Португалия – страна перманентных переворотов



В нашей стране термин «Октябрьская революция» обычно ассоциируется с восставшими матросами, «Зимним дворцом», крейсером «Авророй» и Лениным. Однако в Европе была еще одна «Октябрьская революция». Речь идет о свержении португальского монарха в 1910 году. У республиканцев был мощный лозунг: борьба против английского засилья. Он был прост, всем известен и всем понятен. Весь XIX век зависимость Лиссабона от Лондона только нарастала, и антимонархическая оппозиция имела все возможности проповедовать идеи, основанные на следующей логике: короли довели страну до положения британской полуколонии, так надо избавиться от королей. Народ сам должен взять в руки свою судьбу, выбрать лучших своих представителей и поставить во главе страны.
 
В пакете с демократией шел и хорошо нам известный лозунг борьбы с воровством в высших эшелонах власти. Режим, разумеется, «прогнил», король, разумеется, «никуда не годен», а его окружение – «вселенские воры». С какой стати народ изберет именно лучших представителей, а не демагогов-популистов? Как они смогут избавиться от английского господства и, наконец, почему новая элита не будет воровать – это уже «мелкие детали». Главное – свалить монархию, а дальше наступит благорастворение воздухов. В общем, знакомая картина.
 
Акции республиканцев поднялись особенно высоко, когда в 1890 году Португалия потерпела громкое дипломатическое поражение. А суть дела такова. В конце XIX века Португалия резко активизировала свою колониальную экспансию. Как и другие европейские державы она включилась в острейшую борьбу за владения в Африке. Ангола и Мозамбик – две страны на противоположных африканских берегах принадлежали Португалии, но между ними находились обширные территории, еще не поделенные между великими державами мира.
 
Португальцы попытались их взять себе и создать крупное колониальное владение, соединившее бы Мозамбик и Анголу. Это была своеобразная попытка реванша за утерю Бразилии, но португальцы столкнулись с интересами Британии, которая заблокировала португальские притязания на специально созванной Берлинской конференции 1884 года. Потерпев поражение, Лиссабон сдался не сразу, и попытался действовать тихой сапой. Под видом научной экспедиции португальский военный Серпа Пинту исследовал территории юга Африки с целью их последующей аннексии. Лондон эти штучки раскусил и выразил Лиссабону протест. Португальцы пытались тянуть время, подчеркивая мирный характер своей деятельности, но англичане без лишних слов подтянули свой флот к Гибралтару, а затем к Мозамбику и Кабо-Верде, в то время португальским колониям. Лиссабону пришлось уступить давлению Лондона и отказаться от своих территориальных поползновений.
 
Строго говоря, иначе и быть не могло. Британская империя – в те годы крупнейшее в мире государство, промышленный гигант и владычица морей. Бороться с ней Португалия была не в состоянии, а то, что она вообще сохранила многие из своих колоний и даже пыталась наращивать их размеры, говорит о высоком уровне ее дипломатии и смелости португальских монархов. Однако оппозиционные демагоги ничего слышать не хотели – они получили наглядное «доказательство» «ничтожности короля», который, дескать, неспособен отстаивать интересы страны на мировой арене. Авторитет монархии действительно пошатнулся, а республиканцы усилили давление на власть, вплоть до развязывания террористических действий.
 
И вот в 1908 году боевики атаковали карету, в которой находился король Карлуш I, его жена Амелия Орлеанская и двое их сыновей. Преступники убили монарха и его старшего сына. На престол взошел младший сын Мануэл II. Он провел демократические выборы, на которых победу одержали сторонники республиканского правления. Как известно, демократия – это не власть народа, а власть демократов, и добившись победы на выборах, они начали готовить свержение власти.
 
В июне 1910 года был создан «Комитет по сопротивлению», позже переименованный в «Революционную хунту». Как и положено, переворот начался с массовых демонстраций. 1 октября 1910 года в Лиссабоне республиканцы вывели толпу на улицу. Затем два крейсера обстреляли дворец короля, в ход пошли части гарнизона столицы. Верные королю войска капитулировали, сам монарх Мануэл II бежал. 7 октября Временное правительство объявило о свержении монархии, и заодно об амнистии заключенных.
 
