Танки на рельсах: как полуграмотный рабочий вооружал войска НКВД



В 30-е годы прошлого века в СССР наряду с продолжавшимся строительством бронепоездов классического типа была реализована весьма оригинальная идея. Боевую часть нового вида железнодорожного вооружения должны были составлять не традиционные бронеплощадки, перемещаемые локомотивом, а самодвижущиеся мотоброневагоны.

Хорошо защищенные мотоброневагоны стали настоящими «танками на рельсах». Аналогов в мире этой российской чудо-технике не было вплоть до 1943 г. Имя автора изобретения, Николая Ивановича Дыренкова, более 80 лет было известно лишь узкому кругу специалистов.

Еще при жизни его называли авантюристом, на полуграмотного рабочего, занимающегося строительством военной техники, писали доносы, но все это было безрезультатно. На счету самоучки-изобретателя - более 50-ти разновидностей боевой техники. А танки на рельсах даже принимали участие в сражениях Великой Отечественной войны, причем в составе войск НКВД.

Из подвала немецкой кирхи - в Метрополь

Николай Дыренков родился 12 апреля 1893 г. в простой крестьянской семье в деревне Малая Режа Мологского уезда. Эта деревня сегодня покоится на дне Рыбинского водохранилища. Семья жила бедно, отец Николая сначала работал глинотопом - месил глину, а потом гончаром, но, отработав 10 лет, по состоянию здоровья был вынужден уволиться и устроился работать сторожем в лютеранскую немецкую кирху города Рыбинска, в подвале которой и рос будущий «пионер советского танкостроения».

В 1904 г. Николай Дыренков переехал в Рыбинск. За 10 лет пользования квартирой он сумел закончить сначала Рыбинское Второе начальное училище, Карякинское училище, потом ремесленную школу при механико-техническом училище. Все свои силы Николай Дыренков прилагал к изучению технических наук, к которым имел тягу и любовь. На этой семейной фотографии изобретатель танков на рельсах - первый справа во втором ряду в форме студента.

Октябрьская революция круто изменила судьбу сына глинотопа. В апреле 1918-го в отеле «Метрополь» в Москве он дважды лично встречается с Лениным и получает от него рекомендательное письмо.

«Рассказ т. Дыренкова о принимаемых им в Рыбинске мерах к поднятию трудовой дисциплины, о поддержке их рабочими показал мне, что Рыбинские товарищи берутся за решение самых важных и неотложных задач текущего времени правильно», - писал Ленин.

Вперед на танки!

Сразу после встречи с Лениным Дыренков прекращает заниматься «поднятием трудовой дисциплины» в Рыбинске, покидает город и устраивается инженером на Ижорский завод. И только спустя 10 лет самоучка-изобретатель «находит себя». В 1928 г. для Народного комиссариата здравоохранения Украины он спроектировал и построил железнодорожный автовагон с двигателем внутреннего сгорания. За год этот санитарный вагон успешно прошел 6,5 тысяч километров.

Вдохновленный успехом своего детища 5 октября 1929 г. Дыренков направил в Революционный военный совет СССР письмо с предложением построить средний колесно-гусеничный танк собственной конструкции и 18 ноября сделал перед военными представителями доклад на эту тему. Одобрившее его проект военное начальство  приняло решение о постройке машины в Ленинграде, на Ижорском заводе.

Ему в помощь выделили чертежников и инженеров. Однако дело застопорилось из-за отсутствия на заводе необходимого оборудования и материалов для постройки танка. Но неутомимый изобретатель не мог сидеть без дела и начал работы по изготовлению сварных бронекорпусов для танков, а также предложил проекты бронированных тракторов и колесной танкетки. Его изделия получают названия с литерой Д (Дыренков).

В 1930 году управление механизации и моторизации Красной армии (УММ РККА) одобрило инициативу начальника опытно-конструкторского бюро Н.И. Дыренкова. Под его руководством было осуществлено бронирование четырех тракторов – трех «Коммунаров 9ГУ» и одного Caterpillar 60. В результате было построено четыре эрзац-танка: Д-10 (пушка и два пулемета, шасси «Коммунар»), Д-11 (пушка и два пулемета, шасси Caterpillar), Д-14 (десантный с экипажем 15 человек), Д-15 (химического нападения с распылителем и резервуарами для отравляющих веществ).

«ВЕчеслав Менжинский»

Настоящим «шедевром» Дыренкова можно считать его первый «танк на рельсах» - мотобронедрезину Д-2.

На ее борту красовалась надпись с орфографической ошибкой:  «ВЕчеслав Менжинский», но, видимо, на заводе не нашлось ни одного человека, который смог бы ее заметить. Вячеслав Менжинский, кстати, в это время занимал весьма ответственную должность - он возглавлял ОГПУ. Чекист, преемник Дзержинского с 1926 по 1934 годы являлся одним из организаторов сталинских репрессий.

