У колыбели русской авиации



В Петербурге открылась уникальная выставка, посвященная первым нашим авиаторам

На территории мемориального военного городка – петербургского Воздухоплавательного парка – открылась выставка «Колыбель российской авиации». Это событие, по мнению организаторов, послужит началом формирования Музея авиации в Петербурге.

Минувшее меня объемлет живо...

...Я выросла в Ленинграде, на Воздухоплавательной улице. Тогда это была южная окраина города.

Сегодня на этой улице нет жилых домов – их снесли в шестидесятые годы двадцатого века. Склады, ремонтные автопредприятия, прочие мелкие строения непонятного назначения – вот нынешняя «архитектура» Воздухоплавательной, продолжаемой Витебским проспектом, уходящим далеко на юг нынешнего Санкт-Петербурга.

Помню, спрашивала я у бабушки: «Почему наша улица так называется?» – «Потому что здесь запускали воздушные шары... Военные шары, не для забавы...». Моя детская любознательность на этом заканчивалась, и еще долго я не возвращалась к истории Воздухоплавательной.

Бывает так: захваченные событиями взрослой жизни, мы забываем о тех местах, где открывались для нас самые первые тайны этого взрослого мира. Но рано или поздно детство вновь входит в наше сознание и порой будоражит невероятными открытиями.

Так, десять лет назад я услышала по радио об экспозиции, созданной на территории бывшего Воздухоплавательного парка, в воинской части. И тут же было сказано, что эта экспозиция, посвященная истории воздухоплавания, закрывается, так как здание, в которой она размещена, куплено коммерческим предприятием. «Если кому-то эта тема интересна, – сказал радиожурналист, – звоните по телефону...»

Так я познакомилась с Юрием Михайловичем Лозыченко, скромным охранником той самой воинской части. До ухода на пенсию он работал в этой же части радиомехаником. И, несмотря на отсутствие соответствующего образования, все свое свободное время посвящал изучению истории Воздухоплавательного парка. Это стало, без преувеличения, делом его жизни. В конце девяностых годов прошлого века в здании бывшей Офицерской воздухоплавательной школы (ОВШ) и была открыта экспозиция, посвященная уникальной «воздухоплавательной» территории. А еще раньше, в 1985-м и в 1987-м годах, на фасаде этого же здания были размещены памятные доски.

Надпись на первой доске свидетельствовала о том, что здесь в 1885 году под руководством Александра Матвеевича Кованько формировалась первая команда военных воздухоплавателей. Вторая же доска появилась в связи со 100-летием легендарного русского летчика Петра Николаевича Нестерова, который учился в Офицерской воздухоплавательной школе.

Тогда, на излете века двадцатого, энтузиастов, поддерживавших создание музейной экспозиции в ОВШ, было немало. В их числе было и командование воинской части, и руководители Московского района. Экскурсии на выставке для всех желающих проводил тот же Юрий Михайлович Лозыченко. Сюда приходили школьники, студенты, краеведы и просто люди, неравнодушные к романтической судьбе Воздухоплавательного парка. Выставка, расположенная в то время в огромном зале, вмещала в себя стенды с редкими фотографиями и документами, посвященными истории воздухоплавания, здесь же можно было увидеть артефакты, связанные с развитием военно-воздушных сил России, старинные предметы, найденные Юрием Михайловичем прямо на территории Парка. Значительная часть выставки была посвящена генерал-лейтенанту Александру Матвеевичу Кованько.

Впрочем, привлекательным был не только этот музей в воинской части. Самым главным было то, что расположен он был на земле, где зарождалось ПЕРВОЕ в России формирование ВВС. Тут (и до сих пор!) сохранились казармы, подсобные помещения, ангары, Главное здание Офицерской воздухоплавательной школы, а также дом, где жил с семьей сам генерал Кованько. Надо ли объяснять – какую духовную и историческую ценность имеет этот военный городок, где обучались первые авиаторы, многие из которых стали участниками Первой мировой войны и Георгиевскими кавалерами?

Но шло время, наступил век двадцать первый. Значительную часть территории бывшего Воздухоплавательного парка, вместе с охраняемыми государством памятниками истории и культуры, включая и главное здание ОВШ, выкупило коммерческое предприятие. Юрию Михайловичу Лозыченко в декабре 2007 года пришлось выносить из здания экспонаты выставки и искать им хоть какое-то место для хранения... Началась, пожалуй, самая драматическая глава в современной истории мемориального военного городка. Однако драматические события (именно тогда, осенью 2007 года, я и познакомилась с Юрием Михайловичем) словно подтолкнули на новые дела.

В ноябре 2009 года в воинской части, все еще действующей (и по эту пору) на территории Воздухоплавательного парка, появился Поклонный крест. Крест сейчас стоит на месте разрушенного в 1926 году Ильинского храма, построенного при руководстве генерала Кованько в 1899 году. Это был первый храм русских авиаторов.

