Токио в 1945-м предлагал Москве использовать пленных японцев как бесплатную рабочую силу



Многие из них пробыли в советских лагерях долгие годы.

70 лет назад, 8 августа 1945 года, СССР, выполняя взятые на конференциях в Ялте и Потсдаме обязательства, вступил в войну с Японией. Миллионная Квантунская армия была разгромлена за две с небольшим недели.

Еще до подписания акта о капитуляции Японии 2 сентября 1945 г. более 600 тысяч японских военнослужащих были взяты в плен Красной армией в Маньчжурии, Южном Сахалине и Корее. Их репатриация на родину затянулась на долгие годы и завершилась лишь в конце 1956 года, когда наши страны подписали Совместную декларацию о прекращении состояния войны и восстановлении дипломатических отношений, по существу заменившей собой мирный договор. Так японцы стали последними пленниками Второй Мировой войны.

Сейчас из Токио звучат обвинения в адрес нашей страны: мол, с пленными обращались бесчеловечно. Историческую правду о тех событиях для "КП" раскрыла Елена КАТАСОНОВА, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра исследований Японии Института Дальнего Востока РАН.

– Елена Леонидовна, после возвращения на родину одни японцы, вроде бы, говорили, что жизнь в СССР была адом, по словам других – раем. Так как же было на самом деле?

– Жизнь военнопленных, конечно, не была легкой. Лагеря для японцев была разбросаны по всему СССР, но все-таки их большая часть находилась на территории Сибири и Дальнего Востока. Отсюда и название «сибирский плен» или «сибирское интернирование», принятое в Японии. Японцы участвовали в восстановлении народного хозяйства нашей страны. Они валили лес, работали в шахтах, на рудниках, начинали строить БАМ. Работали в непривычных для себя суровых климатических условиях. По директивным документам японцам полагался рацион питания с учетом особенностей национальной кухни: им должны были обязательно давать блюда из риса, рыбы. Но на деле кормили скудно, особенно в первые годы плена, когда вся страна жила на полуголодном пайке. Пленные умирали от недоедания, от инфекционных болезней, цинги. А были еще и моральные мучения, ведь плен с древних времен считался у японцев позором. И постоянные переживания за родных и близких в Японии, переписка с которыми долго была запрещена.

К тому времени в СССР уже была сформирована хорошо действовавшая система лагерей для военнопленных, которую апробировали на немцах, и обращение с пленным противником было намного гуманнее, чем в других странах. Но в данном случае мы практически оказались неготовыми к приему такого огромного количества солдат и офицеров. Решение Сталина о переброске всей этой массы людей на территорию СССР было принято во многом неожиданно. Первоначально мы готовились отправить их на родину. Так что лагеря создавались в спешке, порой буквально на пустом месте, повсюду ощущалась нехватка административных кадров, обмундирования, продуктов, медикаментов. Особенно в первый год, на который пришлась самая большая смертность. Этот печальный опыт научил лагерное начальство готовить могилы летом, так как зимой в условиях Сибири копать землю было трудно.

Дмитрий АХМАДУЛЛИН

Историческую правду о тех событиях для "КП" раскрыла Елена Катасонова

Но были, правда, и светлые моменты в лагерной жизни. Японцы в часы досуга участвовали в самодеятельности, сами ставили спектакли, разучивали русские песни, которые по своей мелодичности очень напоминали им свои, рисовали картины, а также занимались спортом. В некоторых лагерях пленникам даже показывали кино. И до сих пор некоторые из японских стариков с удовольствием вспоминают фильмы тех лет - «Каменный цветок», «Сказание о земле сибирской», которые хотя бы на время позволяли им забыть о суровой реальности. А некоторые и вовсе впервые в жизни увидели кино в наших лагерях.

Очень помогало пленникам и местное население, делясь с ними скудным пропитанием и окружая человеческим теплом, в котором они так нуждались. Некоторым семьям даже иногда удавалось зазвать японцев в гости - попотчевать картошкой или грибами, дать с собой в лагерь буханку хлеба. А те, довольные и счастливые, лепили фигурки, вырезали дудочки и делали куклы для местных ребятишек. Иногда, несмотря на запреты, случалась и любовь. В общем, бывало разное. А еще японские пленные часто вспоминают, как простые русские женщины спасали их от тяжелых болезней. Я сама знаю такой случай, когда бывший военнопленный спустя много лет разыскал уже пожилую женщину – бывшую медсестру, которая не отходила от его постели несколько суток, и он выжил. Возможно, эти добрые чувства благодарности простым русским людям - самое главное и самое светлое, что увезли из плена японцы...

– Наверное, поэтому в Российском государственном военном архиве хранится более 200 альбомов, в которых японцы оставляли благодарности Сталину и хвалили жизнь в СССР?

– Многие, конечно, искренне составляли такие послания. Но вообще-то в лагерях существовал порядок: военнопленные перед отправлением на родину должны были написать коллективную благодарность советскому руководству и, конечно, Сталину. Такие послания вождю оформлялись в виде подарочного подношения в красиво декорированных футлярах или даже на специальных подставках.

Решение Сталина о переброске всей этой массы людей на
территорию СССР было принято во многом неожиданно

Кстати, есть не только альбомы, но и огромное знамя с благодарностью и подписями японских узников. Все буквы вышиты золотыми нитками, которые выдергивали из погон японских офицеров.

