Расстрел коммуны Джорджтауна: американская технология лжи и убийств



18 ноября 1978 г. ЦРУ уничтожило поселок Джонстаун (коммуна «Храм народов»), жители которого собирались эмигрировать из США в СССР. Было убито 918 американских граждан, в т.ч. 260 детей (из них 83 младенца)

Расстрел коммуны Джорджтауна: американская технология лжи и убийств

Расстрел коммуны Джорджтауна: американская технология лжи и убийств

Расстрел коммуны Джорджтауна: американская технология лжи и убийств

18 ноября 1978 в джунглях Гайаны случилось жуткое событие, которое самый авторитетный западный источник – «Книга рекордов Гиннесса» — квалифицирует как самое массовое одновременное самоубийство в мире.

914 граждан США, члены квазирелигиозной организации и сельскохозяйственной коммуны «Народный храм» были найдены мертвыми в Джонстауне – городке, названном в честь лидера «НХ» Джима Джонса.

«Самая свободная» американская печать с первых же дней после трагедии с удивительным единодушием стала повторять формулы: «очевидный ритуал массового самоубийства», «джонстаунский культ самоубийств», «массовое самоубийство в Гайане» и др. Потом пошли соответствующие книги, например Ч. Краузе «Гайанская бойня» (Вашингтон, 1978); фильмы — «Культ поклонявшихся дьяволу» (1980) и т. д. Но что произошло в Джонстауне на самом деле? Кем был Д. Джонс? Если отказаться от американской «монополии на истину», навязанной ныне транснациональными СМИ всему миру, то выяснится масса подробностей, не укладывающихся в официальную версию.

Вольнодумец Джим Джонс

Расстрел коммуны Джорджтауна: американская технология лжи и убийствДжим Уоррен Джонс родился в 1931 г. в городе Крит, штат Индиана. Американский Средний Запад – край весьма консервативный (Ку-клукс-клан возник именно в г. Индианаполис). Поэтому когда 19-летний Джим во время учебы в Блумингтонском университете объявил себя марксистом, а затем возглавил местный комитет по правам человека, «общество» восприняло его как опасного вольнодумца. В 22 года, будучи помощником пастора в церкви «для белых», он пригласил на службу негров, а когда церковный совет его уволил, заявил: «Любая церковь, где я буду пастором, будет открыта для людей всех рас». В 24 года он основал собственную «Церковь Слова Христова», через год переименованную в «Народный храм». Впрочем, религиозность этой организации во многом условна: как вспоминали очевидцы, «его проповеди походили скорее на политические митинги. Во время одной службы Джонс обернулся к американскому флагу, висевшему у него за спиной, погрозил ему кулаком и сказал: «О погоди, нация фанатиков, расистов, империалистов и куклуксклановцев! Придет твой час расплаты за совершенные злодейства». Как подчеркивал один автор, придав организации форму церкви, практичный американец Джонс просто воспользовался налоговыми льготами, ибо сам (по воспоминаниям Марселины Джонс) смолоду являлся убежденным атеистом.

В отличие от других местных церквей, строго соблюдавших принципы «апартеида» и «расовой сегрегации», в «Народном храме» объединялись представители всех рас. Сам Джонс усыновил нескольких разноцветных детишек. В 1965 г. в группе насчитывалось около 80 человек, в основном изгоев капиталистического общества: бедняки, нацмены, бездомные. Но после переезда в Калифорнию, где климат (общественный и природный) был потеплее, ряды «НХ» стали быстро расти, вскоре перевалив за 20 000 человек (10 тыс. в Сан-Франсиско, где с 1972 года находилась штаб-квартира, 10 тыс. в Лос-Анжелесе, 1 тыс. в Юкайе). Многих привлекали социальные программы «НХ»: бесплатные столовые для бедняков, детсады и врачи (для капиталистических США явление необычное). В 1970-х годах «НХ» имел 9 хосписов и 6 школ, содержал «Международный отель», где проживало более 3000 уволенных за участие в демонстрациях. В газетах его тогда называли «одним из самых быстрорастущих религиозных движений Америки».

Расстрел коммуны Джорджтауна: американская технология лжи и убийств 

Однако со временем нарастал конфликт с буржуазным обществом. Джонс четко позиционировал себя и свое движение как принципиальных противников существующей системы. В газете «Народный храм» он напропалую критиковал всех и вся: от расистской дискриминации южных штатов до темных делишек «самих» Киссинджера и Рокфеллера, морально и материально поддерживал пострадавших от властей оппозиционных деятелей: известную Анжелу Дэвис, членов «уилмингтонской десятки» во главе с Беном Чейвисом, вдову Лауру Альенде, индейского лидера Д. Бэнкса. В 1976 году Джонс внес залог 20 000 $, чтоб освободить из тюрьмы Канзаса жену Бэнкса — Ка-Мук. В 1977-ом вместе с А. Каном создал в Калифорнии секцию Всемирного совета мира и нанес визит на Кубу, презрев многолетнюю американскую блокаду «острова свободы». В 1976 году поддержал на выборах либерал-прогрессистов Д. Москоуна (мэр Сан-Франсиско) и М. Дималли (вице-губернатор Калифорнии). Общался Джонс и с коммунистами — Майком Давидоу, Кендрой Александер, Анжелой Дэвис. Естественно, что в результате своей деятельности «НХ» и Джонс подверглись силовому давлению: подложена бомба в один из автобусов организации, взорван дом собраний в Сан-Франциско избито и убито несколько членов общины, в том числе помощник Джонса — Льюис. Предпринимались попытки подкупить людей, чтоб они свидетельствовали против общины Джонса, некоторые соглашались (Г. Стоун), а некоторые — нет. 6 сентября 1977 года Д. Бэнкс выступил с официальной «Декларацией» о попытке его подкупа представителем госслужбы США Д. Конном по схеме: показания против Джонса в обмен на прекращение уголовного преследования.

В Гайану – с надеждой!

В 1974-ом Джонс решает переселиться в Гайану – небольшую латиноамериканскую страну из «неприсоединившихся», правительство которой объявило курс на строительство «кооперативного социализма». Колонистам выделили 3824 акра земли возле Порт-Кайтума, где благодаря активному труду вскоре вырос целый город – Джонстаун. Более тысячи членов «НХ» переселились сюда. Сохранился документ коммуны с подробным перечнем колонистов: около 200 пролетариев, 200 сельхозрабочих, 150 медработников, 100 водителей и механиков, а также представители прочих профессий (юристы -14, художники — 15, музыканты — 21, бухгалтера — 7, программисты — 7 и др.). 25% составляли дети, 30 из которых родились уже в Джонстауне. Приведем несколько типичных биографий.

Расстрел коммуны Джорджтауна: американская технология лжи и убийств 

Ричард Тропп. Родился в 1940 г., окончил с отличием Рочестерский университет, с 1965 г. преподавал в университетах Беркли и Фиска, занимался изучением нового социального явления – «хиппи», стал социалистом. В 1970 г. примкнул к Джонсу.

Генри Мерсер. Родился в 1885 г. С 16 лет участвовал в революционной деятельности, активист движения безработных, в 1930-е годы — участник «маршей голодных», был неоднократно арестован. После войны – профсоюзный деятель, организатор забастовок.

Шэрон Амос. Родилась в 1936 г. В 1950-е годыучаствовала в движении «битников», училась в Калифорнийской школе профдвижения до ее закрытия в годы «маккартизма». С конца 1960-х — в движении «новых левых».

Как писал в конгресс служитель Методистской церкви Д. Мур: «Люди уезжали в Джонстаун с надеждой, родившейся из потери надежд в США... Люди эмигрировали, ибо они потеряли надежду на то, что американское правительство или конгресс положат конец расовой дискриминации и несправедливости... Бедняки стремились в Джонстаун, чтобы обрести свободу, избавиться от унижений, которым наше общество подвергает их».

По прошествии нескольких лет Джонстаун — образцовая сельскохозяйственная коммуна. Выращивались картофель, огурцы, капуста, ананасы, сахарный тростник, тыква и многое другое. Так как среди колонистов было несколько агрономов, были проведены успешные эксперименты по выращиванию новых культур в тропических условиях. Построены свиноферма, скотный двор, птицеферма. Работали лесопилка, мебельный цех, ремонтная база, ясли, детский сад, школа, клуб. Образование было на очень высоком уровне (преподавателей хватало). Библиотека коммуны составляла более 10 тыс. книг (в том числе полные собрания сочинений Маркса и Ленина!). Больница была лучшей в регионе — терапевт, нейрохирург, педиатр, диетолог, штат дипломированных медсестер. Оборудование позволяло делать ЭКГ, полный перечень анализов, флюорографию, рентгенографию, каждые полгода — всеобщая диспансеризация. Работала коротковолновая радиостанция — для связи с общиной в Калифорнии и для пропаганды своих идей. Было установлено более 2 тыс. радиоконтактов по всему миру («Наши радиолюбители — прекрасные послы», — говорил Джонс.) Разумеется, такая ситуация не нравилась правительству США, и Федеральная комиссия связи пыталась лишить радиостанцию лицензии, но адвокаты общины отстояли свои права. В коммуне не было никаких денежных отношений, но существовал «бесплатный магазин» где по требованию выдавались необходимые товары. Чистый доход коммуны составлял около четверти миллиона долларов в год.

