Сухой закон встретили в штыки


Нешуточный спор о роли спиртного в жизни защитника Отечества разгорелся на рубеже XIX–XX веков между передовой частью русских медиков и военным министерством.

На Пироговском съезде в 1899 году все врачи секции военной медицины, кроме одного, высказались за отмену казенной винной порции – знаменитой чарки и даже за строгий запрет на водку в Вооруженных Силах. Они утверждали, что спиртное и в умеренных дозах яд, что после введения воинской повинности (с 1875 года) армия стала для молодежи школой приобретения алкогольных навыков. По данным профессора Григорьева, из 450 опрошенных им петербургских мастеровых-алкоголиков 255 привыкли пить водку на военной службе (почти все ее прошедшие).

“255 из 450 опрошенных мастеровых-алкоголиков привыкли пить водку на военной службе”

С конца XVIII века до 1908 года хлебное вино отпускалось в военный период строевым нижним чинам трижды в неделю по чарке (160 г), нестроевым – дважды, в мирное время – по праздникам (не менее 15 раз в год), а также по усмотрению командира для поддержания здоровья в ненастье, после длительных маршей, учений, парадов. Начальники всех рангов считали хорошим тоном угощать отличившиеся подразделения и отдельных солдат за свой счет, благо, стоила водка недорого. То же самое происходило на флоте. Причем если Морской устав Петра I определил матросу четыре обязательные чарки в неделю, то с 1761 года они подносились ежедневно.

Разрешено было взамен винной порции брать ее денежное возмещение (шесть копеек медью, вручаемые тут же), но охочих до этого находились единицы. Выдавалась-то винная порция перед строем подразделения. Выпивалась залпом без закуски и чаще натощак – оглушительный опьяняющий эффект! Торжественность церемонии, подчеркнутая обязательным примером начальника (не принимавшие чарку строевые офицеры считались белыми воронами и в конце концов покидали службу), исключала саму возможность появления у солдата мысли об отрицательном отношении к горячительному. Официально считалось, что алкоголь подкрепляет в трудной походной жизни, придает мужества и храбрости. В критических ситуациях, как, например, под конец Даргинской операции 1845 года, когда отряд генерал-адъютанта Воронцова оказался окруженным горцами, винную порцию увеличивали.

В Памятке новобранцу, высочайше утвержденной в 1875 году, был особый пункт «Водка. Польза от умеренного ее потребления и вред от излишнего». «При неблагоприятной погоде и невозможности иметь надлежащее пищевое довольствие, – внушалось новичкам, – водка бывает уместна и своевременна».

Так что предложение врачей-пироговцев Главный штаб России встретил в штыки, в 1900 году заявив: «Поскольку казенная винная порция является незначительной, она не может рассматриваться как злоупотребление спиртными напитками и полностью соответствует быту войск».

Заголовок газетной версии – «Залпом перед строем».

Александр Пронин, историк

Опубликовано в выпуске № 7 (820) за 25 февраля 2020 года

Источник: www.vpk-news.ru