В лагерях велась серьезная идеологическая работа. Для заключенных организовывались курсы по изучению марксизма-ленинизма, а для наиболее продвинутых – школы пропагандистов. Издавалась газета на японском, где перепечатывались статьи из «Правды», помещались заметки с критикой японского империализма. Японцы по натуре очень восприимчивы, и многие из них приехали домой с коммунистическими идеями, стали вступать в компартию, возглавили профсоюзы.

– Вернувшись на родину, японцы получили какие-то компенсации?

– Согласно международным конвенциям об обращении с военнопленными, их труд подлежал оплате, но на практике это нигде и никогда не осуществлялось. Однако некоторые страны при возвращении военнопленных на родину выдавали документ с указанием не выплаченной суммы заработка. Этому принципу следовали США, Великобритания, Австралия, Новая Зеландия, где в лагерях также содержались японцы. На основании таких документов они получали компенсацию от японского правительства. СССР таких документов не выдавал. Поэтому, японцы возвращающиеся из наших лагерей, не получали от правительства никаких компенсаций и были поставлены в дискриминационное положение по сравнению с другими своими соотечественниками. Это искусно использовалось для разжигания негативных настроений в отношении нашей страны.

– В 1990-е мы, вроде бы, эту вину загладили?

– Впервые эту непростую проблему затронул Михаил Горбачев. В 1991 году он привез в Японию списки примерно на 28 тысяч человек с информацией о том, кто умер, когда и где. И даже выразил свое сочувствие родственникам умерших, которым, кстати, только после визита разрешили посетить места захоронений. Тогда же мы открыли реальные цифры о погибших: это около 63 тысяч человек. В списках было много ошибок, ведь в первые годы плена вообще плохо вели документацию, возникали трудности с написанием японских фамилий.

В 90-е годы поиск имен умерших был продолжен. Совместно с российскими общественными организациями японские активисты стали приводить японские захоронения в порядок, ставить на них памятники. Развернулась работа по реабилитации японцев, ошибочно осужденных в плену. Вышло распоряжение российского правительства о выдаче справок о труде, фиксирующих период пребывания в плену и не выплаченную сумму заработка. Российская государственная архивная служба подготовила более 40 тысяч таких документов, на основании чего бывшие японские узники рассчитывали получить компенсацию на родине. Но японские официальные круги практически проигнорировали эти шаги России. Выплат дождались только те, кто дожил до 2009 года. Именно тогда вышел Закон о компенсациях, бывшие узники получили символические выплаты, но родственникам уже умерших военнопленных ничего не полагалось.

Лагеря для японцев была разбросаны по всему СССР, но все-таки их
большая часть находилась на территории Сибири и Дальнего Востока

– Удивительно, но получается, что раньше, когда мы не делали никаких усилий, чтобы помочь бывшим узникам, отношение к русским было лучше, чем сейчас...

– Я думаю, вопрос об отношении в Японии к русским намного сложнее. Да, многим японцам полюбилась русская культура, особенно песни, и они сохранили доброе отношение к нашей стране. Были случаи, когда японские узники, вернувшись на родину, взялись за налаживание сотрудничества с нашими вузами. К движению за дружбу с СССР активно подключилась и Всеяпонская ассоциация бывших военнопленных (около 80 тыс. человек), которая долгие годы укрепляла общественные контакты между нашими странами, помогала нашим детским домам. Ее президент Рокуро Сайто был награжден российским орденом Дружбы народов. Но сейчас в живых осталось не более 10 тысяч человек, побывавших у нас в плену, и их влияние на развитие добрососедских отношений с нашей страной уже не велико.

Правда среди узников были и те, сердца которых переполняло чувство ненависти и вражды к нашей стране. И они тоже объединялись в свои организации, которые в резкой форме выдвигали различные требования в адрес нашей страны. К сожалению сейчас, через 70 лет после войны, эти настроения берут верх. Вот лишь один пример. В Японии с большим успехом шел мюзикл, название которого можно перевести как «За сопками родины». Спектакль открывается жуткой сценой: пленные в старых грязных ватниках, заваленные снегом, поют о своей родине. В том же ключе разворачивается и основной сюжет, который строится вокруг судьбы сына бывшего премьер-министра Японии Фумимаро – Коноэ Фумитака, оказавшего в плену в СССР. Его убивает наша медсестра за несколько месяцев до репатриации, вколов ему яд. Это выдумка создателей мюзикла, на самом деле он умер своей смертью. Меня поразил негатив по отношению к нашей стране, которой пронизан спектакль.

– Сейчас рассекречиваются многие документы времен войны. Они как-то проливают свет на те события?

– Да, к примеру, в одном из российских архивов был обнаружен очень важный исторический документ. Он свидетельствует о том, что японское руководство в августе 1945 года предложило Главнокомандующему советскими войсками на Дальнем Востоке маршалу Александру Василевскому использовать взятых в плен военнослужащих Квантунской армии как бесплатную рабочую силу и даже, в случае необходимости, лишить их гражданства. Пожертвовать военнослужащими тогда решили, чтобы спасти императора Хирохито от скамьи подсудимых на Токийском процессе.

Получается, что японская военная верхушка того времени также несет немалую долю ответственности за судьбу своих соотечественников. Так что российским и японским историкам предстоит еще большая работа по выявлению новых архивных документов, которые прояснят до сих пор неизвестные страницы «сибирского плена».

Елена Баранова

Источник: www.msk.kp.ru


Токио в 1945-м предлагал Москве использовать пленных японцев как бесплатную рабочую силу

Как Зоя


войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.