Сибирская армия Великой войны, или Семь фактов о сибирских стрелках



Факт № 4. Комсостав сибирских стрелковых частей и соединений был, как правило, на высоте.

Остановимся лишь на некоторых его представителях.

Среди командиров корпусов нам бы хотелось отметить командира 3-го СибАк генерала от инфантерии Е. А. Радкевича. В активе комкора – победа в Первой Августовской операции 1914 г., спасение 10-й армии от уничтожения во Второй Августовской операции 1915 г., успешные действия в ходе Виленской операции в сентябре 1915 г. (в одной из перспективных статей мы обязательно остановимся на рассмотрении действий одного из лучших комкоров русской армии).

Е. А. Радкевич.

А также командиров СибАк–2 генерала от инфантерии А. В. Сычевского (в 1914 – мае 1915 гг.) и СибАк-1 генерала от кавалерии М. М. Плешкова (1914 – июль 1917 гг.).

А. В. Сычевский.

М. М. Плешков.

А среди начдивов – генерал-лейтенанта М. А. Фольбаума (24 октября – 29 сентября 1915 г. – начальник 3-й ссд), генерал-лейтенанта К. Р. Довбора-Мусницкого (в 1914 – январе 1917 гг. начальник 14-й ссд), генерал-лейтенанта П. А. Андреева (в 1914 – октябре 1915 гг. начальник 13-й ссд).

М. А. Фольбаум.

К. Р. Довбор-Мусницкий.

Сибирская армия Великой войны, или Семь фактов о сибирских стрелках. Ч. 2

П. А. Андреев.

А начальник 5-й Сибирской генерал-лейтенант А. А. Таубе стал кавалером Георгиевского оружия за успешную оборону на р. Равке с 04. 12. 1914 г. – 02. 01. 1915 г. – причем находился в боевой линии и был контужен. Настойчивые атаки противника были отбиты, а позиции сохранены. Во главе вверенной дивизии генерал сражался у Жерардова, Прасныша, Новогеоргиевска и Холма.

А. А. Таубе.

Командиры полков и офицерский состав были блестящи – проявляя помимо высоких профессиональных качеств личную доблесть и самопожертвование.

Командир 14-го Сибирского полка полковник Иосиф Николаевич Хурамович [Гетц В. Смерть в братских объятиях // Часовой. Брюссель. май 1962. № 432 (5). С. 17.] был убит разрывом снаряда.

За бой под Гройцами орденом Св. Георгия 3-й степени 30. 01. 1915 г. был награжден командир 16-го Сибирского стрелкового - полковник Станислав Мечеславович Рожанский, атаковавший германцев с последними оставшимися в живых 50-ю стрелками. Полковник умер от ран 7 октября 1914 г.

С. М. Рожанский.

Командиры 20-го и 16-го Сибирских полков полковники Д. М. Михайлов и К. К. Борк отличились в ходе Второй Праснышской операции. В ходе последней также «Трудная и ответственная задача 2-го Сибирского корпуса увенчалась успехом благодаря выдающейся доблести и энергии командного состава: начальников дивизий генерал-лейтенантов Краузе и Таубе, затем командиров полков, в особенности 14-го Сибирского полковника Довбор-Мусницкого и 19-го Сибирского полковника Кушелевского. Оба полковника выбыли из строя ранеными» [РГВИА. Ф. 2279. Оп. 1. д. 245. Л. 43.].

О командире 43-го Сибирского полка полковнике А. А. Березине, павшем под Сольдау, мы писали (см. Особые обстоятельства. Часть 1).

И можно продолжать.

Воспроизведем лишь 2 приказа, характеризующие мужество и боевой профессионализм одного из сибирских стрелков - конных разведчиков.

1) По войскам 2-й армии Западного фронта от 13 мая 1916 г. № 127.
«На основании п. 2 ст. 415 положения о полевом управлении войск в военное время и ст. ст. 25 и 121 Статута Императорского Военного Ордена Св. Великомученика и Победоносца Георгия и, причисленного к нему, Георгиевского Оружия, оказавший особо блистательные подвиги мужества и храбрости и удостоенный Думой - награжден Орденом Св. Георгия IV ст. 1916 г. мая 13 дня Начальник Команды конных разведчиков 37 Сибирского стрелкового полка, 4 уланского Харьковского полка поручик фон Рихтер Владимир».

