Стальная броня для красноармейца. Рождение



Проблема защиты бойцов от пуль и осколков существует с момента появления огнестрельного оружия. В РККА этой проблеме стали уделять внимание с начала 30-х годов, одновременно с началом разработки отечественного стального шлема.

Основных направлений научно-исследовательских работ по созданию защиты было два: определение оптимальной формы шлема, как можно более лёгкого и технологичного, и поиск стали, способной сочетать в себе хорошую пулестойкость и пластичность. Использовать полученный материал предполагалось не только для касок, но и для различного рода защитных панцирей и бронещитков. К концу 1935 года был найден необходимый сплав, отработана технология закалки, и в ноябре появились на свет первые образцы стального шлема, получившего обозначение СШ-36.

В первую очередь, стояла задача обеспечить армию стальными шлемами, производство которых разворачивалось сложно, а выпуск шёл с большим отставанием от плана. Выявились недостатки стали и технологии производства, велись работы по улучшению формы каски, появлялись и испытывались экспериментальные образцы шлемов и новые сплавы. Работы по разработке защиты тел солдат практически не велись. Тем не менее, в различные учреждения СССР от изобретателей поступали письма с предложениями всевозможных защитных приспособлений: щитков, нагрудников и т.п. В конечном итоге, эти письма попадали в Управление обозно-вещевого снабжения (УОВС) РККА или Наркомат обороны (НКО) СССР. Среди них были предложения, которые были реализованы в металле и испытаны, но не приняты на вооружение: защита рук и лица, крепившаяся на винтовку, бронепластина, носившаяся в нагрудном кармане гимнастёрки и именовавшаяся «стальное сердце», и др.

Первые эксперименты. Броневой нагрудник инженера Вейнблата

Заслуживающим наибольшего внимания стал проект начальника бюро технических условий КБ №2 Ижорского завода (г. Колпино) инженера И. М. Вейнблата, оформленный им в виде пояснительной записки и чертежа и направленный в отдел изобретений НКО 16 апреля 1937 года. Этот проект примечателен тем, что он привлёк внимание руководства НКО к проблеме индивидуальной защиты бойцов и дал толчок для дальнейших работ в этом направлении.

Вейнблат предложил «Броневой нагрудник» для защиты от 7,62-мм винтовочной пули (правда, не уточнив, какого типа), состоявший из двух частей. Собственно нагрудник должен был защищать всю грудь и плечи от пуль, а также штыковых и сабельных ударов. Снизу к нему ремнями должна была крепиться защита живота. Нагрудник предназначался для штурмовых отрядов, моторизованной пехоты и кавалерии.

«Броневой нагрудник» инженера И. М. Вейнблата (РГВА)

Предлагалось два варианта исполнения нагрудника – с 2-мм и 3-мм толщинами пластин из броневой стали ИЗ-2. Вейнблат приводил расчёт пулестойкости: для 2-мм варианта обеспечивалась защита от поражения пулей по нормали на дальности от 850 м, 3-мм пластины выдерживали попадания на дистанции 350–400 метров. Кроме того, нагрудник защищал от штыковых и сабельных ударов. Для 3-мм варианта был произведён теоретический расчёт массы: верхняя часть (защита груди) – 3,21 кг, нижняя (защита живота) – 1,62 кг.

Свой проект Вейнблат подкрепил заключением военпреда АБТУ на Ижорском заводе военинженера 3-го ранга Б. А. Дебинского от 15 апреля 1937 года, в котором отмечалась ценность предложения и предлагалось провести испытания обстрелом опытного образца. Письмо рассмотрели в отделе изобретений НКО, и 14 мая оттуда был отправлен ответ о необходимости изготовления опытных образцов обоих вариантов нагрудника и их испытания на полигоне. Для обеспечения проведения этих работ привлекался старший военпред Главного артиллерийского управления (ГАУ) на Ижорском заводе, некто Лакида.

