«Славянский мир, сомкнись тесней...»



25 июня – День дружбы и единения славян.

Ныне славянский мир расколот, заслонён и подавлен англосаксонским, и, кажется, ни о каком единении, великой роли славян речь вести просто невозможно… Я встречаю День единения и дружбы славян в Венгрии, где первым национальным поэтом является Шандор Петефи, чьи настоящие имя и фамилия просты для нашего уха: Александр Пе́трович – выходец из сербско-словацкой семьи. Пишу заметки в городке Хайдусобосло посреди Хортобадской степи, где бились за свободу от Габсбургов гайдуки вместе со славянскими сынами. Вообще, сама идея панславизма возникла как проявление национально-освободительного движения.

И родилась она не в России – термин «панславизм» впервые был предложен в Чехии Яном Геркелем в 1826 году. Тогда, как известно, вообще не было такого государства – Чехия, а царила Австрийская империя. «Среди славян, у которых любовь к свободе искони была тем горячее, чем слабее проявлялась у них охота к господству и завоеваниям, у которых тяга к независимости всегда препятствовала образованию высшей центральной власти, одно племя за другим с течением времени попадало в состояние зависимости», - это слова из пророческого Манифеста первого славянского съезда, состоявшегося в Праге в революционном 1848 году. Ещё дальше пошел анархист Бакунин, который заявил: «Признается независимость всех народов, составляющих славянское племя». Энгельс жестко критиковал Бакунина за подобные высказывания и договорился до того, что кроме поляков, русских и, самое большее… турецких славян (балканских - ?), ни один славянский народ не имеет будущего по той простой причине, что у всех остальных славян отсутствуют необходимые исторические, географические, политические и промышленные условия самостоятельности и жизнеспособности. Как показало время, Энгельс сильно заблуждался, но в 1848 году с подавлением революционных выступлений и впрямь было сложно поверить, что на карте Европы появится более десятка славянских государств. К тому же Энгельсу, как немцу, просто и не хотелось в это верить.

Даже в самые мрачные времена не меркнут слова Фёдора Достоевского о том, что у России две всемирно-исторических задачи: православие и славянство. О них-то через конкретные судьбы я и попытался рассказать в книге «100 великих славян». Интересно, что на прошлогодней ММКВЯ она была первой из новинок этой серии распродана на стенде издательства «Вече» - значит, есть интерес?

А ведь даже писатели, пишущие на русском, изверились в какой-то славянской общности или тяге.

Захар Прилепин утверждает, что надо забыть о Западной Украине, а Герман Садулаев вообще выступил в «Советской России» со статьёй «Небратья». Я ему возразил на тех же страницах в статье «Ничего, передышим!» (помните, как воины-славяне дышали в воде через соломинки, обманув врагов?), и читатели поддержали скорее меня. Хотя в славянском мае появилась вдруг отповедь Светланы Шамкиной «Мифотворчество или истина как реальность». Она была направлена прежде всего не против моей статьи, а вообще против славянского и без того расколотого мира. Зачем и во имя чего? – трудно понять в нынешнее время, залитое кровью и ненавистью на Украине, в Македонии, других славянских странах. Шамкина вдруг взялась развенчивать «польскую общественность, которая обратилась с письмом к президенту Путину» - мол, не верьте этим лицемерным полякам. Но зачем возражать редким представителям славянофильской польской общественности, которые, да будет известно Шамкиной, и так поплатились за своё письмо Путину университетской карьерой, должностями?!. В стремлении защитить позицию писателя Г. Садулаева, выраженную в самом названии статьи «Небратья», читательница доходит до прямых передёргиваний: «А. Бобров стремится увести читателей от серьезных размышлений, представленных в статье Г. Садулаева «Небратья», как бы не замечая политической обстановки на Украине и реальных взаимоотношений между Украиной и Россией». Не замечая? – каково мне, автору стольких репортажей с пылающего Майдана, многих очерков с дороги по следам боёв отца в Галиции, читать такое! Как же может образованный человек из Иркутска, с родины Валентина Распутина, бросить такой упрёк: «Он пытается увлечь мечтой о славянском единстве…». Даже пусть мечта - что здесь предосудительного – реальность жестока, но разве поэт не может вынашивать заветные мысли?