Теперь каждый год, 2-го августа, в день памяти Илии Пророка (его воздухоплаватели почитали своим покровителем), возле креста проводятся молебны, где поминаются первые авиаторы. Именно после «изгнания» выставки из здания ОВШ петербургские издания стали наиболее активно писать о проблемах бывшего Воздухоплавательного парка. Выходили теле- и радиопередачи. Устраивались пресс-конференции. А сколько писем было написано в различные инстанции, вплоть до президента и министра обороны – в ответах, конечно, не предлагалось реальной помощи, однако все «ответчики» решительно поддерживали на словах действия энтузиастов. Все это давало надежду на то, что Парк будет жить – в новом качестве: здесь, как мы мечтали, появится большой памятный комплекс, с часовней, а может, и храмом.

Не могу не рассказать об одном сюжете, который начал развиваться еще в 2008 году, но, увы, пока не получил продолжения. Связан он с установкой памятной доски на доме (Санкт-Петербург, улица Чехова, 6, бывший Эртелев переулок), где родился основатель военного воздухоплавания в России генерал Кованько. Когда возникла эта идея – не столь важно, важно, что многие энтузиасты пытались реализовать ее. По разным причинам это не получалось. Попыталась подключиться к этому делу и я. Вместе с правнучкой генерала, Татьяной Громовой, мы собрали все необходимые документы. Известный российский скульптор Ян Янович Нейман (к сожалению, скончавшийся в 2017 году) по просьбе Татьяны сделал замечательный макет памятной доски (позже Ян Янович изготовил и макет памятника генералу Кованько). Но, несмотря на всю нашу активность и неоспоримую значимость личности А.М. Кованько, в установке доски было отказано. Комитет по культуре правительства Санкт-Петербурга мотивировал отказ тем, что, дескать, дом номер 6 по улице Чехова был перестроен, а значит, не имеет смысла устанавливать там памятную доску. Думаю, что комментировать тут нечего. Мы знаем десятки примеров того, когда текст на памятной доске начинается словами: «На этом месте стоял дом...». К тому же, если быть абсолютно точным, здание, где родился в 1856 году генерал, не было полностью разрушено, часть старого строения вошла в новое здание, это можно подтвердить архивными документами.

И крест, и камень

Впрочем, неудачи не останавливали тех, кто любит Воздухоплавательный парк. В 2014 году, когда отмечалось столетие начала Первой мировой войны, на августовском молебне рядом с Поклонным крестом появился большой камень с табличкой, где говорится о первых воздухоплавателях-авиаторах – участниках русско-японской и Первой мировой войны. Это, на первый взгляд, незначительное событие (в самом деле, камень, табличка – да таких сотни! - но ведь все это делалось на средства энтузиастов) было тоже положительным знаком для хранителей истории Парка.

Да, многое произошло с того драматического момента, когда Юрию Михайловичу Лозыченко, главному и единственному экскурсоводу воздухоплавательной выставки, пришлось покинуть здание ОВШ. Те строения Парка, которые до сих пор находятся в ведении Министерства обороны, находятся не в лучшем виде, особую тревогу вызывает состояние дома, где жил генерал Кованько.

Владельцы же коммерческого предприятия открыли автомойку перед самым фасадом главного здания ОВШ. Теперь увидеть это некогда красивое строение можно, только отойдя на несколько десятков метров к железной дороге.

Положить цветы возле мемориальных досок можно только с разрешения руководителей этой коммерческой организации, да не всегда это разрешение и получишь. Был даже момент, когда доски с фасада здания... исчезли. И лишь благодаря журналистским выступлениям и настойчивости того же Ю.М. Лозыченко доски появились вновь. Исчезновение потом объяснили... ремонтом здания. Однако отремонтированное сооружение довольно долго стояло без досок. Все-таки был в исчезновении досок какой-то нехороший умысел.

И тем не менее нужно вспомнить всех добрых людей, которые по мере своих сил сохраняли память о Воздухоплавательном парке. Кто-то говорил о Парке с высоких трибун различных исторических конференций, кто-то писал письма большим начальникам, а кто-то, как моя подруга, инженер «Водоканала» Татьяна Курятникова, скромно сажал цветы возле Поклонного креста.

И все-таки жил старинный Воздухоплавательный парк...

Но для дальнейшей жизни ему нужен был большой глоток свежего воздуха.