Расстрел коммуны Джорджтауна: американская технология лжи и убийств 

Коммунизм в отдельно взятом городе

За время существования коммуны ее посетило более пятисот (!) визитеров — гайанских и иностранных граждан: чиновников, журналистов, политиков, сотрудников посольств, аккредитованных в Гайане. В толстенной книге отзывов, по словам советского консула Ф. Тимофеева, не было ни единого отрицательного отзыва. Сотрудники посольства США в Гайане посетили колонию в 1974-1976 гг. три раза, а затем резко зачастили: в 1977-1978 гг. шесть раз для «предоставления консульских услуг, выяснения благосостояния и местопребывания американских граждан». На самом деле посольские работники выполняли требования госдепа о «расследовании обвинений о задержке американских граждан против их воли». Эти визиты, не обнаружившие никакого криминала, стали причиной телеграммы посольства, где говорилось об опасении того, что они «могут стать поводом к упрекам в адрес посольства и госдепартамента в беспокоящих действиях». Госдепартамент согласился и предписал посылать одного служащего не чаще раза в квартал, т. к. «визиты, осуществляемые без какой-либо очевидной цели, могут послужить усилению подозрений в том, что за общиной ведется наблюдение». Ни в одном из официальных отчетов нет ни слова о каких-либо негативных явлениях в коммуне. Благосклонные статьи продолжали выходить и в американских («Сан-Франсиско бей гардиан» 31.3.1977 г.), и в местных («Гайана кроникл», 14.4.1978 г.) газетах.

Встает вопрос: откуда же взялись байки о «концлагерных порядках», со временем от многократного повторения ставшие чуть ли не догмой? (Из последних примеров – труды «сектоведов» Д. Бойла и А. Дворкина.) В 1977 году юридический советник «НХ» Тимоти Стоун был изгнан из общины как агент ЦРУ. Нашлись документы, свидетельствующие о том, что он еще в начале 1960-х годов выполнял поручения ЦРУ в Берлине и даже был арестован полицией ГДР. Вылетев из «НХ», Стоун немедленно сколотил группу так называемых «озабоченных родственников» (многие из них были настолько «озабочены», что ранее годами не вспоминали о своих родных в «Храме», не навещали их и даже не писали им), которые засыпали жалобами официальные органы. С его же подачи 1 августа 1977 года вышла резко критическая статья о Джонсе в журнале «Нью Вест». Однако визиты представителей госдепа в общину не выявили ни одного подтверждающего факта.

Стоун организовал заход с другой стороны: в сентябре 1977 года нанял некоего Мэйдзора, владельца частного детективного агентства, который возглавлял отряд наемников, поставив ему задание нападения и «освобождения» детей в Джонстауне. Приблизившись к поселку, освободители были шокированы тем, что не обнаружили ни колючей проволоки, ни вооруженных охранников. Мало того, дети, которых им предстояло освобождать, бегали и развлекались, в то время как их родители работали на полях. Скрытно понаблюдав из джунглей двое суток за жизнью поселка, они поняли что их «используют», отказались выполнять задание и вернулись в США. Сам Мэйдзор сообщил об этом случае Джонсу и колонистам в Джонстауне, позже его признание было записано на магнитофон адвокатом Марком Лейном, а в январе 1979 г. он дал еще одно интервью репортеру «Лос-Анджелес Таймс».

С верой в Советский Союз

Просоветские настроения руководства «НХ» активизировались визитом в посольство СССР в Джорджтауне (столица Гайаны) в декабре 1977 года. Дебора Тушет, Шэрон Амос и Майкл Прокс имели беседу с консулом Федором Тимофеевым, передали ему ряд документов коммуны и получили советскую прессу. Затем консула посетила жена Джонса — Марселина. Она изложила историю создания «Народного храма» и биографию «преподобного товарища» Джима. В ходе последующих визитов консула проинформировали о преследованиях, которым подвергается актив организации со стороны ЦРУ, ФБР и прочих госслужб США. Потом разговор перешел к главному вопросу: «Как бы советские власти отнеслись к тому, если бы члены «Храма народов» обратились в советское посольство в Гайане с просьбой разрешить им всем переселиться в СССР?»

Расстрел коммуны Джорджтауна: американская технология лжи и убийств 

«Этот вопрос был для меня неожиданным, — вспоминает Тимофеев, — я сказал, что сразу не могу дать на него ответ, но проинформирую МИД СССР. При этом подчеркнул, что подобную просьбу нужно изложить в письменном виде».

20 марта 1978 года делегация из Джонстауна посетила посольство СССР и подала официальное заявление о желании перевести все денежные средства коммуны в советские банки, принять советское гражданство и переехать в Союз. Слова одного из заявлений от 17.3.1978 г. за подписью члена Руководящего комитета Л. Перкинс оказались мрачным пророчеством: «Испытав на себе злобность реакционных сил в США, мы и здесь, в отдаленном районе, не закрываем глаза на возможность того, что нас могут буквально физически уничтожить». 18 сентября 1978 года поступило еще одно послание – от генсекретаря общины Р. Троппа о желании «переезда наших людей в Вашу страну в качестве политических эмигрантов... Мы не настолько наивны, чтобы не понимать: существует реальная возможность уничтожить наше движение. В Советском Союзе мы находились бы в безопасности. Нашим детям там было бы обеспечено светлое будущее. Мы все желаем с энтузиазмом работать в Советском Союзе в интересах социализма».

27 сентября 1978 года консул Ф. Тимофеев и врач посольства Н. Федоровский посетили Джонстаун. Их впечатления подкрепляют мнение А. Желенина о том, что «по сути Джонстаун стал американским коммунистическим экспериментом». Центральная улица «Сельскохозяйственного кооператива Народный храм» носила имя Ленина, утро начиналось с радиотрансляции гимна СССР, в местной школе изучали русский язык. Всë в коммуне – образование, медобслуживание, питание, одежда – было бесплатным. Вечером в личной беседе Джонс подтвердил желание всей общины переехать в СССР и перевести активы во Внешторгбанк. Для решения практических вопросов переселения был намечен визит Джонса в Союз в конце ноября – начале декабря 1978 года Но он не состоялся...

22 июня 1978 года некий Д. Кобб-младший обратился в верховный суд США с обвинением «Храма народов» и Джонса в преступных действиях: якобы эта организация опубликовала 14 марта «открытое письмо с угрозой массового самоубийства членов общины, находящихся под контролем Джонса в окрестности Джонстаун». Он также утверждал, что 18 апреля «Храм народов» «в заявлении для печати сообщал о единодушном решении членов общины в Гайане умереть». Эта информация была разослана также всем сенаторам США, в госдеп и ведущие информагентства. И хотя она являлась полностью лживой, был дан старт большой газетной шумихе, к которой быстро подключился уже известный Т. Стоун со своими «обеспокоенными родственниками».

К кампании привлекли известного «разгребателя грязи» конгрессмена Лео Райана, который собрался посетить Джонстаун. Руководство «НХ» бросило ответный вызов: 4 октября 1978 года в Сан-Франсиско адвокат коммуны М. Лейн официально заявил, что в ходе расследования заговора против организации он намерен в течение 90 дней предъявить иск к государственным органам США — ЦРУ, ФБР, министерству почт, федеральной комиссии связи как к учреждениям, пытавшимся нарушить деятельность «Храма». Были собраны показания десятков свидетелей этой деятельности, а также документы, подтверждающие, что крупная сумма денег была пропущена через один из центральноамериканских банков и истрачена на лоббистские мероприятия и судебные процессы против «Храма», а на суде обещали сообщить имя человека, проводившего эту финансовую операцию и передавшего деньги лоббистам и истцам.

Предчувствие беды

7 ноября 1978 года в советском посольстве состоялся прием в честь годовщины Октябрьской революции. Среди 300 приглашенных были и 6 человек из «Храма», их присутствие вызвало возбуждение среди американских дипломатов. Советник Дуайер и вице-консул Д. Рис пытались убедить консула Тимофеева, что людям из «Народного храма» не место на дипломатическом приеме. Американские дипломаты также зондировали вопросы о намерении руководства «Храма» переселиться в СССР, а их тон выдавал озабоченность этой надвигающейся проблемой. 11 ноября в советское посольство приехала взволнованная Ш. Амос и сообщила о скором визите конгрессмена Л. Райана. От его визита в Джонстауне ожидали неприятностей. Настораживало поведение сотрудников посольства США, которые требовали встреч с рядом членов общины, причем настаивали, чтобы встречи проходили в здании посольства. По словам Амос, Джонс подозревал, что происходит инструктаж внедренных в общину агентов ЦРУ перед некой провокацией. Она поинтересовалась, отправлена ли в Москву их просьба о переселении в СССР и получила заверение, что просьба была отправлена немедленно. Тимофеев передал ей пачку анкет для оформления виз и ходатайств на получение советского гражданства. Тогда же члены «НХ», имевшие право подписи в швейцарских банках, официально завещали все свои вклады (7,8 млн. $) СССР «на дело борьбы за мир».