Думаю, что все наши геополитические поражения последнего времени, в том числе и на Украине, вызваны как раз излишним прагматизмом, бескрылостью и безыдейностью.

Сегодня, как в прошлые века, многие так называемые национальные лидеры стремятся откреститься от славянских корней. Так, летом 2011 года в столице Македонии Скопье был установлен памятник Александру Великому или Македонскому, несмотря на протесты со стороны греческих властей. Полководец родился в древней Македонии, которая тогда находилась на территории нынешней Республики Македония и северной греческой области Македония. Греческие власти требуют, чтобы Республика Македония вообще отказалась от этого названия и блокируют ее вступление в НАТО и ЕС. Но македонцы возомнили себя наследниками древних эллинов. Многолетний процесс отделения Македонской епархии от Сербского патриархата, начавшийся с требования широкой автономии, продолжился не только провозглашением псевдоавтокефалии, но насильственным вытеснением Сербской церкви с территории Македонии и развязанными по отношению к ней настоящими гонениями. Столкновения с албанцами многих отрезвили.

Только теперь, после бесчисленных жертв, во многих книгах и телепрограммах нам показали, как активно и продуманно схожие процессы бурно шли на Украине, а в Галиции вообще оборачивались изгнаниями православных из храмов. Логика «поиска врага» повторяется у всех фальсификаторов истории в мире, ярким примером которых являются современные украинские националисты, «доказывающие» происхождение своего народа от неких «древних укров» и настаивающие на многовековой истории существования независимой украинской государственности, но под столь же многовековым «русским игом». Вместо того чтобы, если уж на то пошло, отсчитывать историю своей государственности и нации с 1991 года, они отчаянно пытаются любой ценой найти ее корни во временах неолита и Трипольской культуры. играет особую роль.

Конечно, самое большое значение в славянском мире имеет язык, наша славянская речь. Недаром со времен Австро-Венгерской империи стремились создать в Галиции искусственный украинский язык, потом историк Грушевский стал заменять общерусские слова полонизмами. Этот процесс речевого обособления «мовы» продолжается до сих пор. Зачем? Чтобы развести Украину и Россию, а ведь их роль в Европе, как показали трагические события - огромна!

Чех Павел Шафр злорадно написал: «Песня «Эй, славяне!» уже давно потеряла свою привлекательность. А теперь она к тому же стала неактуальной, не отвечающей действительности. Современная генетика определенно отправила на свалку обожествление нации и тайну кровного братства. Чехи, по анализу ДНК, славяне только наполовину. В наших жилах течет кровь германская и романская, кельтская и еврейская. Эта кровь прекрасно соответствует нашему географическому положению - перекрестку между востоком и западом, севером и югом. Славянский талант здесь обогащен германским и романским гением так же, как германский талант у немцев обогащен талантом славян. В ДНК немцев и чехов есть явный след энергии романских и кельтских племен, населявших Римскую империю, близкие границы которой мы всегда носим внутри себя, в виде культуры и генетики».

Автор в газете «Секретные исследования» тоже ведёт эту линию: «Кто такие славяне? Это народы совершенно разных этносов, которые только говорят на языках, похожих на славянский. Ничего другого общего у них нет». А общие страницы истории, а культурные переклички, а главное богатство - Слово?!

Поэт и бард Александр Моисеевич Городницкий настаивает:

Неторопливо истина простая

В реке времён нащупывает брод:

Родство по крови образует стаю,

Родство по слову – создаёт народ.