Что было дальше? «Неожиданно» выяснилось, что революция сама по себе не решает экономических проблем, не предоставляет работу и не побеждает коррупцию. Что касается «английского засилья», то зависимость Лиссабона от Лондона не уменьшилась, а, напротив, возросла. Например, республиканцы сами обратились к Британии с просьбой взять португальские колонии под защиту, когда возникла угроза со стороны Германии. В качестве ответной услуги Португалия вступила в Первую мировую войну на стороне Антанты, хотя соседней Испании удалось сохранить нейтралитет и тем самым спасти свою экономику от военного разорения.
 
Мало того, революция 1910 года породила управленческий хаос. В период республики, то есть с 1910 по 1926 гг. в стране сменилось 41 правительство. С 1921 по 1926 гг. произошло 10 попыток военных переворотов, и это не считая промонархических мятежей 1918-19 гг. Рабочие, в интересах которых якобы и делалась революция, быстро разочаровались в республиканских идеалах, а сама идея парламентаризма оказалась дискредитированной. Недовольство установившимися порядками росло и в армии. Ряд генералов начали готовить переворот. 28 мая 1926 года войска, верные мятежникам поднялись и пошли на Лиссабон. На следующий день офицеры из столичного гарнизона от имени «Комитета общественной безопасности» призвали свергнуть правительство.
 
Солдаты отказались защищать действующий режим, и когда руководство осталось без поддержи военных, кабинет министров просто ушел в отставку. Временным премьером стал лидер лиссабонских заговорщиков морской офицер Жозе Кабесадаш. Это был «вечный революционер». Именно он сыграл одну из главных ролей еще во время свержения монарха. Он руководил мятежными моряками на крейсере, обстреливавшем дворец короля. Спустя пятнадцать лет Кабесадаш опять поднимает восстание на корабле, однако, на этот раз неудачно и его арестовывают. Поразительно, но Кабесадаш вышел сухим из воды, то есть был оправдан военным судом. Через некоторое время он снова занялся своим любимым делом – переворотами и вошел в тайную организацию, готовившую очередной мятеж.
 
1 июня 1926 года лидеры заговора: Кабесадаш, да Кошта и Очоа сформировали правящий триумвират. Однако члены хунты вскоре переругались. Сначала из обоймы «выпал» Очоа, его место в триумвирате занял генерал Кармона, потом да Кошта сверг Кабесадаша, а чуть позже самого да Кошту низложил Кармона. Так закончилась история первой португальской республики, не решившей ни одной серьезной проблемы страны, зато продемонстрировавшей чудеса политической нестабильности. Наступила диктатура, причем довольно своеобразная. Кармона сохранил пост президента, однако, диктаторскими полномочиями обладал премьер-министр Антонио Салазар. Власть в Португалии менялась: монархию сменила демократия, демократию – авторитаризм, но все те претензии, которые предъявлялись еще королям XIX века оставались неизменным. Английское засилье при Салазаре выразилось в том, что Британия получала все новые и новые концессии, а Лиссабон щедро брал кредиты у Лондона.
 
Англия продолжала господствовать в экономике и Португалии, и ее колоний. Разумеется, немалая доля колониальных богатств оседала в самой Португалии, однако, разработка алмазов, торговля кофе, стратегические железные дороги в «португальской Африке» и многие другие ключевые сферы были в руках англичан. Кроме того, при Салазаре английское засилье дополнилось еще и американским засильем, а потом и германским. Иными словами, диктатуре тоже не удалось привести Португалию в клуб экономических лидеров мира. Вот и неудивительно, что ведущие корпорации Запада доминировали на португальских рынках при Салазаре. Но заметьте, его никто не свергал, в отличие от короля.
 
В 60-х годах начинаются войны за независимость в колониях Португалии. Лиссабон сдался далеко не сразу и многие годы пытался вооруженной силой удержать свои заморские владения. Военные расходы росли постоянно, победа никак не давалась, напротив, повстанцы все более расширяли зоны своего контроля, а в колониальных войсках зрело глухое недовольство режимом. Где-то мы уже такое видели, не правда ли? Помните Алжир и де Голля? Вот-вот. Нечто подобное произошло и в Португалии.
 