Опасения были напрасны: Л. Райан вовсе не был «человеком ЦРУ». Напротив, своей деятельностью по «разгребанию грязи» он изрядно попортил нервы слугам «плаща и кинжала». В 1974 году он выступил соавтором «поправки Хьюза-Райана» к закону об иностранной помощи, которая существенно ограничивала операции ЦРУ за рубежом и требовала отчетности спецслужбы перед конгрессом. Однако является точно установленным фактом, что и в коммуне, и в посольстве США действовали агенты ЦРУ. Это были: адвокат М. Прокс, бывший морпех Э. Блейки, вероятно, Д. Слай, Т. Картер, Л. Лейтон, а также вице-консулы Д. Вебер и Д. Рис. Интересный факт: тогдашний посол США в Гайане Д. Берг в 1981 перешел на работу в ЦРУ. А полный список местных сотрудников ЦРУ по материалам книги Ф. Эйджи был опубликован 6 декабря 1981 г.одав гайанской газете «Миррор» (28 человек – не многовато ли на 760-тысячную страну?). Кроме того, по свидетельству Ш. Амос, одновременно с Райаном в Гайану прибыла группа «туристов» из США, человек 50-60, все как на подбор крепкие 20-30-летние мужчины, которые пообщались с Т. Стоуном и начали арендовать самолеты «для турпоездок».

17-18 ноября 1978 года Л. Райан в сопровождении журналистов и «обеспокоенных родственников» инспектировал коммуну, но не нашел ничего предосудительного. Даже в книге Ч. Краузе признается: «Спустя некоторое время Райан встал, взял микрофон и провозгласил: «Я должен сказать вам прямо сейчас — для некоторых, с которыми я беседовал, а может быть, и для большинства из вас Джонстаун является самым лучшим, что когда-либо было в вашей жизни». Толпа восторженно рукоплескала около 20 минут... Райан спрашивал, кто хочет вернуться в США. В конечном счете захотели только две семьи: Эл Симмонс с детьми и семья Парксов решили покинуть Джонстаун. Да и то Патрика, жена Паркса, долго сопротивлялась, отказывалась ехать, но ее уговорили. Еще поехал Лари Лейтон». Единственным неприятным эпизодом стала непонятная провокация с участием Д. Слая, который пытался «попугать» Райана ножичком. Впрочем, конгрессмен не получил ни единой царапины, а Слай впоследствии куда-то исчез.

Ч. Краузе: «Назад возвращалось на 16 человек больше, семьи Парксов и Боггса, В. Госней, М. Багби и Л. Лейтон. Джонс выдал всем желающим вернуться паспорта и 5 тыс. гайанских долларов на проезд домой.... Я скорее восхищался целями Джонса, чем критиковал их. «Храм народов» не произвел на меня впечатления организации фанатиков. Мне казалось, что он преследовал законные и благородные цели. Ни один житель поселка, в том числе возвращавшиеся, не привел никаких доказательств, что 900 жителей Джонстауна умирают с голоду, страдают от плохого обращения или удерживаются там против своей воли. Эдит Паркс, одна из уехавших с нами, сказала мне, что она вернется в Джонстаун после того, как навестит свою семью в Калифорнии. Сотни людей, которые добровольно остались... выглядели очень довольными своей жизнью...». Итак, несмотря на провокацию, мнение и Райана, и сопровождавших его людей оставалось положительным. Естественно, об этом он и собирался сообщить конгрессу по возвращении в США. Журналисты и телеоператоры запечатлели на фото и видео всë, что видели в коммуне, их свидетельства, несомненно, опровергли бы лживые обвинения, сфабрикованные спецслужбами. Но такие свидетели и документы ЦРУ были не нужны...

Бойня в Джонстауне

Вечером 18 ноября около 18.00 в аэропорту Порт-Кайтума при посадке в самолеты группу Райана атаковали неизвестные и расстреляли ее. Конгрессмен и три журналиста были убиты. Одновременно в другом самолете открыл огонь «возвращенец» Лейтон, успевший убить двоих, прежде чем его обезоружили. Вопреки утверждениям официальной версии, что убийцы – люди Джонса, ни один из свидетелей их не опознал. А ведь жители коммуны знали друг друга в лицо. Фотографии же нападавших, которые успели сделать журналисты, осели в фондах ЦРУ и не рассекречены до сих пор. А за пять часов до этого из Джорджтауна вылетела «для осмотра местности» группа вышеупомянутых «туристов». Ни один гайанский самолет не перевозил их обратно.

В 19.30 в Джонстауне появился приемный сын Джонса, сообщивший об убийстве Райана. Даже в самый последний момент одна из членов общины К. Миллер предложила связаться с русскими для немедленной эвакуации в СССР. Но Джонс сказал: «Поздно...» В это время взвыла сирена и в поселок ворвались неизвестные автоматчики. По свидетельству М. Лейна, одного из немногих выживших, он насчитал не менее 85 выстрелов. В Джонстауне началось смертоубийство.

Расстрел коммуны Джорджтауна: американская технология лжи и убийств 

В это же время консулу Тимофееву позвонила Ш. Амос. «Шэрон плакала и говорила, что Джонстаун окружили вооруженные люди. Несмотря на помехи, она приняла радиограмму, что над поселком кружат вертолеты. «Помогите, Джонстаун гибнет! — кричала она. — Они не пощадят никого! Кто-то ломится в мою квартиру! Сделайте все, чтобы спасти нас!» Линия разъединилась. Моя жена тут же позвонила в полицию, но ей ответили, что к дому Амос уже выслан усиленный наряд... Но Амос и трое ее детей погибли. Их зарезал агент ЦРУ, бывший морпех Блейки, внедренный в организацию Джонса. Позднее его объявили умалишенным, и он скрылся из поля зрения. Итак, в эту ужасную ночь с 18 на 19 ноября в Джонстауне шла чудовищная резня. США совершили одно из наиболее страшных своих преступлений — они расстреляли, зарезали, отравили 918 своих граждан...»

Расстрел коммуны Джорджтауна: американская технология лжи и убийств
23 Nov 1978, Jonestown, Guyana — Dead bodies litter the ground after a mass suicide of the People's Temple cult followers, led by Jim Jones, the founder and leader of the cult. Over 900 adults and children died after drinking cyanide-laced punch. The Jonestown Massacre occurred on November 18, 1978, at the Jonestown commune in Guyana. — Image by © Bettmann/CORBIS
 

Как только стало известно о гибели конгрессмена, с невероятной быстротой в Гайане (безо всякого разрешения местных властей) оказались силы ВВС США. Двое суток территория Джонстауна была фактически оккупирована американским спецназом. Что там происходило – неизвестно. Только 20 ноября гайанские чиновники и трое американских журналистов (подобранных агентом ЦРУ П. Осносом) получили доступ на территорию коммуны. То есть руки для любой инсценировки у ЦРУ были свободны. И хотя число жертв прыгало с 400 до 800, а потом до 913 (или 907, или 914), сразу же стал муссироваться только один тезис – о «массовом самоубийстве». Хотя по американским законам при неясных причинах умершие обязательно подвергаются вскрытию (ведущие судебные эксперты США С. Б. Уайнберг, Л. И. Лукаш, С. Уэхт требовали этого), правительство США отказалось проводить аутопсию. Сперва правительству Гайаны было предложено захоронить всех погибших в общей могиле.

Когда же последовал отказ, началась неспешная эвакуация тел в Штаты. Четыре дня трупы лежали, разлагаясь в тропических джунглях, пока их не перевезли на отдаленную военную базу в Довере, где через 10 дней сожгли. Из 918 человек, погибших в Джонстауне, аутопсию провели лишь семерым. Сторонникам версии о «кровавой афере Джонса» предлагается ответить на вопрос: почему он не сбежал к «переведенным за океан миллионам долларов» а был найден среди прихожан с пулей в голове? И это не самоубийство.