Так что в реке времён образовались благодаря слову и другим духовно-экономическим ипостасям острова-народы, в том числе славянские. Но автор исследований ни за что не может с этим смириться!

Он кричит просто: «Славяне – это одна из тех тем, вокруг которых больше всего заблуждений и политизированных домыслов. Начну сразу с опровержения главных мифов. Во-первых, русские России – это не славяне. Как не славяне украинцы и белорусы, хотя славянской составной у них немного больше, чем у русских. Да, три этих народа говорят на языках, похожих на славянские. Но антропологически, генетически – это не славяне (как и почти все другие народы Европы, себя причисляющие к славянам). С точки зрения лингвистики, эти народы говорят на славянских диалектах. Но национальность определяется вовсе не лингвистически, а генетически. Это доказывается хотя бы тем фактом, что сегодня 80% белорусов считают родным белорусский язык, а 20% - нет (согласно переписи населения), – и эти 20% никто из-за незнания ими белорусского языка из белорусов не вычеркивает в другие национальности. То есть, национальность определяется вовсе не языком (а Владимир Даль полагал иначе: кто на каком языке думает...- А.Б.). Да и вообще нелепо полагать, что, скажем, приехавший из Африки негр станет славянином, выучив белорусский или русский язык. Он негром и останется – как и все его потомки».

Ну, это автор совсем загнул. А как же быть с потомком арапа и певцом славянства Пушкиным? Великий ученый-славист Олег Трубачев в своей книге «В поисках единства» в разделе «Откуда есть пошел Киев…» писал: «Не на месте пустом и диком воздвигся величественный храм новой веры, новая вера мудро использовала плоды культуры славянского духа и славянского слова. Взять хотя бы древнее, народное и единое по-прежнему для всех славян – католиков и православных – слово и понятие «РАЙ», исконное свое название для блаженного потустороннего мира, и различные заимствованные, новые пришлые слова для «АДА», преисподней, пекла, мира возмездия. И это только один пример. Можно говорить как бы и о трех единствах русской и славянской традиции:

– Общее вскрываемое через язык единство культуры славян дохристианских и христианских, которое демонстрируемо через слово «рай», и ряд других,

– Затем о нередко забываемом, но все же насущном единстве древнего культурного наддиалекта и последующего письменно-литературного языка.

– И наконец, о единстве древнего новгородского диалекта и, значит, всего древнерусского, древневосточного языка».

И здесь великий ученый говорит, чтобы понять некоторые северные отличия (как отличия периферии от центрального ареала), мы должны обращать свои мысленные взоры к Югу и Киеву. И, несмотря на эти отличия, единство языкового ареала не перестает быть единством.

Ибо есть единство живого целого, единство тела. Как не вспомнить послание Павла к Коринфянам: «Тело же не из одного члена, но из многих». Это мудрая мысль о сложности всякого целого, об этом единстве в сложности».

Многие авторы хотят доказать, что «восточные славяне» - это только смешение местного туземного населения с крайне немногочисленными колонистами из Полабья, Поморья, Моравии – то есть с настоящими и единственными славянами. Их антинорманская теория ещё проще норманской: Рюрик и дружина – истинные славяне, которые навязали новгородцам-саамам язык, жизнеустройство, обычаи. Да всё, включая молодецкую удаль Васьки Буслаева и переборы древних гуслей Садко. Но как-то не все коренные новгородцы, а особенно новгородки похожи на саамку из фильма «Кукушка». Много же в них славянской крови влили. Или какой? Они утверждают, что та небольшая славянская составная в наших народах, которая генетически сохранилась, - это вовсе не «восточная славянская», а именно западная славянская. А остальное – это от балтов, финнов и тюрок. Русские, мол – это единственный среди «славян» народ, который вместо общеславянского «Так!» говорит монгольское «Да!». «Самое забавное, - потешается один из них - историческая наука утверждает, что коренное финское (мордовское) население Московии закончило процесс своей славянизации только к XVI-XVII векам (то есть на поле Куликова вышла мордва?! - А.Б.) , а население Поволжья – вообще только к концу XIX - началу XX веков (а кем же были волжане Пешков и Шаляпин? – А.Б.). Однако там, согласно современным мифам, уже в V веке «живут славяне». Где же следы их пребывания? Все исторические топонимы Московии – не славянские, а финские: Москва, Рязань (Эрзя), Тула, Калуга, Муром и т.д. Тут срабатывает эффект искажения представлений вообще о том, что такое славянское, а что – нет».