В августе 1968 года пожилого Салазара хватил удар, и он отошел от дел. Его место занял Марсело Каэтану, профессор кафедры права Лиссабонского университета. Главной проблемой, с которой он столкнулся, было сохранение португальской империи. Что только он ни делал: шел на политические уступки, пытался играть на противоречиях племенных африканских вождей, широко применял вооруженные силы, но все безуспешно. Внутри Португалии среди промышленников ширилось движение за сотрудничество с Европейским экономическим сообществом – предшественником нынешнего Евросоюза. Каэтану подписал договор об ассоциации, но от него требовали большего. Лозунг «европейского выбора» стал популярным в деловых кругах. Их благополучие уже в меньшей степени зависело от эксплуатации колониальных ресурсов.
 
В свою очередь, приверженцы старых порядков с раздражением отнеслись к политике Каэтану, стремившегося модернизировать португальскую «империю», превратив ее в федерацию равноправных (хотя бы относительно) субъектов. Среди левых и правых режим терял поддержку, причем Каэтану серьезно испортил отношения с кадровыми военными, когда предоставил выпускникам университетов, призванным на военную службу, особые привилегии по сравнению с другими офицерами. В армейской среде начали складываться контуры оппозиционного движения.
 
В сентябре 1973 состоялась тайное собрание офицеров, затем последовал еще ряд встреч. Поначалу на них обсуждались проблемы сохранения престижа военных, но вскоре круг вопросов расширился и приобрел политическую окраску, связанную с борьбой за свободу и демократию. А тут еще и нефтяной кризис 1973 года. Арабские страны распространили энергетическое эмбарго на Португалию, поскольку США использовали авиабазу Азорских островов для поддержки Израиля против Египта. Понятно, что это ухудшило экономическое положение Португалии.
 
7 февраля 1974 года военная оппозиция опубликовала свой первый манифест. А 22 февраля заместитель начальника Генерального штаба, генерал Антониу де Спинола выпустил книгу программного характера, в которой говорилось о том, что назрели реформы сверху, что стране нужна демократия и европейский выбор. 5 марта 1973 года армейская оппозиция оформилась в «Движение вооруженных сил». Чем ответила власть? Она отправила Спинолу в отставку, но это лишь подлило масла в огонь. Спинола двинул верные ему части на Лиссабон. Они были немногочисленны и уместились на 15 грузовиках. Неподалеку от столицы они встретились с полком легкой артиллерии, который хотя и отказался стрелять по мятежникам, но все же их не пропустил, и бунт Спинолы быстро выдохся. Однако это не остановило «Движение вооруженных сил», которое готовило свой переворот.
 
Итак, ночью 25 апреля 1974 года мятежники захватывают радиостанцию «Радиоклубе португеш» и передают первое Коммюнике «Движения вооруженных сил». В нем содержится призыв к населению сохранять спокойствие и сидеть по домам. Радиослушатели поступили строго противоположным образом и заполонили улицы Лиссабона. Более того, толпы гражданских лиц заблокировали движение танковой колонны, сохранявшей лояльность правительству. Считается, что это стало неожиданностью для самих организаторов переворота, хотя лично у меня это вызывает сомнение. Как мы уже неоднократно видели, для переворотов типичным является сочетание действий военных и «возмущенного народа».
 
Тем временем курсанты школы военной администрации, также участвовавшие в заговоре, захватывают телевидение. Курсанты пехотного училища берут под свой контроль аэропорт Лиссабона. Восставшие части окружают генеральный штаб, ряд военных учреждений, захватывают министерства и «Банку ди Португал». Танки мятежников занимают позиции у Министерства обороны. Уже к пяти утра все ключевые точки столицы оказываются в руках мятежников. Утром выходит второе Коммюнике путчистов, где уже прямо говорится о целях переворота: освободить страну от правящего режима. Премьер Каэтану укрылся в казарме Национальной республиканской гвардии, но помощи ему ждать уже неоткуда, правительственные войска массово переходят на сторону путчистов, а те командиры, которые пытаются защищать власть, арестовываются их же подчиненными. В 18:00 генерал Спинола в статусе председателя революционного Совета национального спасения встречается у казармы с Каэтану и происходит формальная передача власти.
 
Переворот, вошедший в историю как «революция гвоздик» удался. Отметим, что в составе Совета национального спасения не было ни одного гражданского лица, он объединял представителей сухопутных, военно-морских и военно-воздушных сил.
 
Дмитрий Зыкин

Источник: pereformat.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.