Правда о том, как все было

Исследования, проведенные самостоятельно на свой страх и риск главным патологоанатомом Гайаны доктором С. Л. Муту, дали ему основания для категорического утверждения, что большинство погибших (не менее 700) были убиты. Невзирая на многочисленные факты, свидетельствующие о насильственной смерти, пресса США дружно назвала трагедию в Джонстауне «массовым самоубийством». Попытки ревизии этой догмы пресекались жестко. Один из выдвиженцев Джонса мэр Сан-Франсиско Д. Москоун намеревался выступить с заявлением о действительных причинах гибели коммуны – и был застрелен прямо в своем рабочем кабинете в конце ноября 1978 года. М. Прокс, исчезнувший из Джонстауна, всплыл в г. Модесто 13 марта 1979 года, где дал пресс-конференцию, заявив, что «правда о Джонстауне скрывается потому, что правительственные органы США принимали самое активное участие в его уничтожении. Я уверен в этом потому, что когда вступил в ряды «Храма народов», то сам был тайным осведомителем». В своем 42-страничном заявлении Прокс подробно рассказал о деятельности в качестве агента ЦРУ, о своем жаловании и заданиях, назвал имя завербовавшего его сотрудника, рассказал о методах, использовавшихся при составлении донесений. Эта информация была представлена многим журналистам и разослана в «Нью-Йорк Таймс», «Ньюсуик», «Тайм». Однако ни слова из этого заявления опубликовано не было, а сам Прокс в тот же вечер... застрелился. Одним из очевидцев трагедии был журналист Ч. Краузе, сразу же опубликовавший книгу «Гайанская бойня». Но, как выяснилось, все его репортажи, вошедшие в книгу, были «отредактированы» вышеупомянутым П. Осносом, возглавлявшим международный отдел газеты «Вашингтон пост». Позже Оснос работал корреспондентом в Москве, где был изобличен в сотрудничестве с ЦРУ.

23 января 1979 года решением муниципального суда Сан-Франсиско «Народный храм» был запрещен. Немного дольше барахтался адвокат М. Лейн, успевший в 1980 году издать свою книгу «Сильнейший яд», оспаривающую официальную версию как «правительственную дезинформацию» и доказывающую существование заговора против общины с участием внедренных агентов М. Прокса и Т. Стоуна. Помощник Райана Д. Холсингер выступал на слушаниях по вопросу его смерти 20 февраля и 4 марта 1980 года, однако его доклад об участии ЦРУ в событиях так и не был опубликован. Материалы слушаний передали в спецкомиссию палаты представителей, где они благополучно «утонули».

Расправа с инакомыслящими

В 1987 году в Москве вышла «контраверсийная» книга «Гибель Джонстауна – преступление ЦРУ». Но «раскрутить» ее не успели: в СССР началась «перестройка» и разоблачать американский империализм стало немодным. А собственно, почему? Неужели кто-то всерьез думает, что пропагандистские «права человека» остановили бы американские спецслужбы? Автор прекрасно помнит одну телетрансляцию в мае 1985 году о расправе с оппозиционным религиозно-философским движением «Мув», когда на заблокированный дом общины на окраине Филадельфии, куда загнали несколько десятков его участников, с полицейского вертолета просто скинули бомбу-чемодан с «товексом-2», сокрушив строение вместе со всеми людьми (в основном там были женщины и дети). Все это хладнокровно снималось на камеру и передавалось в эфир. А как не вспомнить такой забытый факт: в 1984 году в США началось строительство сети специальных концлагерей для «антиправительственных элементов» на случай возможных массовых беспорядков и мятежей. Нельзя не согласиться с мнением известного ученого-латиноамериканиста И. Р. Григулевича:

«Бойня в Джонстауне была частью крупного комплекса мероприятий карательных органов США (операция «Хаос» и др.), цель которых состояла в ликвидации движений политического протеста: «Черных пантер», «Везерменов», «Новых левых» и др. Для реализации этой программы в ЦРУ была создана глубоко законспирированная группа спецопераций «Дельта блю лайт», работавшая в контакте с АНБ, ФБР, военной контрразведкой и Пентагоном. Исполнителям предоставили право выслеживать, арестовывать, похищать и убивать людей... Участников объявленных «террористическими» организаций «Черные пантеры» и «Везермены» убивали прямо на улицах и в квартирах, открывая стрельбу без предупреждения. Таким образом, радикальные движения политического протеста были полностью разгромлены. И хотя руководство «Храма народов» маскировало свою организацию под религиозную, стараясь избавить ее от той же участи, она тоже стала объектом карательных операций... Для тайной полиции не составляли секрета заявления руководителя «Храма народов» Джонса о том, что он находится «в состоянии войны с правительством Соединенных Штатов по вопросам гражданских прав, расовой справедливости, мира». Намерение руководства «Храма народов» возбудить многомиллионный судебный иск против правительства США и начало переговоров о переселении коммуны из Джонстауна в Советский Союз побудили американские власти приступить к реализации заранее разработанного плана чудовищной бойни. В качестве «пропагандистского обеспечения» операции в СМИ США была опубликована разработанная ЦРУ версия о «самоубийстве религиозных фанатиков», неприязнь к которым долгое время подогревалась клеветническими материалами против «Храма народов». Но нет ничего тайного, что не стало бы явным.

Юлий ФЕДОРОВСКИЙ, историк

За два месяца до убийства всех членов коммуны американскими карателями советскому послу в Джорджтауне было направлено послание за подписью генерального секретаря сельскохозяйственной общины «Храм народов» Ричарда Д, Троппа,

ПОЧТОВЫЙ ЯЩИК 893, ДЖОРДЖТАУН, ГАЙАНА (ЮЖНАЯ АМЕРИКА) 18 сентября 1978 года
Его Превосходительству Послу Советского Союза
Джорджтаун, Гайана

Уважаемый сэр!

В интересах безопасности нашего кооператива, которому угрожают американские реакционеры, ибо он представляет собой успешно развивающийся социалистический коллектив с маркси-стско-ленинской перспективой и полностью поддерживает Советский Союз, мы заявляем от имени общины (группы американцев, прибывших в Гайану, чтобы оказывать помощь в строительстве социализма) о своем желании направить делегацию членов нашего руководства в Советский Союз для обсуждения вопроса о переезде наших людей в Вашу страну в качестве политических эмигрантов.

Информация о населении кооператива: всего населения: 1200 {включая 200 жителей США, которые вскоре должны прибыть в Гайану)
до 18 лет: 450 человек
от 18 и старше: 750 человек.

Срок пребывания в СССР: постоянный, пока условия в США не позволят вернуться, чтобы приносить пользу в процессе социальных преобразований в этой стране.

Условия пребывания: любые, приемлемые для СССР — или социалистический кооператив, или поселение семей по отдельности. Мы привыкли к коллективной жизни. Мы могли бы создать модель, которая, возможно, было бы полезной Советскому Союзу. Наш подход в достаточной степени гибкий. Мы предпочитали бы более теплый климат, ибо наши престарелые члены общины привыкли к нему, но будем благодарны, если нам позволят поселиться в любом месте.

Финансирование: мы в течение длительного времени собирали необходимые средства. Некоторые люди (например, Джим Джонс) пожертвовали все свои личные средства на нужды коллектива.

Основания для этой просьбы: под руководством товарища Джима Джонса «Храм народов» активно боролся против несправедливости, за гражданские права в течение 25 лет в Соединенных Штатах.

Община, которую товарищ Джонс организовал здесь, в Гайане, представляет собой успешную попытку создать коммуну, свободную от экономического и расового гнета, от которого страдают миллионы людей разных рас и возрастов — от детей до глубоких старцев. «Храм народов» всегда испытывал глубокое уважение к Советскому Союзу. Ваши впечатляющие успехи за 60 лет строительства социализма, победа в полной жертв войне, которую перенес советский народ, защищая Родину (и тем самым весь мир) от фашизма, решительная и постоянная поддержка Советским Союзом освободительной борьбы во всем мире были неиссякаемым источником великого вдохновения для нас. Во всех своих публичных выступлениях товарищ Джонс заявляет о полной солидарности с Советским Союзом. На каждом митинге исполняется Гимн СССР.

Тов. Джим Джонс всегда был лидером в борьбе против расизма и экономической несправедливости, за мир, гражданские права и международное сотрудничество. Немало больших битв на этом пути прошло под его руководством. В результате он стал постоянным объектом нападок со стороны реакционных и ультраправых элементов в Соединенных Штатах, которые вознамерились положить конец его работе. В последние месяцы начал осуществляться широкий, хорошо скоординированный заговор против Джима Джонса и «Храма народов».

Клеветнические статьи, распространяемые средствами массовой информации, были использованы для прикрытия бесчисленных дьявольских интриг со стороны правительственных учреждений. Мы уверены, что во всех этих операциях принимали участие агенты ЦРУ.

В течение многих лет и в особенности после того, как «Храм народов» пожертвовал несколько тысяч долларов в фонд защиты Анджелы Дэвис, нас преследовали агенты правительственных учреждений, и в первую очередь разведывательных служб. Нам удалось выяснить тогда, что Федеральное бюро расследований (ФБР) решило наказать «Храм народов» и планировало покончить с товарищем Джонсом, как оно это сделало с Мартином Лютером Кингом.

Подлая волна нападок на нас была задумана по той причине, что мы превратились в пользующуюся успехом социалистическую организацию, состоящую из. тысяч трудящихся людей, в основном бедных, всех рас, выражающих глубокие дружеские чувства и поддержку Советскому Союзу.

