Пролог Победы



Подготовка к залпу по рейхстагу. 92й Гвардейский Гомельский, Краснознаменный, орденов Суворова, Кутузова, Богдана Хмельницкого минометный полк.

2 мая 1945г. радиостанции 1-го Белорусского фронта получили сообщение на русском языке: «Просим прекратить огонь. Высылаем парламентёров на Потсдамский мост». Командующий обороной Берлина генерал Вейдлинг сдавал гарнизон и город.

Издыхая, фашизм тащил в ад всё живое: битва за Берлин с 25 апреля по 2 мая унесла жизни 100 000 военных и 170 000 мирных жителей...

Берлинская группировка немцев — около 200 тыс. солдат и офицеров, 3 тыс. орудий и 250 танков — билась до конца. Конец фашистов чувствовали и бойцы 1-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов, добивавшие врага в его логове: по методу генерала Чуйкова, штурмовые группы — стрелковому взводу или роте придавались 2—3 танка, самоходное орудие, сапёрное подразделение, связисты и артиллерия — после коротких, но мощных артподготовок рвались к центру Берлина. Днем и ночью.

Англо-американские союзники в битве за Белин не участвовали, хотя поначалу намеревались:
«Советская Россия стала смертельной угрозой для свободного мира. Надо немедленно создать единый фронт против её стремительного продвижения. Этот фронт в Европе должен уходить как можно дальше на Восток. Главная и подлинная цель англо-американских армий — Берлин», — писал заклятый друг СССР Уинстон Черчилль.

Но поздно: немецкая столица уж окружена Красной Армией (25 апреля), центр Берлина простреливается насквозь, кроша девять секторов его обороны — массивные каменные постройки с большой толщиной стен, превращенные в крепости здания, до 400 железобетонных долговременных сооружений — многоэтажных бункеров, до 6 этажей, и дотов, оснащённых орудиями и пулемётами, мощнейшие, высотой до 4 метров баррикады, перекрывавшие улицы.



Тридцатого апреля, когда советские войска уже били прямой наводкой по рейхстагу, в штаб 8-й гвардейской армии генерала Чуйкова прибыл начальник генерального штаба немецких сухопутных войск генерал Кребс, с вестью о самоубийстве Гитлера и его завещанием. Кребс просил перемирия. Чуйков позвонил Жукову, тот — Сталину. Ответ — категоричное требование о безоговорочной капитуляции. Вечером следующего дня немцы прислали отказ — и мощнейший, массированный удар всей имевшейся у русских артиллерии обрушился на них.



Больше от немцев ничего не ждали — в крошево перемалывались защищавшие рейхстаг и Рейхсканцелярию подразделения дивизии СС «Нордланд», СС французский батальон Фене из дивизии «Шарлемань», латышский батальон 15-й гренадерской дивизии СС, СС охранные подразделения фюрера Адольфа Гитлера. Те бились до последнего, убивая перед своей смертью и чужих, и своих: саперы дивизии «Нордланд» взорвали тоннель под Ландвер-каналом, затопив большое количество мирных жителей и раненых — до сих пор никто не знает, сколько.

…Но всё кончается: в первом часу ночи 2 мая радиостанции 1-го Белорусского фронта получили сообщение на русском языке:

«Просим прекратить огонь. Высылаем парламентёров на Потсдамский мост. Опознавательный знак — белый флаг на красном древке. Ждем ответа».

Радиограмма была доложена командующему войсками 8-й гвардейской армии генерал-полковнику Чуйкову, который приказал прекратить огонь на участке 4-го гвардейского стрелкового корпуса, принять парламентеров.
Делегацию парламентеров возглавил полковник фон Дуфвинг, которому был передан советский ультиматум: к 7.00 2 мая полностью разоружиться и организованно сдаться в плен.
В 6.00 2 мая 1945 года командир 56-го танкового корпуса, он же командующий обороной Берлина генерал артиллерии Вейдлингв сопровождении генералов Шмидта, Ланкварта и Веташа перешли линию фронта и сдались в плен. От генерала Вейдлинга советское командование потребовало подписания приказа о немедленном прекращении сопротивления, что и было исполнено.

