик. Все остальные относились к нему с большим уважением и почтением. И недаром. Много повидавший на своем веку Колотыга, так звали старика, был не рядовым казаком, а характерником, воином, помеченным Богом.

– Так ты, Харитон, имеешь интерес, откуда Спас наш пошел? – не спеша спросил Колотыга у молодого казака, сидевшего напротив. Затем огляделся вокруг и сказал: – Ну что ж, подкинь ка поленьев. Дай огню пищу и послушай, что преданья наши говорят.

Харитон молча встал, взял несколько поленьев, положил их в костер и так же молча уселся обратно.

– Давно это было, – продолжал старый Колотыга. – Двадцать первого дня месяца Белояра две тысячи восемьдесят четвертого года Трояновых веков над Киевом Антским, что расположен близ Алатырской горы, засияла на темном небе яркая звезда по имени Чигирь угорь. И летела она в огне драконом, сияя светом золеным. В ту же ночь князю Дажину Бог Вышний послал сына. И пришли от сорока народов сорок чародеев звездочетов, и принесли они дары младенцу, и сказали: «Княжеский сын совершит великие дела и прославит Антскую Землю, Сам Вышний приветствует его рождение звездой! И открыли они Звездную Книгу, данную предком нашим Колядой, и прочли древнее предсказание: "И настелет Овсень мост. И первым проедет по нему Крышснь, а второй – Коляда, третий – Бyc».

И потому назвали младенца по писанному – Бусом, А прозвали его Белояром, ибо родился он в последний день месяца Белояра, на закате дня Сварога. И другое имя у него было Яр Бус. Рос подрастал княжич, а когда исполнилось ему шесть лет, отдан он был в обучение волхвам. В храме великом, храме Солнца, что во Святых горах, во святом Белогорье, обучался мудрости антов Яр Бус. Очень древний народ анты. Путями Господними ходили и недаром так звались. Ибо «анта» – «на вершине знания находящийся». В преддверии священной страны Ирия тот храм находился. Построен храм был много тысяч лет назад волшебником Китоврасом и птицей Гамаюн по велению бога Солнца. Шестьдесят локтей в длину, двадцать локтей в ширину и пятнадцать локтей в высоту имел храм Солнца. Количество окон и дверей равнялось двенадцати. В верхнем его части имелось также двенадцать отверстий для наблюдения за ходом Солнца. Отделан храм был множеством драгоценных камней и начертаны на его стенах были знаки, которые указывали на будущие события и предостерегали от происшествий перед их осуществлением…

  На пороге храма встретил Буса старый седой волхв кудесник по имени Златояр. В руках у него был посох из древа Вышня. Прикоснулся рукой к челу Бусову волхв. Взял в ученики. И начались годы учения…  

Выводил Златояр Яр Буса к камню ведовскому, расположенному над глубокой долиной. Оттуда открывался дивный вид на Ирий Антский с семью восхолмиями Велеса, на Алатырь гору. Не простой это был камень, камень силы. На этом камне раскрывал Златояр мудрость антскую Яр Бусу…

Замолчал старый характерник, о чем то задумался. Только шумевший в ущелье Подкумок нарушал тишину. Помолчав минуту, продолжил свой рассказ Колотыга:

– Все детство провел Яр Бус в храме Солнца, внимая мудрости Златояровой. А став князем, Бус укреплял веру ведическую, учил о Пути Прави, уточнил дни праздников народных и почитался просветленным учителем, Побудом всей Руси древней. По Бусову календарю мы живем и поныне, ибо многие наши православные праздники суть древние ведические. В Рождество Христово ранее был день Коляды, в день Ильи Пророка праздновали Перунов день, в Рождество Богородицы – рождество Златы Майи, в день Иоанна Крестителя – дни Костромы и Купалы. Пасху на Украине до сих пор называют Великднем. Календаря Бусова до сих пор придерживается наша Православная церковь. От него то и исходит наш Спас. Хотя и до него были витязи древние, владеющие искусством Шаровары… Вот такая, братья казаки, история.

Тут Харитон попросил старого казака:

– А расскажи нам, пожалуйста, о мудрости антов и самом Спасе.

Колотыга проговорил:

– Что же, похоже, ночь будет спокойной, почему бы и не рассказать. – И, расстелив бурку, улегся и продолжил свое повествование: – Много раз поучал Златояр Яра Буса: «Мир наш – то борьба Правды с Кривдой, то одна победит, то другая. Задача воина – утвердить Правду на Земле. Для этого ему нужно убить звери Кривду в себе и вокруг себя. Только после этого он сможет над рекой Смородиной победить Змея, охраняющего мост, ведущий на остров Буян, не сорваться в реку небытия – Смородину. Сделать это может только человек некорыстный, себялюбием не страдающий.

Кто будет Кривдой жить, тот отчаянный от Господа. Та душа не наследует себе Царства Небесного. А кто будет Правдой жить, тот причаянный по Господу. Та душа наследует себе Царство небесное.

Кто от Кривды не освободится, тот не свободен будет. Но Свобода – то Свойства Богом данные. Свобода – то зависимость от Бога Творца. Человек – существо зависимое, ибо он зависит от Того, кто стоит у истоков всего сущего. Поэтому человек, не доверяющий Богу творцу, пребывает в большой неуверенности, страхе и сомнении и не имеет свободы.

Только тот. кто истинно свободен, может быть назван характерником, избавленным от Смерти Любовью Божией. И только таким Человекам подвластны стихии, время и пространство, только они будут наделены Шароварой…

– Вот так, – сказал Колотыга, – по нашему, братья казаки, это и есть Спас. Ведь Шаровара на языке Богов и ведунов означает «защита от стрел». А что есть защита, как не Спас? Вот и получается, что вера в Бога – это Спас. Но кроме этого надо и качества иметь определенные. Воина с детства воспитывать надо. Все вы слышали сказку про репку. А кто нибудь знает, в чем ее смысл?