Мы доказали полную неспособность капиталистической системы обеспечить человеческие условия существования. Среди нас есть много людей, которые могут (и страстно хотели бы) выступить в роли свидетелей. Фактами из собственного опыта они готовы продемонстрировать эту трагическую и полную несостоятельность капиталистической системы, нарушение ею наших человеческих прав.

Джим Джонс — открытый противник американского империализма.

Действия, направленные на подрыв нашей организации, ставят перед нами проблему безопасности. Мы знаем, исходя из долгого опыта, о коварстве реакционных сил в Соединенных Штатах, и здесь, находясь в изоляции в относительно далеком районе, не закрываем глаза на возможность нашего полного уничтожения без особых усилий — возможность, которую мы со всей серьезностью осознаем (подчеркнуто нами. — Авт.), Мы также понимаем возможность того, что Соединенные Штаты могут воспрепятствовать местному правительству продолжать взятый им курс (хотя Гайана является неприсоединившимся государством).

Мы не видим, как наша община может избежать конфликтных ситуаций в условиях, когда она, будучи коллективом, полностью ориентирующимся на СССР, пытается существовать внутри общества, в руководстве которого есть и отдельные проамериканские деятели. Разные силы в Соединенных Штатах, возможно, уже используют этих людей, чтобы включить Гайану в сферу своего экономического (и тем самым политического) господства, что может в конечном итоге привести к разгрому нашей организации.

Мы озабочены будущим наших детей и безопасностью наших стариков. Мы обеспокоены также сохранностью наших финансовых средств, находящихся под угрозой из-за имеющих место попыток подорвать нашу общину, которые вполне возможно будут продолжаться. Против нас ведется война. Мы надеемся, что сможем совладать с нападками на нас и продолжать строить нашу общину как модель социалистической кооперации, обеспечивая такую жизнь ее членам, какую в условиях угнетения, господствующего в Соединенных Штатах, никогда не смогли бы создать.

И тем не менее мы не настолько наивны, чтобы не понимать: существует реальная возможность уничтожить наше движение. В Советском Союзе мы находились бы в безопасности. Нашим детям там было бы обеспечено светлое будущее. Мы все желаем с энтузиазмом работать в Советском Союзе в интересах социализма. Мы трудолюбивы, дисциплинированны и согласны с идеей коллективной структуры общества. Наша собственная демократическая, добровольная структура хорошо функционирует, ориентируясь на достойные подражаний достижения в труде членов общины и инициативных работников, что позволяет нам добиваться успехов, как это подтверждают многие наши гости. Наше стремление — перебазироваться в Советский Союз и образовать там общину, которой вы сможете гордиться; она будет сверкать подобно идеалу, она станет примером, который вы сможете показывать миру и который, мы надеемся, поможет в продолжении дела социализма. Наше желание — в первую очередь и прежде всего приносить пользу. Мы гуманисты и хотим мира во всем мире, но не настолько наивны, чтобы не понимать, что вооруженная борьба еще нужна в разных точках планеты. Если люди нашей общины могут понадобиться в этой борьбе, мы будем горды и более чем согласны разрешить им принять в ней участие.

Товарищ Джим Джонс был сторонником Советского Союза с юношеских лет. Вначале он испытывал эмоциональный восторг и преклонение перед героической защитой советским народом своей Родины в великой патриотической войне. Позднее, по мере того как Джонс знакомился с марксистско-ленинским учением, он более глубоко смог осмыслить значение Советского Союза в борьбе за прогресс человечества.

Заключительные соображения: мы заранее благодарим Вас за рассмотрение этого документа. Мы надеемся, что сможем продолжить обсуждение поднятых здесь вопросов, когда вы сочтете это возможным, и что соответствующая договоренность может быть достигнута в ближайшее время.

По поручению тов. Джима Джонса и всех жителей сельскохозяйственной общины «Храм народов» (Джонстаун) шлем Вам наилучшие пожелания мира, всеобщего братства и социалистического прогресса.

С братским приветом,
Ричард Д. Тропп,
генеральный секретарь.
«Храм народов» — сельскохозяйственная община в Джонстауне.

Жители коммуны выписали учебники и начали учить русский язык, по свидетельству консула, дети и некоторые взрослые уже сносно объяснялись с ним на русском. Центральная улица в поселке называлась улицей Ленина (!).

В конце сентября 1978 г. консул Ф.М. Тимофеев и врач посольства Н.М. Федоровский посетили Джонстаун, где подробно обсудили вопросы переезда. Была достигнута договоренность о поездке делегации руководства «Храма народов» в СССР для определения конкретных практических путей переселения членов коммуны. Этот визит был намечен на конец ноября — начало декабря. 18 ноября все жители Джонстауна были уничтожены.

ДЖОНСТАУН-8 (ПОСЛЕДНИЕ ЧАСЫ)

Дальнейшие события описываются со слов Марка Лейна и Чарльза Краузе (журналист «Вашингтон пост»), одних из немногих выживших свидетелей.

Два дня, 17 и 18 ноября, комиссия инспектировала поселок и ничего предосудительного не обнаружила. Напротив, конгрессмен и журналисты были поражены жизнью обитателей коммуны и полностью изменили свое поначалу предвзятое мнение. Об этом сказал сам конгрессмен вечером 17-го на общем собрании поселка:
«..я спросил Райана, как дела и узнал ли он что-нибудь существенное» — пишет Чарльз Краузе — «он ответил что ничего существенного... спустя некоторое время Райан встал, взял микрофон и провозгласил: «Я должен сказать вам прямо сейчас — для некоторых, с которыми я беседовал, а может быть и для большинства из вас Джонстаун является самым лучшим, что когда-либо было в вашей жизни». Толпа восторженно рукоплескала около 20 минут...»
«Райан спрашивал, кто хочет вернуться в США. В конечном счете только две семьи, Эл Симмонс с детьми и семья Парксов, решили покинуть Джонстаун. Да и то, Патрика, жена Паркса, долго сопротивлялась, отказывалась ехать, но ее уговорили. Еще поехал Лари Лейтон, потому что как он сказал, Джонс сошел с ума — хочет убить членов экспедиции(!)»

Перед самым отъездом произошло первое событие, предвещающее трагедию. Описывает Марк Лейн, стоявший в этот момент рядом с конгрессменом.
«..пока мы разговаривали, высокий, хорошо физически сложенный мужчина подошел сзади к Райану и обхватил его правой рукой за шею. Грязно выругавшись, он крикнул что собирается его убить... вначале конгрессмен решил что это шутка и сказал: «О'кей, ну ладно, пошутили и хватит». Но незнакомец еще сильнее прижал его. Тогда, уже более серьезным тоном Райан заметил: «Не думаете ли вы, что пора уже кончать так шутить?» Я тоже принял это за шутку и недоумевал, кто же может позволить себе так фамильярничать с конгрессменом...
Затем Райан взглянул на руку незнакомца и увидел нож, приставленный к его груди. «Помогите!»-раздался его крик. Я бросился на помощь. Подоспели еще двое, члены «Храма народов». Нож вырвали из руки покушавшегося, порезав ее, кровь обильно окропила сорочку Райана, хотя он не получил даже царапины. На шум подбежал Джим Джонс и спросил, повлияет ли этот бессмысленный инцидент на общее впечатление Райана от Джонстауна. Хотя Райан был, естественно, возбужден, он ответил: «Нет, всего не меняет, только частности». Джонс распорядился задержать покушавшегося и немедленно сообщить о случившемся в полицейский участок Порт-Кайтума.»

(В докладе госдепартамента сказано, что покушавшимся был некий Дон Слай. Дальнейшая судьба этого провокатора неизвестна.)

«Назад возвращалось на 16 человек больше, семьи Парксов и Боггса, В.Госней, М.Багби и Л.Лейтон. Джонс выдал всем желающим вернуться паспорта и 5 тыс. гайанских долларов на проезд домой.... Я скорее восхищался целями Джонса, чем критиковал их. «Храм народов» не произвел на меня впечатления организации фанатиков. Мне казалось, что он преследовал законные и благородные цели. Ни один житель поселка, в том числе возвращавшиеся, не привел никаких доказательств, что 900 жителей Джонстауна умирают с голоду, страдают от плохого обращения или удерживаются там против своей воли.

Эдит Паркс, одна из уехавших с нами, сказала мне, что она ...вернется в Джонстаун после того, как навестит свою семью в Калифорнии. Сотни людей, которые добровольно остались... выглядели очень довольными своей жизнью..»

Итак, можно сделать резюме: даже несмотря на провокацию накануне отъезда, мнение и Райана, и сопровождавших его людей о коммуне оставалось положительным. Следовательно, об этом своем положительном мнении он и собирался сообщить конгрессу по возвращению в США, что разумеется совершенно не устраивало организаторов компании против «Храма народов». Журналисты и телеоператоры запечатлели на фото и видео пленке все что видели в коммуне своими глазами. Их свидетельства, несомненно опровергли бы лживые обвинения, сфабрикованные спецслужбами против Джонса и его сторонников. Но такие свидетели и их документы были ЦРУ не нужны...