В свою очередь, Лакида 1 июня дал своё заключение о «скорейшем изготовлении пробных образцов, на которых необходимо изучить удобство конструкции и толщину брони». В итоге к 13 сентября 1937 года были изготовлены оснастка для производства и первые образцы нагрудников из 3-мм брони. Задержка объяснялась сменой руководства ряда цехов (на заводе прошла волна арестов).

Из заготовок броневого листа были вырезаны пластины, которые и подвергались обстрелам на полигоне, на основании чего делался вывод о пулестойкости нагрудников. Изготовленные образцы отличались от первоначально предложенного варианта: сталь ИЗ-2 была заменена на более дешевую ФД-5654, изменена система ремней для фиксации нагрудника на теле. Броня после прокатки и закалки получилась по пулестойкости «на высоте требований к броне, принятой на вооружение АБТУ».

Общий вид нагрудника инженера И. М. Вейнблата (слева) и нагрудник в надетом виде (справа) (РГВА)

Обстрел пластин из материала нагрудника производился «простой трёхлинейной пулей» с расстояний 400 м под углом 90 градусов, и с 350, 300 и 200 м под углом 30 градусов. Результаты обстрела показали, что на дистанции 400 метров пробитий не было, при обстреле под углом 30 градусов проломы пошли на дистанции 200 метров – т.е., первоначальные расчёты подтверждались. Вес реального образца защиты груди оказался несколько больше расчётного (3,49 кг), нижняя часть для защиты живота не изготавливалась.

После обстрела пластин, в начале ноября 1937 года, изготовленные опытные экземпляры нагрудника были переданы в дивизион НКВД под командованием старшего лейтенанта Фабрики. По итогам испытаний 13 ноября 1937 года было получено заключение:

  1.  У правого плеча необходимо сделать вырез по размеру приклада;

  2.  Изменить систему крепления ремней;

  3.  Необходимы войлочные подкладки и пружины к спине;

  4.  Практическое применение панциря в носке и различных положениях показало, что грудная клетка освобождается от давления ремней снаряжения бойца – во всяком случае, для зимних условий (под шинель). Условия носки в летнее время подлежат исследованию. Панцирь собственным весом мало отягощает (для малых маршей) бойца.

  5.  Желательна проверка панциря после внедрения изменений в практической стрельбе.

  6.  Желательна проработка вопроса замены ремней во всех местах плоскими пружинами.

На основании полученных результатов Вейнблат делал вывод о необходимости нагрудника для РККА, предлагал запустить его в валовое производство после установления размерной сетки и утверждения технических условий, а также проводил примерный расчёт потребного количества выпускаемых нагрудников (15 000–20 000 в месяц, 170 000–220 000 в год).

Отчёт об этих работах 27 декабря 1937 года был отправлен в 7-е Главное управление НКОП СССР, откуда 15 января документ попал в УОВС РККА с предложением заказать опытную партию нагрудников Ижорскому заводу. 24 января об этом было доложено заместителю наркома обороны СССР маршалу А. И. Егорову с просьбой санкционировать заказ опытной партии в 1000 штук, но на следующий день Егоров был смещён с должности и назначен командующим войсками Закавказского военного округа, а позже арестован и расстрелян.

На некоторое время вопрос о нагрудниках был отложен, но не забыт. В УОВС чертежи и отчёт были тщательно изучены, и 5 марта 1938 года предложения по доработке нагрудника были отправлены назад, в 7-е управление НКОП:

1. Сократить на 4 сантиметра наплечники;
2. Сократить на 3 сантиметра задние выступы под проймами нагрудника;
3. Увеличить вырез правого плеча для приклада винтовки;
4. Произвести зашлифовку кромок, прилегающих к телу бойца;
5. Произвести отбуртовку передней части горловины;

8. Считать целесообразным разработку специальной марки стали, которая максимально сочетала бы вязкие и твёрдые свойства и свела бы до минимума вредные последствия вихревых действий нагретого свинца.