И Колотыга замолчал, ожидая ответа.

– Не знаем, отец. А если ты не скажешь, то и не узнаем.

– Ну так слушайте, – Колотыга окинул всех лукавым взглядом, – В этой сказке дедка ~ олицетворение настоящей мужской силы; бабка – житейская хватка и смекалка; внучка – задор; собачка – солдатское мужество; кошка – тепло дома, семья; а вот мышка – это та кроха, почти ничего, которой не хватает целой семье, чтобы одолеть репку.

Все это хранит в душе воин и применяет для защиты Родины своей.

Вот и наш Спас развивает нужные для этого качества. Ведовскими, боярскими практиками приумножаются они. И тогда рождается бесстрашный воин, сильный духом, Восхождение по лествице вверх к Богу – вот что такое Спас.

Спас делает Человека, поднимая его с уровня Жити. Вокруг костра все надолго замолчали. Слышны были только треск поленьев да пофыркивание лошадей.

Молчание прервал Харитон. Он попросил:

– Отец, говорят, что ключи Спаса дают силу. Расскажи нам о них.

– Да, на самом деле, Спас открывает человеку силу великую. Но для этого нужны долгий труд и большое терпение. Много в Спасе разных техник, каждая свою цель имеет, но все они к силе приобщают. А будь ты воин или целитель, как без силы обойдешься? Без силы никуда.

А еще Спас законом крепок. Законы эти в своды объединены. Есть Свод Хорса, Свод Велеса, Свод Стрибога, Свод Перуна, Свод Макоши, а всему глава Свод Ладушки.

Как же иначе, ведь сила без закона никуда. Сила норовит разбуяниться, а закон ее в узде держит. Вспомните, как наш Подкумок, когда разливается, какие беды народу несет. Русло для него – Закон. Так и человек, что своды нарушает, беду себе приносит. К костру подошли еще двое казаков, освободившихся от службы, молча присели рядом. Колотыга продолжал:

– Свод Перуна возьмем. Особая штука. Он нам об умной силе толкует, о силе мысли. Вот вы можете сказать, что есть мысль наша? А я скажу, что мысль есть ключ к силе и Свод Перуна учит, как ей обходиться. Здесь такие практики, как Побуда, Колесо Перуна. Огню они соответствуют. Если не пробудить мысль, толку не будет. Все труды напрасны и дальше идти нет смысла. Сила умная – сердцевина всех практик.

А далее Своду Хорса часть мы отдаем. Он тело наше правит и лад в нем наводит, Когда же ладно тело, Жива по нему ой как весело бежит. Хорошо человеку. Нет лада, вот и хворь у порога стоит. Заболевает человек, мается. Хорсу Жива и Вейга подчиняются, водной стихии они слуги. Есть в Вейге особая практика, Своду Макоши принадлежащая. Вроде бы в стороне стоит, а без нее никуда. Это девять законов Макоши, они силу родящую человеку дают. Без них наш Род зачах бы давно.

Свод Велеса с Землей матушкой связан. Он боярские практики питает ее силушкой. Корни человеку прочные дает. Какой же воин без корней глубоких?

– А что значит боярские практики? – спросил кто то из казаков.

– Воинские, – ответил Колотыга. – Боярым раньше звали человека, большой внутренней силой ярой наделенного, яростного. Ее то, яру, и приумножала бояра. Сила суть вокруг нас, но как ее взять, не каждый знает. Вот этой цели, значит, ключи то Велесовы и служат.

Еще один свод – Свод Стрибога. Он в движение силу собранную приводит, по телу ее гонит. Будто ветер в теле гуляет, так сила движется и делает человека неуязвимым для мысли злой. Такого не спортишь, не сглазишь. Такому не страшны ни сабля, ни пуля вражеская. Вот Свиля предками нашими как оберег и использовалась. Да и другие ключи Стрибога не уступали ей. Сводом же Лады все ключи Спаса единятся. Лада смыслом Спас наполняет, учит, что есть Родина, народ, семья. По Правде жить учит. Долго еще рассказывал старый Колотыга о Спасе молодым казакам, которые живо внимали его словам.

Перед восходом солнца Харитон поднялся на Махов курган, разделся до пояса, несмотря на прохладное утро, и встал лицом на восток. Вскоре из за Джинальского хребта показался солнечный диск. Харитон приветствовал его Побудой, а затем стал раскручиваться в Плясе Свили. Над долиной Подкумка зазвучала распевка характерника:

Люб а а, люб а а.

Хо о о м м!!! Хо о о м м!!!

Сва сва слава.

Ом м м, Ом м м.

Если бы кто то находился рядом, то почувствовал бы, как воздух вокруг вибрирует.

Хом м м а а, хом м м а а.

Хум м м, хум м м.

Хай а а а, хай а а а.

Бус А у м м.

Старый Колотыга наблюдал за Харитоном. В душе он ликовал: «Нет, не умер и не умрет Спас наш. И пока будут такие, как Харитон. стоять крепко Русь будет, не одолеть ее врагам, сломают зубы, подавятся!»

Солнце поднялось над долиной, залило ярким светом окрестные горы. Начинался новый день… 

 

http://vk.com/video1849005_148043286?hash=bf5366ff197cffc6

И сегодня от деда к внуку, из уст в уста передают науку Казачьего Спаса казаки Терские и Сибирские....

Источник: geo-politica.info



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.