Далее, по словам Краузе, в аэропорту Порт-Кайтума произошло следующее: «Эй, смотрите! — воскликнул кто-то, указывая вдаль. Через взлетную полосу ехали грузовик и трактор с платформой. Тем временем к самолетам приближались трое неизвестных. Они выглядели агрессивно...Но я не очень тревожился, потому что местная полиция была здесь... Боб Браун и Стив Санг нацелили свои камеры ...Они оттолкнули нескольких гайанцев ... выхватили винтовку у оторопевшего гайанского полицейского. ...И тут началась стрельба. Раздались крики. Я...побежал вокруг самолета, миновал группу NBC, ведущую съемки, и спрятался за колесо...Кто то упал на меня и скатился... Я понял что ранен... Еще чье-то тело упало на меня и скатилось...Беспомощно я лежал... ожидая выстрела в спину. Стрелявшие хорошо делали свое дело, добивая раненных в упор... Как я миновал смерти, никогда не пойму. ...на взлетной полосе ..находился еще один самолет, который должен был доставить ... «озабоченных родственников» и тех кто покинул коммуну. После начала стрельбы самолет пытался взлететь. Но в салоне открыл стрельбу Ларри Лейтон. Он убил Монику Багби и Вернона Госнея. Потом пистолет заклинило и Паркс смог выбить его из рук Лейтона...»

Именно Лейтон порочил Джонстаун. По пути на аэродром он сообщил Краузе, что решил покинуть Джонстаун, «потому что там происходят ужасные вещи». Никто ему не поверил. Логично было предположить, что для подтверждения своих слов он должен был призвать в свидетели тех, кто жил с ним рядом — но он попытался убить их всех. (позднее Лейтон был отдан под суд, но за отсутствием свидетелей суд присяжных не признал его виновным. В 1981 г. федеральный суд вновь возбудил дело против него. Больше информации о нем в книге не имеется.)

Есть очень важное свидетельство Джозефа Холсинджера, помощника Райна: «Наше правительство располагало разведывательными данными от своих людей... до приезда Лео Райана. Мне известно что свидетелем его смерти был по крайней мере один сотрудник ЦРУ. Во второй половине дня 18 ноября мне дважды позвонили ...из Вашингтона. Первый звонок...из отдела госдепартамента... сообщили об инциденте со стрельбой ...три человека убиты и 15 ранены... В течении следующих 15 минут мне позвонили опять. На этот раз сотрудник аппарата Белого Дома... Он сказал что... убиты пять человек... Когда я сказал что его информация отличается от той, которую я получил от госдепартамента, он ответил: «Джо, наша информация верна. Мы получили донесение ЦРУ с места событий». Поскольку какой-то агент присутствовал при убийстве Райана, ..разумно предположить что ..правительство и ранее получало донесения из «Храма народов».

Еще очень важный факт: во время визита конгрессмена, между ним и посольством США велась связь через радио «Храма». По свидетельству сотрудников посольства, вечером 18 ноября, в разгар трагедии, радиостанция Джонстауна стала вести передачу кодом, впервые за все время своего существования. Что за шифровальщик был за ключом передатчика, и кому адресовались послания, неизвестно...

Расстрел коммуны Джорджтауна: американская технология лжи и убийств 

(Аэродром Порт-Кайтум, ближайший к Джонстауну, место где прозвучали первые выстрелы)

Лео Райан со свитой покинул Джонстаун в 17:00. За четыре часа до этого, в 13:00 из Джорджтауна вылетел самолет, арендованный вышеупомянутыми неизвестными американцами якобы для туристического осмотра Порт-Кайтума. По свидетельству местных жителей, из самолета вышло около двух десятков молодых мужчин, отправившихся «осматривать окрестности». Ни один гайанский самолет не перевозил эту группу обратно в Джорджтаун. Очевидно что часть именно этих людей участвовала в нападении на конгрессмена. Журналисты в упор снимали нападавших, но ни конгресс, ни ФБР не смогли назвать имена убийц. Не смогли опознать стрелявших и те члены коммуны, которые находились в самолете и уцелели после убийства. А ведь жители Джонстауна знали друг друга в лицо...

Что-же происходило в этот вечер в Джонстауне? Подлинную картину событий дают свидетельства немногих спасшихся и нашедших в себе смелость свидетельствовать колонистов. Наиболее авторитетным свидетелем является Марк Лейн.

ДЖОНСТАУН-9 (АПОКАЛИПСИС)

Итак, сразу же после отбытия группы конгрессмена, Джон Джонс созвал общее собрание, чтобы информировать о завершении визита и о возможных последствиях. В тревожной обстановке, воцарившейся после этих известий, агенты ЦРУ, внедренные в общину, стали раздувать панику и беспорядки.

В это же самое время, около 18 часов, с аэродромов Панамы и Довэра (Дэлавер) стартовали транспортные самолеты С-141 и взяли курс на Гайану. Подлетное время составляло 3 часа 40 минут. В окрестностях Джонстауна был выброшен авиадесант. Двумя часами позже, без ведома местных властей, с территории Венесуэллы, с территории частных миссий «Нуэвос Трибос» и «Резистенсия», служивших прикрытиям баз ЦРУ, стартовали три вертолета. Подлетное время составляло 1 час 10 минут.

Видимо в это время группа наемников сужала кольцо вокруг Джонстауна. У всех было оружие и противогазы. Общее число участвовавших в этой операции составляло около 120 человек.

В 19:30 в Джонстауне появился Джонни Джонс (приемный сын Джонса) с известием о убийствах в аэропорту Порт-Кайтума. Он вбежал со страшной вестью в дом отца, где находилось все руководство общины. Известие потрясло всех. И в этот момент завыла сирена. Мужчины бросились к складу, где хранились несколько арбалетов и дробовиков, но на окраинах поселка уже раздались автоматные очереди. Специальная группа прорвалась к дому Джима Джонса и убила его одним из первых. По свидетельству Марка Лейна, давшего пресс-интервью в Джонстауне 20 ноября, он лично насчитал 85 выстрелов из полуавтоматов. «Джонс закричал: «О, мама, мама, мама!» — вспоминает Лейн — затем прозвучал первый выстрел. Побежав вместе с адвокатом Чарльзом Гэрри в джунгли, мы услышали за спиной множество выстрелов и крики людей, в том числе детские».

Затем началось массовое истребление людей. Когда выстрелы смолкли, в живых осталось не более половины деморализованных жителей коммуны, в основном женщин, детей и стариков. Их собрали вокруг центрального павильона, затем разбили на группы по 30 человек и под конвоем рассредоточили по поселку. Каждую группу выстроили в очередь для приема «успокоительного», которое было смесью транквилизаторов и цианистого калия. Очень странный рецепт — транквилизаторы не отдаляли мгновенной смерти. После появления первых же скрученных в судорогах жертв, опять началась паника, раздались выстрелы. Детям вливали яд насильно, зажав нос. Оставшихся положили на землю и кололи шприцами с этим же «коктейлем» прямо через одежду в спины. Затем трупы были сложены в штабеля для предполагаемого массового сожжения. (Есть версия, что убийцы распыляли ОВ. На это указывает смерть всех животных в поселке, вплоть до собак. )

Расстрел коммуны Джорджтауна: американская технология лжи и убийств 

Показания консула Ф.М. Тимофеева: «около 20:00 меня вызвал из зала... сотрудник посольства....я увидел Дебору Тушет и Паулу Адамс. ... Я попросил полицейского пропустить их на территорию.. Все были крайне взволнованы. ...Дебора сказала, что она получила сообщение из Джонстауна:

«там творится что то ужасное. Я не знаю подробностей, но жизнь всех членов коммуны в опасности. Поселок окружен вооруженными людьми. Что-то стряслось с Райаном. Кто-то напал на него, когда он возвращался в Джорджтаун. Прошу вас взять на хранение это.»

И Дебора протянула мне увесистый кейс. Я спросил, что в нем?

«Здесь очень важные документы нашего «Храма», деньги и записи на магнитофонных кассетах» — отвечала она.

Я поинтересовался, сколько денег? Она ответила что точно не знает, так как там и наличные и чеки и финансовые поручительства...Сейчас в виду чрезвычайных обстоятельств, они просили бы взять их на сохранение, так как не исключено, что на штаб-квартиру в Джорджтауне совершат нападение, а может ее уже разгромили. Я не мог отказать этим людям и взял то, что они принесли. Позднее кейс был передан гайанскому правительству... они уехали... ...когда я вернулся в свою квартиру ...моя жена сказала что звонила Шерон Амос. Это было примерно в то же самое время, когда меня разыскали Паула и Дебора. Шэрон плакала и говорила, что Джонстаун окружили вооруженные люди. Несмотря на помехи, она приняла радиограмму, что над поселком кружат вертолеты.

