Революция по-немецки: «февраль» и «октябрь» в «одном флаконе»



В 1918 году в Германии произошла революция, очень похожая на февральско-октябрьские события 1917 года в России. Там тоже пала монархия, там тоже были свои коммунисты.

Весной 1918 года Германия предприняла мощное наступление на Западном фронте. Это был акт отчаяния с призрачными шансами на успех. Ценой колоссальных жертв немцы продвинулись на несколько десятков километров, но взять Париж не смогли. Германия практически полностью вычерпала свой мобилизационный потенциал, в стране царил голод, увеличивалось число забастовок.
 
На этом фоне в августе 1918 года войска Антанты перешли в контрнаступление и одержали целый ряд крупных побед. Даже самые закоренелые милитаристы в германском руководстве поняли, что выиграть войну невозможно, и остается лишь бороться за хоть сколько-нибудь сносные условия последующего мирного договора. В этих условиях кайзер Вильгельм назначил принца Максимилиана Баденского главой правительства. Принц в годы войны занимался дипломатической работой и располагал серьезными связями.
 
Вскоре правительство Германии обратилось к президенту США Вильсону с просьбой о посредничестве и перемирии. Начались активные дипломатические консультации, но боевые действия продолжались, и армии Антанты продолжали успешное наступление. Тогда в Германии решили напоследок громко хлопнуть дверью: дать решительное сражение английскому флоту. Идея была в том, чтобы собрав все силы выйти в море, ударить по англичанам и заманить их в ловушку, выведя их на группу подводных лодок. Английский флот располагал подавляющим численным преимуществом, и сама операция была чистой авантюрой. Фактически немецких моряков превращали в камикадзе, и с этой ролью они не согласились.

28 октября на линейном корабле «Маркграф» вспыхнул бунт. Примеру команды «Маркграфа» последовали многие другие матросы, открыто саботировавшие приказы начальства. Кое-где даже появились красные флаги. Власть ответила массовыми арестами, но волнения не утихали. Напротив, они шли по нарастающей. 3 ноября в городе Киль матросы устроили митинг, к ним присоединились солдаты местного гарнизона и рабочие. Собравшаяся толпа двинулась к тюрьме, требуя освободить арестованных. В этой ситуации отряд флотских офицеров обстрелял митингующих, убив несколько человек. После этого моряки и солдаты начали создавать Советы, то есть свои органы власти.
 
Вскоре Кильский Совет выдвинул лозунг, в котором содержалось требование сменить государственный строй. Акции неповиновения стали быстро распространяться по другим городам. К мятежу примкнул гарнизон города Любек, забастовали рабочие на верфях Гамбурга, 6 ноября матросы заняли Дом профсоюзов (поразительное совпадение с украинским «Майданом»!).
 
В Брунсбюттеле восстали команды сразу четырех кораблей, в Вильгельмсгафене мятежники стали хозяевами положения и выпустили из тюрем заключенных, рабочие верфей Бремена прекратили работу. Юг страны тоже оказался во власти митинговой стихии. 7 ноября в Мюнхене толпа демонстрантов вышла под антимонархическими лозунгами, а на следующий же день Совет рабочих, солдат и крестьян провозгласил Баварию республикой.
 
Значительная часть крупных городов Германии была охвачена беспорядками, а война, между тем, продолжалась; продолжался и торг относительно условий прекращения боевых действий. Понятно, что дезорганизация немецкого тыла только лишь подрывала переговорную позицию Берлина. 7 ноября, то есть в годовщину Октябрьской революции в России, члены германского правительства, представлявшие социал-демократические силы, выдвинули требование отречения кайзера. На следующий день Макс Баденский позвонил в Ставку, где находился Вильгельм, и рекомендовал ему отказаться от престола.
 
У вас не возникло ощущение дежавю? Лично у меня полное впечатление, что это свергают не Вильгельма, а Николая II. Кайзер попытался опереться на военную силу, но генералы его предупредили, что армия за ним не пойдет, и даже гвардейская дивизия, охранявшая Ставку, «ненадежна». А в это время в Берлине многотысячные колонны людей двинулись к имперской канцелярии, дворцу и рейхстагу. Части берлинского гарнизона, гвардейцы и егерский батальон присоединились к мятежу. Полиция не оказывала сопротивления, и мятежники легко заняли почтамт, информационное агентство, полицей-президиум.
 
Во всем этих действиях, конечно, чувствовалась организация. Но мятежники пока не получили главного – отречения Вильгельма. И тогда Макс Баденский пошел на прямой обман. Он распространил заявление, что кайзер отрекся, объявил о подготовке выборов в «Учредительное германское национальное собрание» и назначил рейхсканцлером социал-демократа. Эберт тут же предложил Максу Баденскому стать регентом.
 