Это особая земля

Игорь Токарев – офицер запаса, пятнадцать лет служил в Ленинградском военном округе. Служил он не в ВВС, но с детства мечтал пилотировать самолеты. «В душе я всегда чувствовал себя летчиком, – рассказал Игорь Владимирович. – Модели аэропланов собирал еще в детстве. Всегда любил летать на самолетах, а когда мне было четырнадцать лет, попробовал сам управлять Ан-2. Этот счастливый для меня случай произошел на Кольском полуострове, в поселке Ловозеро. Там, в местном аэропорту, работала моя тетя. Она и посадила меня тогда в самолет. Потом меня было не оторвать от него. Позже научился управлять вертолетом. Сейчас иногда пилотирую Як-52. Вообще, все, что связано так или иначе с авиацией, мне было интересно. И очень переживал из-за того, что в Петербурге нет Музея истории авиации.

Ведь именно в нашем городе, еще в Российской Империи, началось серьезное освоение неба.

Здесь, в имперской столице, был создан Учебный воздухоплавательный парк, затем Офицерская воздухоплавательная школа, с Петербургом прочно связано имя великого авиаконструктора Игоря Ивановича Сикорского, а знаменитые аэродромы – Корпусной и Комендантский – это тоже Петербург...

Несколько лет назад я познакомился с коллективом музея, расположенного в петербургском Университете гражданской авиации. С директором музея Нателой Михайловной Сафроновой и ее коллегами мы вскоре стали единомышленниками. Узнал в Университете о проблемах Воздухоплавательного парка. Когда пришел туда, понял, что эта земля во всех отношениях достойна того, чтобы здесь открыть в будущем Музей авиации. Начал собирать документы на согласование передачи зданий и территории под Музей. И слава Богу – документы наконец-таки удалось подписать в Министерстве обороны. Случилось это в 2018 году. Стали спешно собирать предметы для экспозиции – очень хотелось открыть ее в те дни, когда в Университете гражданской авиации проходят Чтения имени Игоря Сикорского. Ведь на Чтения приезжает множество участников из разных городов – и это люди, которым по разным причинам Воздухоплавательный парк тоже дорог. И вот 25 апреля мы открыли нашу – пусть пока еще небольшую – выставку, которая, верю, положила начало будущему большому Музею в Воздухоплавательном парке. Помимо фотографий, рассказывающих об истории Парка, в помещении бывшей «караулки» разместили «уголок генерала Кованько», а в одном из ангаров, правда, уже советского времени, расположили несколько воссозданных самолетов – реплики старинных аэропланов, привезли макеты воздушных шаров... Будет теперь принадлежать Музею и дом, где жил Александр Матвеевич Кованько. Конечно, предстоит большая работа по его ремонту и возможной реставрации... Планы наши большие – приводить в порядок территорию, создавать временные и постоянные экспозиции. И мастерские по созданию реплик старинных летательных аппаратов, и ремонтные мастерские, и учебные классы для школьников, которые хотят посвятить свою жизнь авиации и многое другое, вплоть до небольшого актового зала, где будут проводиться и конференции, и встречи с интересными людьми, чья жизнь связана с небом, и даже концерты – все это возможно в Воздухоплавательном парке. Главное – чтобы единомышленниками были и военные, и историки, и музейщики, и ветераны авиации. Слишком много было разногласий – нужно в конце концов собираться и решать задачи вместе.

...В этот апрельский день в Воздухоплавательном парке долго играл старый патефон, многие из гостей «рискнули» сесть в корзину почти что настоящего воздушного шара, а в одной из комнат пока еще холодного дома, где жил первый в мире генерал воздухоплавания Александр Матвеевич Кованько, звучали стихи и песни о небе...

Со строгим лицом ходил по своему любимому Парку Юрий Михайлович Лозыченко, более всех взволнованный происходящим – он приложил немало усилий для того, чтобы маленькая экспозиция в «караулке» выглядела достойно.

Видела я, как волновались и потомки Александра Матвеевича Кованько: внучка Елизавета Евгеньевна Сергеева (она всегда называет Парк «святым местом»), ее дочь, правнучка генерала Мария Аугустайтене, муж Марии – священник, иерей Константин Аугустайтис. Именно отец Константин не раз проводил августовские молебны возле поклонного креста в Парке, он же теперь вместе с протоиереем Константином Татаринцевым провел молебен перед открытием выставки. Священник Константин Татаринцев – заведующий сектором ВВС Синодального отдела Московской Патриархии по связям с Вооруженными Силами – постоянный участник Чтений имени И.И. Сикорского. Он, будучи еще молодым человеком, проходил срочную военную службу в войсках ВВС, и для него Воздухоплавательный парк – это тоже святое место.

Много лет назад первые военные воздухоплаватели молились в своем храме пророку Илии об благополучном исходе очередного полета. Помолимся и мы о том, чтобы память о тех, первых героях, память, которая живет в прекрасном Воздухоплавательном парке, не пропала. И не оставим стараний – и словом, и делом.

Автор: Марина Кротова

Источник: www.stoletie.ru





войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.