«Помогите, Джонстаун гибнет! — кричала она. — Они не пощадят никого! Кто-то ломится в мою квартиру! Сделайте все чтобы спасти нас!».

Линия разъединилась.
Моя жена тут же позвонила в полицию, но ей ответили что к дому Амос уже выслан усиленный наряд... Но Амос и трое ее детей погибли. Их зарезал агент ЦРУ, бывший морпех Блейки, внедренный в организацию Джонса. Позднее его объявили умалишенным и он скрылся из поля зрения. Итак, в эту ужасную ночь с 18 на 19 ноября в Джонстауне шла чудовищная резня. США совершили одно из наиболее страшных своих преступлений — они расстреляли, зарезали, отравили 918 своих граждан...»

Расстрел коммуны Джорджтауна: американская технология лжи и убийств 

ДЖОНСТАУН-10 (ЗАМЕТАЯ СЛЕДЫ)

Двое суток армия и спецслужбы США занимались «непонятно чем» в Джонстауне. Лишь 20 ноября гайанские чиновники и три журналиста (в том числе и раненный в бедро Краузе) были допущены в поселок. Сразу же начали проявляться странные вещи. Первые сведения, переданные армией, гласили — обнаружено 400 трупов. Через день, когда «посторонних» допустили на место преступления, число трупов вдруг выросло до 800. И наконец 26 ноября «обнаружилось» еще 110 трупов.

Вот как пишет Краузе о своем первом впечатлении, напоминаю, 20 ноября: «с воздуха оно выглядело как свалка, на которую кто-то выкинул кучу тряпичных кукол... Трупы, по всей видимости лежали там, где умиравшие падали, и их никто не передвигал».

А вот что пишет капитан спецназа Дж. Москателли. Пытаясь объяснить, почему возникла такая путаница с числом погибших, 26 ноября он заявил: «когда мы приступили к операции ... и стали вывозить трупы, оказалось что их там больше... мы начали новый подсчет...Они были сложены в штабеля в два-три яруса. Трупы были расположены кругами или кольцами. Более маленькие тела, в основном детей, находились ближе к центру и внизу...В некоторых штабелях слои были переложены одеялами....»

Т.е. совершенно ясно что тела убитых, зачем-то перетаскивались и складывались в штабеля...а к приезду журналистов оказались вновь живописно раскиданными...Это навевает мысль о отмененном кем-то приказе о сожжении тел. Учитывая что официально первые морпехи десантировались уже 19 ноября, то или трупы сами клались штабелями, или у гипотетических «посторонних убийц» были очень крепкие нервы и мышцы — таскать после убийства такое количество трупов и раскладывать штабелями... И потом бесследно скрыться из под носа морпехов...Учтите тот факт, что эти манипуляции можно производить не дольше чем в течении 4-х часов после смерти, пока не наступило трупное окоченение.

В США, как и большинстве других стран, тело умершего подвергается вскрытию, аутопсии, если недостаточно ясны причины смерти. Заключение патологоанатома — основной документ в следствии. Трагедия в Джонстауне очень напоминает по количеству тел и по удаленности от мест цивилизации падение авиалайнера в джунглях. Для подобных случаев существуют стандартные процедуры, такие как фотографирование каждого тела, лица и позы, взятие частиц тканей и жидкостей, отметка на земле места и посмертной позы трупа контуром — после этого тело можно перемещать для полевой аутопсии или в морг или при необходимости бальзамировать. По свидетельству д-ра Уэхта, (патологоанатома, юриста и члена комиссии по расследованию обстоятельств смерти Дж.Ф. Кеннеди), ведущих судебных экспертов США Сидней Б. Уайнберга, и Лесли И.Лукоша, немедленно после распространившейся информации о «групповом самоубийстве» они потребовали аутопсии и предложили свои услуги. Также ими было предложено использовать военный морг в Окленде, т.к. большинство покойных имели родственников в Калифорнии, что очень облегчило бы опознание.

«Я считаю, что в очень короткий период времени могло быть создано 25-30 групп экспертов. Каждая из них могла рассмотреть 30-35 случаев... за несколько часов все они были бы закончены... это позволило бы определить причины смерти»

...

ДЖОНСТАУН-11 (ОКОНЧАНИЕ)

«Интернэшнл геральд трибюн», 18 декабря 1978 г.
«Среди тех, кто по словам некоторых бывших последователей Джонса, получал от него политическую поддержку, были мэр Сан-Франциско Джордж Москун и сотрудник городского управления Харви Милк. Они оба застрелены в своих рабочих кабинетах три недели назад «неизвестными лицами». Полиция заявила, что это убийство не имеет отношения к событиям в Джонстауне» (в дальнейшем убийца был пойман и осужден — но никакой связи с делом Джонстауна доказано не было, адвокаты убийцы придерживались смехотворной версии временного помешательства своего подзащитного)

«Интернэшнл геральд трибюн», 25 января 1979 г.
Официально смерть «Храма народов» наступила в конце короткого слушания в суде в переполненном зале муниципалитета Сан-Франциско. После тридцатиминутного слушания судья Ира Браун зачитала решение о расформировании организации... прокурор Й.Аппалас не возражал.

«Интернэшнл геральд трибюн», 6 ноября 1981 г..
Ссылаясь на осложнения юридического характера, специальная комиссия палаты представителей отменила планировавшееся публичное расследование деятельности официальных представителей госдепартамента по делу о массовом самоубийстве... Депутат от штата Флорида Данте Б.Фасчелл.. заявил, что слушание в той его части, которая касается трагедии в Джонстауне, будет отложено на неопределенное время...

И.Р. Григулевич, членкор АН СССР, профессор.
Первая тысяча инакомыслящих американцев в джунглях Гайаны была лишь головным отрядом огромной армии потенциальных политических беженцев из США. ...Такого массового бегства из «капиталистического рая» никак не ожидали власти Вашингтона, и нужны были «экстраординарные средства», чтобы пресечь этот прогрессирующий процесс... Бойня в Джонстауне была частью крупного комплекса мероприятий карательных органов США, цель которых состояла в ликвидации движений политического протеста: «Черных пантер», «Везерменов», «Новых левых» и др. ...Участников объявленных «террористическими» организаций «Черных пантер» и «Везерменов» убивали прямо на улицах и в квартирах, открывая стрельбу без предупреждения. Таким образом радикальные движения политического протеста были полностью разгромлены.

Доктор Н.М. Федоровский, врач посольства СССР в Гайане :
«..почему так случилось, то произошло? Все что написано о Джиме Джонсе и его общине в американской прессе и перепечатано затем на страницах других западных газет — сплошной и злонамеренный вымысел. «Самоубийцы», «религиозные фанатики», «сектанты», «депрессивные маньяки» — вот те ярлыки, которые западные пропагандисты очень усердно пытались наклеить на мечтателей-энтузиастов, начавших строить в джунглях Гайаны пусть в чем-то наивный, но честный, бескорыстный и благородный мир для всех обездоленных и исковерканных жизнью американцев. И именно этого «кто-то» не мог и не хотел им простить.
Я врач. Возвращаю к жизни людей, и в этом вижу счастье и смысл своего существования. В обществе без нищеты и насилия, в обществе равноправных и свободных людей видели свой смысл жизни сотни людей из общины «Храма народов». Они боролись за свои идеалы и готовы были к труду и подвигу, что бы воплотить свою мечту в жизнь. Помню, Джим Джонс рассказывал, что у членов кооператива было два судна, куда могли бы поместиться все члены коммуны с их движимым имуществом. Джим Джонс хотел вместе со своими единомышленниками пуститься в дальнее плавание и добраться до нашей страны, которая стала его идеалом. Он чувствовал, что тучи над его общиной сгущаются, что «кто-то» планирует заговор и готов осуществить его в любой момент. Так оно и случилось.
Я не политик, и может быть, не очень профессионально сужу о некоторых событиях. Но даже не достаточно сведущему в тонкостях политики человеку ясно, что одновременная гибель членов сельскохозяйственного кооператива, вернее коммуны, убийства в Джонстауне и Джорджтауне, смертельные выстрелы в мэра Сан-Франциско, дружившего с Джимом Джонсом, — звенья одной преступной цепи политических убийств. И мне думается, уничтожение сотен людей в Джонстауне так же похоже на «самоубийство», как похожа на «самоубийство» гибель жителей вьетнамской деревни Сонгми или жертв сионистов в лагерях палестинцев Сабра и Шатила.»

Источники

http://dkr.com.ua/index.php?new=10829

http://anticomprador.ru/johnstown3.html

РАССЕКРЕЧЕННЫЕ УШИ ЦРУ В ДЖОНСТАУНЕ

Николай Поляков 17.11.2013
35 лет назад, 18 ноября 1978 года, в джунглях Гайаны (Ю.Америка) погибла Коммуна Джима Джонса «Храм народов» — более 900 американцев. По официальной версии США это было массовое самоубийство — Джим Джонс дал команду Коммуне самоубиться после того, как он не совсем удачно попытался убить нежелательных свидетей — прибывшую из США с инспекцией группу конгрессмена Лео Райана.