2) Из Приказа № 56 от 30 января 1916 г. по 10-й Сибирской стрелковой дивизии. «Начальник Команды конных разведчиков 37 Сибирского стрелкового полка, 4 уланского Харьковского полка поручик фон Рихтер Владимир представляется мною к награждению Орденом Св. Георгия IV ст. на основании п. п. 9, 19, 24 и 26 Георгиевского Статута... одной из важнейших задач, кроме проверки сил и расположения врага, было выяснить в чем заключается работа немцев на берегу озера Нарочь, как изменилась здесь их сторожевая служба и насколько основательно их заграждение поперек озера. ... поручик Рихтер двинулся из деревни Готовой и проник в тыл противника. В итоге: а) при обстановке исключительной трудности и такой же опасности, произвел разведку неприятельского укрепления и устроенных перед ним препятствий и проходов через них, в глубоком тылу противника, б) первый ворвался в укрепление и тем увлек за собою других, в) подвергаясь опасности, взрывами уничтожил землянку, укрепление и ее защитников; убиты 25 немцев, остальные взяты в плен и приведены в наше расположение, г) будучи тяжело ранен и угрожаем сильнейшим противником, отказался от сдачи в плен, принимал участие до последнего мгновения в ведении боя, вывел из него своевременно всех людей, как 4-х тяжелораненых так и 3-х легко и не оставил врагу трофеев. ... поручение выполнено в условиях наиболее трудных, запечатлено кровью и, будучи вполне успешным, принесло несомненную пользу в деле изучения врага и истребления части его сил и средств. Самый отход с места избиения врага: сначала вывел пленных, затем вывел всех своих раненых и последним вывезен был, держась руками за винтовку, поручик Рихтер. Отход продолжался под огнем противника с 3-х ч. ночи до 8 ч. утра. Все это делает набег поручика фон Рихтера готовым примером для учебников тактики в будущем».

Можно вспомнить и о подвигах подполковника 21-го Сибирского Я. Т. Сергеева (см. На коне - на пушки), и многих других офицеров и нижних чинов.

Вглядимся в лица офицеров и бойцов сибирских стрелковых частей – лишь некоторых из героев Великой войны.

Факт 5. Документы о подвигах сибирских стрелков рисуют выдающиеся картины.

Так, под проливным дождем, командир 30-го Сибирского полковник М. В. Ижицкий двинул полк в штыковую атаку. В атаку вливались и соседние части. И 30-й Сибирский, молча и безостановочно, как лавина, двигался к цели - и почти беспрепятственно: как по команде, немцы, очищали дорогу полку, на бегу стреляя в воздух и поспешно отходя. Очевидно, сам вид полка, идущего в атаку, был настолько внушительным, что противник не рисковал столкнуться грудь с грудью с русскими. Т. о. без выстрела полк прошел до выселков Стоки – и даже годную для упорной обороны деревню германцы бросили. В 20 часов без единого выстрела полк вернул Стоки, и кольцо было разомкнуто.

А 19-го сентября полку даже под страхом гибели ни в коем случае нельзя было отступить перед немцами, ломившимися вперед всеми силами. И доблестный полк во главе со своим отважным командиром выполнил приказ. 3-й день почти не спавшие стрелки шаг за шагом отступали под дождем шрапнели, рвавшейся над верхушками деревьев. Слабонервные не выдерживали этого ада и метались по лесу как угорелые. Офицеры хватали таких за воротники и, встряхивая, приводили в чувство. Личным примером остановив отступление и организовав свои роты, М. В. Ижицкий действовал верхом.

Он решил бросить в штыковую атаку все, что находилось под рукой. Сказанные от всего сердца слова командиров воодушевили бойцов, и 3-й батальон стройно двинулся вперед – и лес огласился мощным «ура». Противник не ожидал такого поворота, и ближайшая линия сопротивления германцев была поднята на штыки - лишь немногим немцам удалось бежать. А другие линии штыкового удара вовсе не принимали – и, «как вспугнутые собаками зайцы побежали от стремившихся к ним ураганом Сибирских стрелков». 3-й батальон поддержали 1-й и 4-й - и атака стала общеполковой [Кодинец А. Указ. соч].