Командующий обороной Гельмут Вейдлинг подписывает приказ о капитуляции Берлина

Сидя в штабе у Чуйкова, он написал приказ о капитуляции, который был распространен по радио и посредством громкоговорителей. Приказ немецкому гарнизону города Берлина гласил:

«30 апреля 1945 года фюрер покончил жизнь самоубийством. Мы, поклявшиеся ему в верности, оставлены на произвол судьбы.
Согласно приказу фюрера, вы должны продолжать борьбу за Берлин, несмотря на то, что недостаток в тяжелом оружии, боеприпасах и общее положение делают эту борьбу бессмысленной.
Каждый час продолжения вами борьбы удлиняет ужасные страдания гражданского населения Берлина и наших раненых.
Каждый, кто падет в борьбе за Берлин, принесет напрасную жертву.
По согласованию с Верховным командованием советских войск, требую немедленно прекратить борьбу.
Командующий обороной Берлина генерал от артиллерии Вейдлинг».

... и немцы пошли сдаваться.

«2 мая в 10 часов утра всё вдруг затихло, прекратился огонь. И все поняли, что что-то произошло. Мы увидели белые простыни, которые „выбросили“ в Рейхстаге, здании Канцелярии и Королевской оперы и подвалов, которые ещё не были взяты. Оттуда повалили целые колонны. Впереди нас проходила колонна, где были генералы, полковники, потом за ними солдаты.



Шли, наверно, часа три», — вспоминает Александр Бессараб, участник Берлинской битвы и взятия Рейхстага.
Еще стреляли, еще убивали и гибли, но все понимали, что — всё, всё уже.
В 11.30 2 мая в расположение 8-й гвардейской армии перешли представители заместителя министра пропаганды доктора Фриче. Они заявили, что в ночь на 2 мая Геббельс покончил жизнь самоубийством и что Фриче остался высшим представителем гражданской власти [193] в Берлине. Советское военное командование передало через парламентеров свое требование завершить в течение 2 мая организованную сдачу в плен частей всего гарнизона немецкой столицы.

В тот же день в 13.00 на КП 8-й гвардейской армии прибыл сам доктор Фриче, который сообщил, что приказ о капитуляции им подписан, передан по радио всем частям и подразделениям, обороняющим город Берлин.
По мере доведения приказов генерала Вейдлинга и доктора Фриче о капитуляции до войск сопротивление постепенно прекращалось. К исходу дня 2 мая войска 8-й гвардейской армии очистили от противника занятые кварталы в центральной части города, при этом только на своем участке ими взяты в плен 17 300 солдат, офицеров и генералов.

С целью доведения до немецких войск приказа Вейдлинга о капитуляции берлинского гарнизона со 2 мая стала активно практиковаться посылка в войска противника наших парламентеров. Парламентерские группы обычно состояли из наших офицеров и переводчиков, иногда в эти группы включались военнопленные немецкие офицеры или солдаты.

Отважно действовали в качестве парламентеров майор Шадзунский и подполковник Олефир из управления 146-й стрелковой дивизии 3-й ударной армии. 2 мая советские офицеры, принимая сдававшихся в плен немцев, натолкнулись на большую вооруженную группу немецких солдат, отказавшихся сложить оружие.
Шадзунский и Олефир послали к немцам шесть женщин из числа местного населения и одного военнопленного солдата с целью склонить врага к сдаче в плен. Однако эта акция советского командования успеха не принесла.

Тогда майор Шадзунский и подполковник Олефир приблизились к окруженной группировке немцев сами и предложили им прекратить бессмысленное сопротивление. Немецкие солдаты ответили отказом и, обступив двух советских офицеров, повели их в свой штаб. Там их разоружили и привели к генералу.
На предложение наших офицеров капитулировать немецкий генерал ответил, что не получал никакого приказа о прекращении сопротивления. Более того, как отметил немецкий генерал, в 13.00 2 мая немецкое радио от имени адмирала Деница передало приказ регулярным частям продолжать войну.