СН-38 – первый серийный нагрудник РККА

Повторно к нагруднику Вейнблата вернулись в августе 1938 года. Автора проекта вызвали в УОВС, где он представил доработанный вариант нагрудника (вариант от 27 июня 1938 года), но по возвращении на Ижорский завод Вейнблат был арестован НКВД. Трагедия ситуации заключается в том, что в октябре 1938 года его повторно вызывали телеграммой в УОВС, чтобы представить его образец на утверждение наркома обороны маршала Ворошилова, но телеграмма опоздала, вызываемого не нашли…

К тому времени, видимо, были уже предварительно согласованы всеми наркоматами (НКТП, НКОП, НКО и УОВС) завод-изготовитель, объём опытной партии и сроки её предоставления на испытания. Со слов Вейнблата, на Ижорском заводе должны были изготовить к 1 января 1939 года 1000 нагрудников, испытания которых в войсках должны были пройти с 1 января по 1 апреля того же года. Это объясняет последовавшие далее события.

Не дождавшись решений по нагрудникам от УОВС и НКО, поставив по факту в известность Ворошилова, 22 октября 1938 года нарком тяжёлой промышленности Л. М. Каганович дал указание разработать и произвести на ЛМЗ (Лысьвенский металлургический завод – новое сокращённое название завода имени газеты «Индустрия») к 1 января 1939 года опытную партию стальных нагрудников: 250 штук весом 4–5 кг и 250 штук облегчённого типа весом 2–2,5 кг. Так как ЛМЗ работал над стальными шлемами в тесном взаимодействии с НИИ №13, то к работе над нагрудником был привлечён тот же коллектив инженеров из НИИ №13.

Лысьва, сразу по получении указаний Кагановича, не дожидаясь технических условий и форм нагрудника от УОВС (сформулированных на основе работ Вейнблата), приступила к работе. Таким образом, к моменту прибытия представителя УОВС на ЛМЗ уже было разработано три собственных формы, по образцам которых шло изготовление опытной партии. Все эти нагрудники ЛМЗ получили индекс СН-38, хотя по факту это были разные по конструкции изделия. Помимо распоряжений Кагановича, 9 ноября 1938 года было получено письмо Ворошилова, в котором содержались тактико-технические требования (ТТТ) на нагрудники и утверждался порядок приёмки опытной партии. В ТТТ указывалась пулестойкость (расстояние, на котором он гарантированно не должен пробиваться) для каждого типа нагрудника: 350 метров для нагрудника весом 4–5 кг и 700 метров для нагрудника весом 2–2,5 кг.

Общий вид нагрудника СН-38 из двух частей (РГВА)

Инженер Вейнблат был осуждён и попал в «шарашку» – Особое Техническое Бюро УНКВД Ленинградской области. Там он пытался возобновить работы по своему нагруднику, написав письмо в УОВС 9 июня 1939 года, но было уже поздно – работы велись уже другим заводом и НИИ.

5 января 1939 года и.о. директора ЛМЗ Жуков в докладной записке доложил наркомам Кагановичу и Ворошилову, что при участии НИИ №13 выполнил задачу по изготовлению опытной партии стальных нагрудников. Всего был изготовлен 491 нагрудник (по другим документам цифра чуть больше, об этом ниже) четырёх типов двух разных конструкций. Это были первые стальные нагрудники, изготовленные в СССР – пусть небольшой партией, но серийно. Из них:

1. Тяжёлого типа из трёх деталей – 107 шт.
2. Тяжёлого типа из двух деталей – 115 шт.
3. Облегчённого типа из двух деталей – 260 шт.
4. Лёгкого типа из двух деталей – 9 шт.

Общий вид нагрудника СН-38 из трёх частей (РГВА)

В качестве материала для нагрудников была использована новая кремний-марганцево-никелевая сталь, которая также была применена в опытном шлеме СШ-38–2 – после незначительных изменений он был принят на снабжение РККА под индексом СШ-39. Нагрудники отличались друг от друга не только количеством деталей и толщиной броневых листов, но и в подтулейном устройстве (подкладка между телом и бронёй).