Имеющиеся в нашем распоряжении документы – например ЖВД 18-го Сибирского стрелкового полка

или материалы из фондов Трофейной комиссии

позволяют увидеть (пусть даже фрагментарно) – то, насколько эффективно и доблестно действовали сибирцы.

Так, потери частей 18-го ссп в бою [РГВИА. Ф. 3352. Оп. 1. Л. 2] 4-го июля 1915 г. составили 365 человек. Причем полк держался под огнем артиллерии противника, буквально хоронившей целые подразделения в окопах как в могилах – но, подпустив немцев, сибирцы выкашивали противника пулеметным огнем и переходили в штыковые атаки - которых противник не выдерживал. В том бою в штыковой атаке погиб прапорщик Круглишкин и ранен (оставшись в строю) штабс-капитан Коновалов. Штыковая атака позволила освободить 2 роты Апшеронского полка, ранее захваченные немцами в плен.

А в бою под Праснышем 10 - 15 февраля 1915 г. во время наступления 14-м ссп было захвачено 3 пулемета и до тысячи пленных. Отличились: штабс-капитан Семенов, подполковник Борейша, поручик Козин, прапорщик Вахтрамэ, подпоручик Кучеров [РГВИА. Ф. 16180. Д. 63. Л. 1]. 10 июля того же года у мест. Пясок полком было захвачено 3 пулемета и 9-орудийная гаубичная батарея. Орудия были выведены из строя – батарея была оставлена со снятыми замками. В этом деле отличились капитан Кочисов, подполковник Борейша и поручик Тхостов [Там же].

Список можно очень долго продолжать. И мы обязательно будем уделять внимание как подвигам частей и соединений русской армии, так и ее чинов.

Факт 6. Качества сибирских стрелков высоко ценились как своими, так и противником.

Так, офицер Г. Ф. Тануторов вспоминал: «Видел прохождение по Уяздовской аллеи наших сибирских полков. Толпа восторженно приветствовало их, кидала солдатам папиросы. Какие молодцы эти сибиряки» [Тануторов Г.Ф. Свет и тени Кавказа. От Тифлиса до Парижа. М., 2000. С. 171.]. Другой источник отмечал, что когда на позиции стоит российский полк, немцы выставляют 2 часовых, а как только узнают, что подошел сибирский - выставляют 20 [Серебренников И. И. Претерпев судеб удары. Дневник 1914-18 гг. Иркутск, 2008. С. 206]. И если какой русский солдат из окопа «для бодрости» бабахает почаще, то сибирский стрелок бьет редко, да метко» [Туркул А.В. Дроздовцы в огне. Мюнхен, 1948. С. 10.].

Австрийская брошюра Осведомительного отдела Главного командования в январе 1917 г. сообщала о «большом боевом опыте», «испытанности в боях» и «высокой боевой репутации» подавляющего большинства сибирских стрелковых дивизий [Гринев Г. Оценка австрийцами русских войск к началу 1917 г. // Военная быль. № 128. С. 17.].

А Г. Блюментрит, бывший в 1914 г. лейтенантом 71-го (3-го Тюрингского) пехотного полка, вспоминал, что уже после первых атак на Русском фронте немцы быстро уяснили, что столкнулись с совершенно другими солдатами, чем бельгийцы и французы - более суровыми, с более крепкими решительностью и боевым духом. Причем даже среди них «Сибирские корпуса» и «Азиатские войска» были «значительно тверже» [http://www.spartacus.schoolnet.co.uk/GERblumentritt.htm].

Факт 7. Сибирские стрелковые части породили и свой особый фольклор.

Мы приведем лишь несколько стихотворений офицеров-сибирцев.

Эти тексты приводятся в работах командира 6-го ссп полковника В. И. Сейфулина.

Ну и конечно нельзя не вспомнить знаменитый Марш Сибирских Стрелков, увидевший свет в 1915 г.

Таким образом, в целом, все сибирские стрелковые части подтвердили и преумножили блестящую репутацию, заработанную еще в Русско-японскую. И Россия может гордиться такими войсками.

Олейников Алексей

Источник: topwar.ru





войдите VkontakteYandex

Комментарии