После 40-минутных переговоров генерал для уточнения условий капитуляции приказал отправить в качестве парламентеров к нашему командованию немецкого полковника, майора, адъютанта и переводчицу.
На двух машинах оба советских офицера и немецкие делегаты прибыли в штаб 265-й стрелковой дивизии. Немецким офицерам были переданы следующие условия капитуляции:


«1. Сложить оружие и прекратить сопротивление.
2. Оружие должно быть сдано в неповрежденном состоянии.
3. Солдатам и офицерам гарантируется жизнь, хорошее обращение и сохранение личных вещей.
4. Раненым — оказание медицинской помощи.
5. Офицерам сохраняются награды, холодное оружие. Высшему офицерскому составу разрешается иметь ординарцев».


Парламентеры просили 5–6 часов для передачи условий капитуляции начальнику немецкого гарнизона, однако наше командование предложило им вернуться через час и сообщить ответ. Срок сдачи в плен был намечен на 16.00.

Ровно через час с истинно немецкой пунктуальностью парламентеры вернулись. Вместе с ними прибыли генерал-лейтенант Гюром, полицай-президент Берлина, и генерал-майор Хайнбург, начальник полиции Берлина. Условия капитуляции были приняты. В 18.00 немцы на этом участке начали организованно сдаваться в плен. Благодаря решительным действиям майора Шадзунского и подполковника Олефира капитулировало свыше 5 тысяч немецких солдат, офицеров и генералов.
В ночь со 2 на 3 мая маршал Г. Жуков отправил Верховному Главнокомандующему донесение за № 00524 об овладении городом Берлином:

«1. Противник на правом крыле фронта продолжал отходить в западном направлении, оказывая слабое сопротивление наступлению наших войск.
Окруженный гарнизон города Берлина во главе с комендантом города генералом от артиллерии Вейдлингом и его штабом прекратил сопротивление и сдался в плен нашим войскам. Отдельные группы окруженного гарнизона, пытаясь прорваться в западном направлении, уничтожаются нашими войсками в районе Шпандау и западнее.
2. Войска фронта, сломив сопротивление окруженного противника, овладели столицей Германии — городом Берлином и в течение дня пленили войска, оборонявшие городу также уничтожили отдельные группы, пытающиеся прорваться из города Берлина в западном направлении. По предварительным учтенным данным, за 2 мая из состава войск окруженного берлинского гарнизона противника взято в плен более 64 тысяч солдат и офицеров...

На правом крыле фронта войска продолжали стремительное наступление и, преодолевая слабое сопротивление противника, за день продвинулись вперед до 50 километров и в районе Вильснак (12 километров юго-восточнее Виттенберга) передовыми частями соединились с американскими войсками.


В ходе дневного наступления войсками фронта уничтожено до 6000 солдат и офицеров, 18 танков и самоходных орудий, до 100 полевых орудий, более 200 пулеметов, до 70 минометов, 140 автомашин и 6 различных складов. Захвачено: танков и самоходных орудий — 29, орудий полевых — 320, минометов — 80, пулеметов — 700, винтовок и автоматов — до 40 тысяч, автомашин — 1500, самолетов в разобранном виде — 703, паровозов — 19, железнодорожных [196] вагонов — 163, бронетранспортеров — 12, складов разных — 37 и много другого военного и народнохозяйственного имущества. По предварительным данным, на всех участках фронта за 2 мая взято в плен 90 050 солдат и офицеров, в том числе 7 генералов, более 600 офицеров и в госпиталях — 10 700 раненых солдат и офицеров противника...»

А через 4 дня пришла Победа. Полная!
С наступающим праздником вас, друзья! С Днем Победы!

Источник: http://matveychev-oleg.livejournal.com/3461892.html



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.