СН-38 из трёх частей были изготовлены только тяжёлого типа (толщина нагрудника 3,5–3,6 мм), на них было установлено два вида подтулейного устройства:

Толщина металла, мм

Тип подтулейного устройства

Вес подтулейного устройства, кг

Вес нагрудника, кг

Пулестойкость, м

3,5–3,6

Из губчатой резины, с двух сторон обшитой хлопчатобумажной тканью

0,510–0,555

6,0–6,2

350

3,5–3,6

Из двух слоёв хлопчатобумажной ткани, с вшитым слоем губчатой резины по контуру

0,270–0,310

5,6–5,8

350

СН-38 из двух частей изготавливались трёх типов: тяжёлые (толщина нагрудника 3,5–3,6 мм), облегчённые (1,5–1,6 мм) и лёгкие (1,15–1,25 мм). На них было установлено семь видов подтулейных устройств. Итого, всего можно выделить целых девять разновидностей СН-38, отличавшихся конструкцией, толщиной стали и типом подтулейного устройства. Точного количества выпущенных нагрудников каждой разновидности в документах обнаружить не удалось.

Толщина металла, мм

Тип подтулейного устройства

Вес подтулейного устройства, кг

Вес нагрудника, кг

Пулестойкость, м

3,5–3,6

Из губчатой резины, с двух сторон обшитой хлопчатобумажной тканью

0,510–0,555

6,0–6,2

350

3,5–3,6

Из двух слоёв хлопчатобумажной ткани, с вшитым слоем губчатой резины по контуру

0,270–0,310

5,6–5,8

350

1,5–1,6

Из двух слоёв хлопчатобумажной ткани, с вшитым слоем губчатой резины у воротника

0,160

3,0–3,1

600–700

1,5–1,6

Из двух слоёв хлопчатобумажной ткани, с вшитым слоем губчатой резины по контуру

0,270–0,310

3,1–3,2

600–700

1,5–1,6

Из губчатой резины (в нагрудной части), обшитой с двух сторон хлопчатобумажной тканью

0,410–0,440

3,3–3,4

600–700

1,5–1,6

Из губчатой резины (сплошной), обшитой с двух сторон хлопчатобумажной тканью

0,510–0,555

3,4–3,5

600–700

1,15–1,25

Суконный, с вшитым слоем губчатой резины у воротника

2,35–2,4

«Акт испытания стрельбой стальных нагрудников» от 29 декабря 1938 года позволяет выяснить интересные подробности: по тактико-техническим требованиям индивидуальному испытанию отстрелом подлежали все нагрудники тяжёлого и облегчённого типа из опытной партии. Для тяжёлого типа расстояние устанавливалось в 350 метров, для облегчённого — 700 метров. Испытания проводились патронами с приведённым зарядом с дистанции 25 метров (ввиду отсутствия у ЛМЗ собственного полигона). Начальная скорость пули при этом составляла для нагрудников тяжёлого типа 612,9 м/с, облегчённого типа 362,9 м/с, лёгкого типа – 320 м/с.

СН-38 тяжёлого типа из трёх частей (слева) и тяжёлого типа из двух частей (справа) (РГВА)

Из этого документа удалось установить точное количество выпущенных нагрудников СН-38 всех типов, так как в нём указано общее количество предъявленных на испытания нагрудников, а также количество выдержавших испытания:

а) тяжёлого типа 289, из них выдержало испытания 250, или 86%;
б) облегчённого типа 277, из них выдержало испытания 251, или 90%;
в) лёгкого типа 9, из них выдержало испытания 9, или 100%.

Подчеркивалась необходимость контрольного отстрела небольшого количества выдержавших испытание нагрудников боевыми патронами, что и было произведено 2 января 1939 года. Обстрел проводился с расстояний, указанных в требованиях, помимо этого дополнительно было проведено испытание с дистанций 600, 500, 250 и 50 метров. Испытанию подверглись по 20 нагрудников тяжёлого и облегчённого типов.