Усовершенствованная после испытаний модель Д-2 была оснащена двигателем «Геркулес» в 93 лошадиных силы и оригинальной КПП конструкции самого Дыренкова, с четырьмя скоростями и реверсом. Бронекорпус с толщиной листов 10-16 мм надежно защищал машину от пуль и осколков - а вооружение было, без преувеличения, весьма и весьма мощным. В двух башнях размещались 76.2-мм противоштурмовые пушки образца 1913 г. со спаренными пулеметами ДТ-29 (пулемет Дегтярева танковый), третий пулемет ДТ находился в поворотной командирской башенке, а основным пулеметным вооружением были четыре  пулемета «Максим», расположенные попарно по бортам корпуса. На этой фотографии - тот самый Д-2, сам конструктор скромно стоит четвертым справа. Имя Менжинского, кстати, написано уже без ошибок.

Славный боевой путь

Части Красной Армии, укомплектованные броневиками Д-8, принимали участие в «зимней войне» с Финляндией. Некоторые бронеавтомобили были захвачены противником и после восстановления использовались в финской армии вплоть до 1943 г.

В декабре 1941 г. танки на рельсах в составе бронепоездов войск НКВД принимали участие в обороне Москвы.

В конце февраля 1942 г. 30-й отдельный дивизион бронепоездов отправился на Северо-Западный фронт. 

Д-2 успешно  поддерживал наступление пехоты на станцию Лычково. Получившие в боях повреждения детища Дыренкова были отремонтированы на Ярославском паровозоремонтном заводе, после чего отправились защищать Сталинград.

27 августа, переправившись через Волгу, Д-2 занял позицию на стыке Северо-Кавказского и Сталинградского фронтов. 3 сентября 1942 г. огнем бронепоездов дивизиона была отражена попытка немецких частей перерезать железную дорогу Кизляр – Астрахань, а затем до конца ноября 30-й дивизион бронепоездов прикрывал железную дорогу от атак с воздуха.

С 15 апреля 1943 г. дивизион входил в состав 44-й армии Южного фронта. Он занял участок Ростов – Таганрог. В течение июня – августа «танки на рельсах» поддерживали действия пехотных частей, обстреливали немецкие тылы, катера на море и цели в Таганроге.

В составе Украинского фронта «танки на рельсах» до апреля 1944 г. обстреливали немецкие позиции на Чонгарском перешейке, а после прорыва немецкой обороны и освобождения Крыма в мае вошли в состав Отдельной приморской армии и сосредоточились в Симферополе. В августе 1944 г. 30-й отдельный дивизион бронепоездов был расформирован.

В немецком плену

Один из танков Дыренкова побывал в немецком плену, сохранилась даже вот такая фотография - немцы с интересом осматривают необычный трофей.

Попадание неординарной советской военной техники «в плен» имело ряд последствий. Зимой 1942-1943 гг. немецкими конструкторами начали проводится эксперименты по установке танка модификации «Ausf.N» на железнодорожные колеса, которые при движении по грунту поднимались под днище танка. Колеса имели привод от двигателя. В зарубежных источниках утверждается, что было построено два или три таких танка, а проект был осуществлен силами австрийкой фирмы Saurer.

Первый прототип «железнодорожной» модификации был показан военным 20 октября 1943 г. На испытаниях была достигнута скорость до 100 км/ч при движении по рельсам, однако дальнейшие работы были остановлены.

Всего в годы Великой Отечественной было потеряно в боях семь мотоброневагонов Д-2, которые были отремонтированы немцами, охотно включавшими их в состав своих бронепоездов. А те «танки на рельсах», что сумели пережить войну, продолжали нести службу вплоть до физического износа, до конца 40-х гг.

Судьба «инженера»

В начале 1980-х в советском журнале «Танкостроитель» были опубликованы некоторые воспоминания о Николае Дыренкове.

Вот что писала тогда о своем отце Ирина: «Отец был скромным, любил музыку, увлекался рисованием маслом, пером, карандашом. За год до смерти, в 1936 году, привез с Кавказа серию пейзажей. В жизни был знаком со многими знаменитостями:  Циолковским, полярником Седовым, кинорежиссерами Эйзенштейном и Довженко…»

Ни знакомство с известными людьми, ни заслуги перед военным ведомством, не смогли уберечь Николая Ивановича Дыренкова от трагической смерти.

Сухие сведения в расстрельных списках «Коммунарки» говорят о том, что проживающий в Москве, в доме номер 51 на Метростроевской улице инженер Дыренков 13 октября 1937 г. арестован, а 9 декабря того же года обвинен за «участие в диверсионно-террористической деятельности», за что был приговорен к высшей мере наказания - расстрелу на полигоне «Коммунарка». Приговор был исполнен в тот же день. Его супругу - Надежду Николаевну обвинили 4 января 1938 г. как члена семьи изменника родины и приговорили к восьми годам исправительно-трудовых лагерей. Лишь в декабре 1956 г. семью Дыренковых реабилитировали.

Но о «танках на рельсах», которые  честью и правдой отслужили в годы Великой Отечественной войны, в войсках НКВД, сохранилась память, а один экземпляр этой необычной военной техники даже нашел свое место в музее бронетехники в Кубинке.

 Олег Горюнов

Источник: tvzvezda.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.