Давайте пока остановимся и попытаемся разобраться в подоплеке событий. У нас есть несколько узловых точек, тщательно заваленных всевозможным камуфляжем, но все же заметных. Что мы имеем? Беспорядки солдат и рабочих, давление на кайзера в Ставке, получившего от генералов недвусмысленное предупреждение, что армия его не поддержит, совершенно бесцеремонное и лживое заявление принца Макса о якобы состоявшемся отречении Вильгельма. И, наконец, попытка назначения этого же самого Макса Баденского регентом, то есть временным главой государства при сохранении монархического строя. Все это сильно напоминает российский Февраль-1917.
 
Кто мог стоять за свержением Вильгельма? Давайте не будем забывать о связях Макса Баденского с державами Антанты. Не стоит сбрасывать со счетов и влияние Британии во всеевропейском социал-демократическом движении. Поджечь германский тыл было выгодно Антанте, но до поры до времени этого не получалось. Пока германская элита сохраняла единство, ей удавалось блокировать все попытки революционного саботажа, хотя забастовочное движение и росло в Германии в течение войны. Но затем в истеблишменте явно возник раскол. Кайзера, судя по всему, решили сдать, и возможно, это было одним из условий Антанты для налаживания последующих нормальных отношений.
 
Нечто подобное мы видели в наше время на примере судьбы Милошевича. Если это так, то понятна вялость ключевых германских силовиков, которые как и в России в 1917 году не предпринимали никаких серьезных контрдействий на обуздание мятежа и беспорядков. Вместо ареста лидеров революции, разгрома ее организованной части проводились акции, очень похожие на провокации типа обстрел митинга, которые только подхлестывали мятеж.
 
Предполагаю, что схема первого этапа германской революции была следующей: британская агентура поднимает восстание моряков, германская элита под этим соусом добивается свержения кайзера, его место должен хотя бы временно занять либерал, тесно связанный с Антантой – Макс Баденский, а правительство возглавляет социал-демократ. На этом фоне начинаются переговоры о мире, и благодаря такой сделке с Антантой мирный договор может оказаться вполне сносным для Германии.
 
11 ноября было подписано перемирие между Антантой и Германией. Вскоре американцы объявили о своей готовности направлять голодающей Германии продовольственную помощь. Но революция и не думала униматься, немецкий «Февраль» на глазах превращался в «Октябрь». Макс Баденский власть не удержал, а инициативу стремились перехватить Советы и так называемая группа «Спартак», состоявшая из марксистов. Спартаковцы выдвинули лозунг социалистической Германии и не признавали власть рейхсканцлера, назначенного Максом. Правда, большинство делегатов от Советов не поддержали лозунгов марксистов и на своем собрании утвердили состав коалиционного правительства во главе с Эбертом. Новая власть сразу же озаботилась созданием отрядов, готовых защитить правительство. Добровольцев тщательно отбирали, очень хорошо вооружали и финансировали.
 
У левых сил тоже были свои козыри, их человек (Эйхгорн) возглавлял берлинскую полицию, причем он создал свои «отряды безопасности». Разумеется, Эберт не мог терпеть наличие параллельного центра власти, и Эйхгорн был смещен со своего поста. Однако левые революционеры вывели на улицы массы людей, в том числе вооруженных, в знак протеста против увольнения Эйхгорна. Начались уличные волнения, которые вылились в захват помещений некоторых газет. В типографии одной из них отпечатали листовку с призывом «довести революцию до победоносного конца» и установить диктатуру пролетариата.
 
Второй, на этот раз «красный» этап революции начался. Вскоре телеграф, железнодорожная дирекция и государственная типография оказались в руках мятежников. Тем не менее, вооруженные отряды, верные правительству, нанесли ряд успешных контрударов. 12 января 1919 года на здание полицей-президиума, где находилась группа мятежников, обрушился артиллерийский огонь, и через некоторое время сопротивление было сломлено. Мелкие очаги революции сохранялись еще некоторое время, но и они оказались подавлены. 15 января руководитель путча коммунист Карл Либкнехт был арестован и убит с формулировкой «при попытке к бегству». Другой известный деятель Компартии Германии Роза Люксембург ненадолго пережила Либкнехта. Ее убили в ночь на 16 января…
 
P.S. При подготовке статьи использовалась работа: Драбкин Я.С. Революция 1918-1919 гг. в Германии.
 
Дмитрий Зыкин

Источник: pereformat.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.