Не хочу возражать автору этих «секретных исследований», а лишь замечу, что нам всё время навязывают пещерную теорию, генетику седых времён, то есть «кровь» - древнюю и недавно пролитую, которая в Российской империи не играла никакой роли, о чём внятно сказал Владимир Даль, о чём косвенно говорят деяния многих славных героев и творцов России от Баграта – Багратиона до Нахимсона-Нахимова: русский – это язык и судьба!

Позывы к всеславянскому объединению – глубоки и объяснимы, ещё в XVII веке хорватский мыслитель Юрий Крижанич выступал за единство славянских народов во главе с Русским Царством и пытался создать для славянских народов единый славянский язык. В своих исследованиях Крижанич приходил к выводу о необходимости объединения славян путем просвещения и литературного сближения, он увлекся изучением истории России и считал ее, вопреки новейшим ниспровергателям, родиной всех славян. «Русский народ, — писал он, — и имя всем прочим, начало и корень».

Успехи Российской империи в войнах против Турции и наполеоновских войнах послужили причиной тому, что некоторые из славянских деятелей сформировали идеи о политическом и языковом объединении славян под властью России.

Они считали, что это поможет славянским народам в борьбе против иноземной власти (Йозеф Добровский, Йозеф Юнгман, Людевит Гай и другие). В 1848 г. в Праге состоялся первый международный Славянский съезд. Российские панслависты организовали Славянский съезд 1867 г. в Москве. Среди поляков, которые находились под сильным влиянием романтического патриотизма и идей о восстановлении великой Польши, идеи панславизма породили два течения: пророссийское (Станистав Сташиц, Август Цешковский) и антироссийское (Адам Мицкевич, Анджей Товянский, Казимир Бродзинский). Последние наивно считали, что главную роль в объединении славян должна играть Польша.

В самой России ещё в конце 1830-х гг. в работах Михаила Погодина были выдвинуты тезисы об утверждении особости славянского мира и присущих славянским народам высших духовных ценностей и истинной веры — православия. Призывая к единению славянства, историк и редактор Погодин делом подавал пример беззаветного служения этой идее. Вот фрагмент его пламенной речи, обращенной к соотечественникам в преддверии празднования тысячелетия христианского просвещения, памяти первоучителей Св. Кирилла и Мефодия: «Мы, восточные славяне, должны начинать нашу историю именно с апостольской деятельности бессмертных братьев, изобретших нашу азбуку, известивших нам Слово Божие на родном языке… Славяне должны быть согласны между собою,- к ним обращаем мы теперь простую речь свою. Вот важнейшее, главное условие успеха. А могут ли они похвалиться своим согласием?.. Нет, нет и нет! Поляки ненавидят русских, чехи не ладят с моравянами, кроаты ревнуют сербам, босняки чуждаются болгар… О, если бы теперь за литургией святых Кирилла и Мефодия, услыша их вещие звуки, встрепенулось одинаково сердце у всех враждующих между собой, разномыслящих братьев!». Разномыслие продолжалось и крепло…

С началом Великой Отечественной перед угрозой полного уничтожения славян, вражда утихла, была восстановлена старая российская политика в отношении славянства.