По итогам обстрелов отмечалось, что нагрудники полностью соответствуют тактико-техническим требованиям: нагрудники облегчённого типа пробиваются с дистанции 500 метров, нагрудники тяжёлого типа пробиваются с дистанции 250 метров в 50% случаев. Помимо этого отмечалось, что нагрудник тяжёлого типа из двух частей может использоваться в сложенном виде как щиток и не пробивается с дистанции 50 метров.

Два образца СН-38 облегчённого типа из двух частей (РГВА)

Опытную партию СН-38 предстояло всесторонне испытать и определить, каким образом применять нагрудники в РККА. Распоряжением начальника УОВС от 4 января 1939 года нагрудники надлежало отправить на испытания на полигон в Щурово, предстояло испытать их на:

а) пулестойкость и защиту от свинцовых брызг (образующихся при попадании пули);
б) определение силы удара пули и влияние удара на грудную клетку и полость живота;
в) строевую носку.

Согласно решению совещания Военного отдела НКТП от 15 января 1939 года, испытания следовало завершить к 5 февраля, руководство возлагалось на УОВС РККА. В числе задействованных в этом процессе управлений было Санитарное управление (СУ) РККА. 17 января 1939 года начальник УОВС просит руководство СУ отправить распоряжение начальнику Военно-медицинской академии о проведении испытаний нагрудников на животных с целью «…выявления всех возможных случаев нарушения физиологических свойств живого организма при ударах пули».

Во второй половине января с нагрудниками всех типов ознакомились в Москве, по итогам чего появились уточнённые тактико-технические требования, утверждённые 26 января наркомом обороны маршалом Ворошиловым. В них закреплялась форма нагрудника (из двух деталей) и возможность его установки и использования в сложенном виде как щитка.

СН-38 тяжёлого типа из трёх частей с подтулейным устройством первого типа, сохранившийся в коллекции музея каски, г. Лысьва

Для испытаний нагрудников в тактических условиях и всех видах боя приказом НКО СССР от 28 января 1939 года они были отправлены в 1-ю Московскую стрелковую дивизию и испытаны в 1-м Московском стрелковом полку им. Михайловского (в полк нагрудники попали только 14 февраля).

По итогам испытаний 21 февраля был составлен акт, в котором отмечалось некоторое неудобство в размещении и использовании подсумков, лопатки и противогаза одновременно с нагрудником и проводилась оценка влияния нагрудника на подвижность бойца, а также высказывался ряд предложений по доработке конструкции. К акту прилагалась просьба о продлении сроков испытаний до 10 марта. Испытания продлили, и 17 марта 1939 года был написан акт по итогам дополнительных войсковых испытаний, который констатировал:

  • перебежка, переползание и ходьба на лыжах затруднений не вызывают;

  • утомляемость на коротких перебежках незначительная;

  • при марше на небольших дистанциях (5, 7 и 12 км) утомляемость незначительная, по мнению бойцов – нагрудник уравновешивает ранец;

  • при самоокапывании нагрудник не мешает;

  • бросанию гранат из всех положений не мешает;

  • изготовке к стрельбе и стрельбе лежа не мешает;

  • владению штыком не мешает;

  • хорошая защита при штыковой атаке.

Были отмечены и недостатки:

  • при стрельбе с колена, сидя и стоя выем плеча частично перекрыт, что мешает прикладке и прицеливанию;

  • при движении нагрудник трёт бедра бойца;

  • плотное прилегание вызывает потение в грудной части;

  • неудобная застёжка горизонтальной лямки, боец не может самостоятельно снять и надеть нагрудник.

В выводах значилось:

  • необходимо изготавливать нагрудники разных ростовок;

  • изменить наплечную деталь – «сделать круче»;

  • сделать больше вырез для приклада;

  • стальной нагрудник в будущей войне сохранит много жизней солдат, командиров и политработников.

До августа 1939 года в работах по стальным нагрудникам наступил перерыв. В валовое производство СН-38 запущен не был, но он стал серьёзным шагом вперёд в процессе разработки индивидуальной защиты солдат РККА на поле боя.

Дальнейшая эволюция стальных нагрудников в СССР будет описана в следующей статье цикла.

Источник: cont.ws



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.