Материалы официального расследования убийства конгрессмена Райана за давностью лет рассекречены (с очень существенными купюрами), выложены в Интернет и доступны для изучения.

Изучая материалы данного дела, сталкиваешься с любопытным феноменом, когда уши ЦРУ начинают торчать даже там, где их изначально не было видно.

Если упрощенно, то так:

В застрявшем лифте, где находилось десять вроде бы случайных человек происходит убийство одного из пассажиров — конгрессмена США. Дело громкое, сразу попадает во все газеты. Фамилии всех находящихся в лифте становятся всем известны, личности их установлены.

Материалы следствия засекречены, но газетчики все разнюхали — восемь человек дают сходные показания, что убил девятый; девятый дает показания, что эти восемь человек — одна шайка-лейка, что убили они, а на него пытаются свалить вину.

Всем очевидно, что девятый врет и его признают виновным.

Очевидно, если, конечно, эти восемь человек действительно случайно находились в лифте и нет никаких данных, что они все как-то связаны между собой. Но таких данных нет, все вроде бы чисто.

Но вот проходит 25 лет и, согласно законам США, материалы расследования ФБР нужно рассекречивать.

Процедура стандартная. Специально обученные цензоры вымарывают из материалов дела все установочные данные на внедренных секретных сотрудников спецслужб, и теперь рассекреченный отчет ФБР выглядит так:

Восемь неизвестных человек с вымаранными из отчета фамилиями утверждают, что убил девятый.

Девятый человек, с именем и фамилией, утверждает, что остальные восемь человек в лифте — одна шайка-лейка, что убили они, а на него пытаются свалить вину.

Согласитесь, теперь уже показания девятого не выглядят такими уж безосновательными?

В результате борьбы за секретность и за безопасность внедренных агентов получилась полная ерунда: показания восьми известных людей, которые находились в лифте отсутствуют, но зато присутствуют показания восьми неизвестных, т.е. засекреченных агентов. Но ведь больше-то в лифте никого не было! Значит эти восемь известных людей все как один и являются секретными агентами!

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!

Т.е., процедура рассекречивания не уничтожила улики, а наоборот — создала улики и рассекретила тайных агентов! Цензор, вымарывая и защищая каждого конкретного агента по отдельности, тем самым выдает их всех скопом, как секретных агентов.

Пока секретный отчет циркулировал внутри ФБР, он выглядел вполне прилично и показания восьмерых выглядели вполне убедительными — ведь там же нигде не сказано, что они являются секретными агентами. Теперь же, после рассекречивания, даже коню понятно, что дело шито белыми нитками! Вот такой казус, достойный пера О'Генри!

Возвращаясь к убийству конгрессмена Райана и «самоубийству» колонии Народного Храма в Джонстауне.

 Расстрел коммуны Джорджтауна: американская технология лжи и убийств

Убийство Райана произошло 18 ноября 1978 года при отбытии его из Джонстауна на взлетно-посадочной полосе близлежащего аэропорта Порт Кайтума (Port Kaituma).

Согласно легенде ЦРУ, конгрессмен Райан увидел в Джонстауне что-то ужасное, скрываемое от посторонних глаз, и собирался огласить это на все США. Джим Джонс, лидер Коммуны в Джонстауне послал в аэропорт свою команду, чтобы убить Райана и всех свидетелей. После неудачи убийства свидетелей Джим Джонс велел всей Коммуне самоубиться.

Теперь смотрим, кто из известных людей с известными фамилиями был в лифте, т.е. на взлетно-посадочной полосе в момент убийства, согласно тому же отчету ФБР:

— сам конгресмен Лео Дж. Райан (Leo J. Ryan),

— его помощница Джеки Спайер (Jackie Speier),

— сотрудник посольства США в Гайане Ричард Дуайер (Rychard Dwyer, Deputy Chief of Admissions, US Embassy of Guyana),

— девять сотрудников американских СМИ, прибывшие в Гайану вместе Райаном — четыре сотрудника NBC (Bob Flick, Don Harris, Bob Brown, Steve Sung) и пять журналистов (Tim Reiterman/San Francisco Examiner, Gregg Robinson/San Francisco Examiner, Ronald Javers/San Francisco Cronicle, Gordan Lindsey/Free Lance Writer, Charles Krause/Washington Post),

— четыре озабоченных родственника жителей Коммуны, прибывших вместе с Райаном из США (Beverly Oliver, Steve Katsaris, Jim Cobb, Carolin Boyd),

— 16 дезертиров из Джонстауна, которые решили покинуть Коммуну вместе с конгресменом Райаном (Brenda, Gerald, Tracy, Dale, Edyth, and Patricia Parks; Juanita, Tom, Edith, Teena, and James Bogue; Monica Bagby; Harold Cordell; Vern Gosney; Chris O'Neal),

— 1 «подозрительный» дезертир Ларри Лейтон (Larry Layton), которого «добропорядочные» дезертиры подозревали в чем-то нехорошем и советовали Райану не брать с собой в аэропорт,

Итого 33 человека.

В аэропорту было убито пять человек — конгрессмен Лео Райан, корреспондент NBC Дон Харрис, оператор NBC Боб Браун, фотограф San Francisco Examiner Грег Робинсон и дезертирка Патриция Паркс.

Итого, в живых остается 28 человек, которых можно и нужно было допросить об обстоятельствах убийства.

В материалах дела имеются следующие показания об убийстве Райана:

— 25-ти засекреченных свидетелей убийства, которые все говорят примерно одно и то же: что в момент посадки в самолеты «подозрительный» дезертир Ларри Лейтон в пончо стал стрелять из пистолета и тут показался трактор с прицепом в котором было несколько человек нападавших, которых большая часть свидетелей опознали как жителей Коммуны Джонстауна (фамилии — см стр. 7 отчета ФБР). Все нападавшие из трактора на момент дачи показаний секретными свидетелями уже были мертвы, за исключением Ронни Дэнниса (Ronny Dennis), статус которого был неизвестен;

— незасекреченного свидетеля Ричарда Дуайера (сотрудник посольства США в Гайане), показания которого, однако, полностью отсутствуют в рассекреченной версии (стр. 26-49 доклада);

— про журналиста Washington Post Чарльза Краузе говорится, что он «не сделал себя доступным для допроса» (has not made himself available for interview), т.е. попросту говоря, исчез.

В итоге имеем почти в точности ситуацию с убийством в лифте. Из 28-ми живых свидетелей один — обвиняемый, один куда-то пропал, а остальные 26 свидетелей, все дружно утвержают, что убил «первый» со своими дружками.

Причем имена 25-ти из этих «свидетелей» засекречены, как секретных агентов, а «несекретный» 26-й свидетель (Ричард Дуайер) скорее всего просто является кадровым офицером ЦРУ, работающим под официальным прикрытием сотрудника посольства США, и не нуждается в засекречивании (если вообще это его настоящая фамилия).

В итоге, первоначальная легенда ЦРУ о Джонстауне рассыпается на глазах и выглядит теперь так:

Конгрессмен Лео Райан, в сопровождении секретных агентов, играющих роль озабоченных родственников жителей Джонстауна, и как бы журналистов, а на самом деле секретных агентов, внедренных в телекомпанию NBC и газеты, прибывает в Джонстаун, осматривает его. В Джонстауне секретные агенты, внедренные в Коммуну изображают недовольство ужасными условиями проживания и выражают желание вырваться из этого ужаса. А в аэропорту Райана убивает «подозрительная личность» Ларри Лейтон вместе со своими, в тот же день самоубившимися, дружками из «ужасной» Коммуны.

Все было в легенде красиво, пока мы не узнали, что все вовлеченные в легенду лица являются секретными сотрудниками спецслужб США (либо же членами их семей).

Кроме материалов вышеупомянутых 26-ти допросов, в отчете ФБР имеются показания еще только двух свидетелей:

— адвоката «Народного Храма» Марка Лейна (Mark Lane), показания которого, однако, полностью отсутствуют в рассекреченной версии (стр. 314-362 доклада);

— адвоката «Народного Храма» Чарльза Гарри (Charles Garry), который говорит, что они с Марком Лейном прибыли в Джонстаун вместе с конгрессменом Райаном, а в день убийства Райана они прятались в джунглях недалеко от Коммуны, поскольку там происходило что-то ужасное и они слышали выстрелы. В аэропорту Порт Кайтума они в это время не находились и убийства Лео Райана не видели.

Имена этих двух свидетелей НЕЗАСЕКРЕЧЕНЫ, т.е. цензор не нашел их в списке секретных агентов и не вымарал их имена из материалов. Т.е. они не являются секретными агентами.

Никаких других материалов допросов в расскреченном докладе ФБР не содержится.

Выводы делаем сами.

Источник: topnewsrussia.ru






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.