Так, 10 августа 1941 г. начался Всеславянский радиомитинг, а 5 октября 1941-го в Москве был создан Всеславянский комитет. Именно поэтому во многих книгах и фильмах, повествующих о войне, появляется обращение «Славяне!». Но уже к концу ХХ века славянское единство разрушилось. Кстати, это было одним из направлений политики по уничтожению социалистического лагеря, развалу СССР. Вступление многих славянских стран в НАТО, бомбардировки Югославии, когда воздушные коридоры предоставляли братья-болгары, русофобская политика Польши с её комплексом Катыни и все прочие завихрения, наконец, майдан и гражданская война на Украине, кажется, доконали славянский мир. Однако подобный пресмыкательский или обывательский политический курс устраивает далеко не всех, и в глубинах народного сознания, в головах энергичных деятелей растёт понимание, что все эти объединения под эгидой США противостоят славянскому миру, действуют губительно на национальные культуры и образы мира. Именно это способствует возрождению идей панславизма практически во всех славянских странах. Увы, Россия, как я убедился во время поездок в Брно, Любляну и Варшаву, политически не использует эти настроения никак – не хватает геополитической широты, ума и элементарного интереса элиты. Согласитесь, если у тебя деньги в Швейцарии, дети в Великобритании, а собственность в Майами зачем нужна какая-то Чехия или Словения? Но славянский мир – не разрушен до конца. Славяне испокон веку были самыми выносливыми пахарями и воинами. Снова вспомним, как в учебниках писали про славян, пережидавших врагов, дыша в воде через соломинки и тростинки.

Из переполненной господним гневом чаши

Кровь льется через край, и Запад тонет в ней.

Кровь хлынет и на вас, друзья и братья наши! —

Славянский мир, сомкнись тесней...

В подтверждение того, что высокий призыв поэта и мыслителя Федора Тютчева не устарел, не разбит в прах политиканами - славяне разных стран мира, которые не забыли своё имя, ежегодно отмечают 25 июня День дружбы и единения. Всего на земле насчитывается почти 300 миллионов славян. Конечно, сегодня их нельзя назвать могучей политической и даже культурной общностью, но вековая память и судьба - неискоренима. Ну, а откуда взялся сам праздник 25 июня? Об этом сказал в письме Славянским организациям Зденек Опатршил – председатель Чешско-моравского славянского союза: «Позвольте мне напомнить историю нашего праздника. Славянский конгресс, который состоялся 25 июня 1941 в г. Питсбурге (США) обратился к славянским народам всего мира с призывом объединиться в борьбе против фашизма, ведь Гитлер решил уничтожить славян. Одновременно был выдвинут призыв объявить день 25 июня Днем дружбы и единения славянских народов. К сожалению, только правительства Белоруссии, России и Украины прореагировали на этот призыв. В дальнейшем послевоенные правительства остальных славянских государств отнеслись к этому призыву равнодушно. Памятная встреча представителей Брянской (Россия), Гомельской (Белоруссия) и Черниговской (Украина) областей состоялась в августе 1969 года у села Новые Юрковичи Климовского района Брянской области. Участники мероприятия решили сделать такие встречи традиционными. В 1975 году, к 30-летию Победы в Великой Отечественной войне, на этом месте был воздвигнут Монумент Дружбы, созданный представителями трех пограничных областей. По благословению Святейшего Патриарха Алексия II в 1995 году на российской территории у монумента был установлен поклонный крест скульптором В.М. Клыковым, председателем Международного фонда славянской письменности и культуры. В Чешской Республике праздник Дружбы и единения славянских народов мы начали отмечать в 2010 г. Предлагаю Вам, братьям – западным и южным славянам — перенять наш опыт. Если кто-нибудь из представителей славянских организаций будет заинтересован во взаимном сотрудничестве в сфере славянской культуры и просвещения, мы к этому готовы. Славянское единство – это не только наша цель, это наше святое дело!».

Помнит ли об этом святом деле сама России? – главный вопрос!

Александр Бобров

Источник: www.stoletie.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.