Ведь убивали их у дома на пороге…


Автор стихотворения Елена Ковачевич – молодой историк, сотрудник Архива Югославии (Белград). Елена любит литературу и пишет стихи. Архивные данные и исторические работы о трагических событиях геноцида сербов в Независимом государстве Хорватии (на территории нынешней Хорватии, Боснии и Герцеговины) в годы Второй мировой войны произвели на молодого поэта неизгладимое впечатление. Елена отразила свои чувства в цикле стихов. Предлагаем читателю одно из них, переведенное на русский язык.

 

Рассказы матерей из сербского села Пребиловцы

Нам не удалось убежать.

Мы умоляли, плакали, стонали, голосили.

Когда уйти спокойно нам не удалось, угрюмо к школе побрели толпой.

Взяла с собою я и своего ребенка.

Иные были, слава Богу, спасены,

Ведь убивали их у дома на пороге, и быструю им подарили смерть.

Пред школой приказали нам стоять на месте по команде «Смирно!»,

А наших малолетних дочерей насиловали, нам приказав держать их!

И мы держали дочерей.

Но этого им было мало!

Из колыбельки вынули ребёнка моего, и голову его об стену размозжили.

И возвратили мне его обратно в руки, чтоб смерть его увидела сама.

Штыком мне распороли материнскую утробу,

И вытащили мальчика, младенца. Живым!

И имя Иоанн ему определили, ножом ему свершили чин Крещенья.

В тряпицу обернув его, мне в материнскую утробу мертвого ребенка вернули.

В пятидесяти колыбелях опустевших так похоронены и наши жизни.

Коль не было у нас совсем, чем убивать себя,

Зачем мы с голыми руками на злодеев не напали?

Жаль, что детей мы сами не убили, и не спасли их от убийц, алкавших крови.

Не плакали мы больше, не просили.

И без приказа в пропасти бросались.

Мы без детей остались.

Матери с детьми и дети без отцов и матерей вливались в пропасть

Бездонную, слепую… Без остановок… Шесть часов.

Тела о камни рвали мы, ломали руки, головы и ноги.

Дышали долго в пропасти на дне.

Когда мы умерли, всё ж, кажется, мы были не мертвы.

Они считали, что мы не мертвы, и оттого пещеры залили бетоном.

Полвека не было нас вовсе,

как будто никогда не жили мы и не погибли.

А после полувека отверзлась пропасть, кости собрались, слились в тела,

в гробах легли под крест.

Второй раз матери своих детей похоронили,

И в первый раз рыдали на могиле.

Но мертвых нас не приняла Земля, которая нас создала.

Вновь кости наши в воздух поднялись, смерть нашу подтвердить хотели,

а мертвым подтвердить, что к ним мы не вернемся.

Тела нам в осквернении убили.

Душа у нас жива.

И пепел наш здесь будет навсегда.

Когда взрастёт трава, цветок и дерево

Мы тоже будем вместе с ним расти.

Вечно!

И птиц, когда поднимут крылья,

наш дух в полете этом воспарит

по этим землям, нами напоенным.

В вечность!

Мы, мертвые, отсюда не уйдем.

 

P.S. В стихотворении описано массовое убийство хорватскими коллаборационистами («усташами») мирных жителей сербского села Пребиловци 4–6 августа 1941 г. В то время, как мужчины ушли в повстанческие формирования, старики, женщины и дети остались в своих домах. Усташские формирования окружили село 4 августа...

После этого начался погром, сводившийся к изнасилованиям девочек и женщин, грабежам и без того бедных крестьянских домов и убийствам новорожденных в колыбелях. Оставшееся в живых население Пребиловцев было 5–6 августа перевезено в г. Чаплина, а оттуда вагонами узкоколейки к карстовой пропасти Голубинка у села Шурманци. У этой вертикальной пропасти пригнанные женщины, дети и старики были связаны и сброшены в пропасть. Всего усташами было убито 826 из 994 сербов, проживавших до войны в селе Пребиловцы. Таким образом, были полностью уничтожены 54 большие многодетные семьи из этого села. Непосредственно в Голубинку только в те дни были сброшено свыше пяти сотен тел, в том числе 237 детей и 233 женщины.

В конце войны часть хорватских коллаборационистов примкнула к партизанам (в том числе организатор массового убийства в Пребиловцах). Судебные процессы над рядовыми участниками убийств проводились в закрытом порядке, с преуменьшением жертв, со стремлением уравновесить число жертв и преступников по «национальному принципу», трактуя жертв и палачей как «югославских патриотов, павших от рук нацистских коллаборационистов». Всего из 300 участников убийств в села Шурманцы было арестовано спустя 12 лет после окончания войны лишь 14 участников, из которых лишь 7 были осуждены. Только один из организаторов преступлений, староста села Шурманцы был приговорен к высшей мере наказания. В рамках этой политики пещеры были залиты бетоном, а эксгумация была запрещена. Эта многолетняя ложь стала поводом к взрыву народного возмущения, когда в конце восьмидесятых годов было принято решение о захоронении жертв массовых убийств. Сербских жертв усташских преступлений сбрасывали в 13 пропастей Герцеговины. Останки погибших были подняты и перезахоронены из 7 пропастей, причем всего были подняты тела 4 тысяч сербов, убитых усташами. Процесс эксгумации и перезахоронения был зафиксирован в документальном фильме З. Шотры «Вот наши дети». Останки жертв из села Пребиловцы и окрестных сел были захоронены в мемориальной часовне. В 1992 г. хорватские силы под командованием генерала Янко Бобетко оккупировали эти районы, которые до сего времени остаются частью мусульманско-хорватской Федерации, вне Республики Сербской в Боснии и Герцеговине. Часовня была взорвана хорватской армией во время гражданской войны на территории Боснии и Герцеговины. В результате устроенного взрыва, останки погибших и руины часовни разлетелись по полю. А на месте памятника была демонстративно устроена мусорная свалка, зарытая лишь в 2002 г. В селе Пребиловцы сегодня проживает лишь 65 жителей.

В 2015 г. мученики села Пребиловцы были канонизированы Сербской православной церковью. В тот же год в селе был заложен новый храм, посвященный Воскресению Христову, в основании которого были положены семь гробов с сохранившимися от бесчинств девяностых останками. Память о жертвах села Пребиловцы стала частью национального самосознания современного сербского общества. В то же время в местном районном центре – в городе Чаплина, населенном преимущественно хорватами, с 2002 г. существует почитаемый местными жителями памятник «Хорватской свободе», где благодарные потомки, среди прочих своих «героев», увековечили память участников и организаторов убийств из села Шурманци у карстовой пещеры Голубинка... 

Елена Ковачевич

Источник: www.stoletie.ru