«Пережиток капитализма»: почему большевикам не удалось ликвидировать наследственное право в России



100 лет назад большевики приняли декрет «Об отмене наследования», лишивший жителей советской России одного из фундаментальных прав — распоряжаться судьбой имущества. Согласно данному нормативу, после смерти советского гражданина его собственность отходила государству, а нетрудоспособные родственники покойного получали за счёт этого «содержание». Документ стал важной вехой в развитии отечественной правовой системы, однако искоренить многовековую традицию имущественных отношений с помощью него не удалось.

От Олега до Николая

Проблема наследования возникла практически одновременно с понятием частной собственности. Необходимость правового регулирования этой сферы стала очевидна уже в Древней Руси. Ещё князь Олег, диктуя условия мирного сосуществования Царьграду, отдельно оговаривал процедуру передачи на берега Днепра имущества русичей, умерших на территории Византийской империи.

Ярослав Мудрый и его потомки, кодифицировавшие древнерусское законодательство в «Русской правде», установили для народа следующую процедуру наследования: после смерти главы семьи движимое имущество делилось между детьми, дом отходил младшему сыну, обязанному содержать мать, земля оставалась в общинной собственности. Что же касается знати, то княжеские дружинники могли передать поместье детям усопшего, только если сюзерен оговорил, что оно было выдано в вечное владение, а не для «кормления» на время службы.

Со временем российское наследственное право всё больше усложнялось. Практически при каждом правителе появлялись новые законы. Так, например, Иван IV лишил права распоряжаться собственным имуществом замужних женщин.

© Сергей Иванов «Юрьев день» (1908)

При Петре I наследственное право стало очередной сферой жизни российского общества, которую следовало перестроить на европейский лад. Царь запретил делить любое недвижимое наследство между детьми усопших и велел полностью передавать поместья, дома и предприятия старшим сыновьям. Таким образом монарх пытался предотвратить дробление хозяйств и снижение уровня жизни их владельцев.

Однако на деле ещё до начала правления Петра многие представители благородного сословия не хотели идти на военную или государственную службу, предпочитая праздно проводить время в родительских поместьях, даже небольших. Петровская же инициатива должна была заставить младших отпрысков знатных семейств добиваться положения в обществе самостоятельно в рядах военных, чиновников или учёных. Но инициатива монарха оказалась непродуктивной, в реальности она привела лишь к волне братоубийств с целью обладания наследством.

Анна Иоанновна отменила петровское решение, учредив право на раздел имущества между наследниками. Такой порядок сохранила и Екатерина II, считавшая, что тысячи подданных, имеющих скромный гарантированный доход, — это лучше, чем сосредоточение огромных богатств в руках нескольких сотен аристократов.

Патент на чин нотариуса в ранге подпоручика, XVIII в. РИА Новости © Дмитрий Коробейников

В XIX веке в землях, находящихся под властью российских императоров, действовали сразу несколько независимых систем передачи наследства. Свои правила были в Финляндии, Польше, Грузии и даже Малороссии. Люди, недовольные тем, как местный суд разделил наследство, могли подать апелляцию в Санкт-Петербург, где их дело рассматривалось уже совсем по другим правилам.

Царская Россия, как и многие другие страны той эпохи, из-за имущественных тяжб погрязла в семейных конфликтах и бесконечных судебных разбирательствах, которые могли длиться десятилетиями.

«Пережиток капитализма»

После революции 1917 года молодая советская власть продолжала руководствоваться ещё Сводом законов Российской империи, отменив лишь сословные привилегии и уравняв женщин в правах с мужчинами.

Однако вскоре правительство и в этой сфере принялось воплощать в жизнь идеи Карла Маркса, который хоть и признавал необходимость самого института наследования, но считал, например, завещания произволом и суеверием, а также писал, что передачу собственности по наследству нужно загнать в жёсткие рамки.

27 апреля 1918 года в развитии отечественного гражданского права был сделан резкий разворот — ВЦИК РСФСР издал декрет «Об отмене наследования», который так и начинался: «Наследование как по закону, так и по духовному завещанию отменяется».

Согласно данному нормативному акту, после смерти любого гражданина Российской республики его имущество отходило государству, а нетрудоспособные родственники покойного получали за счёт этого имущества «содержание». Если же имущества было мало, то в первую очередь им наделяли наиболее нуждающихся наследников.

Однако в декрете всё же была существенная оговорка:

«Если имущество умершего не превышает десяти тысяч рублей, в частности, состоит из усадьбы, домашней обстановки и средств производства трудового хозяйства в городе или деревне, то оно поступает в непосредственное управление и распоряжение имеющихся налицо супруга и родственников».

Банкирский дом Г. Лесина и нотариальная контора на Невском проспекте, 20-е годы XX века РИА Новости

Таким образом, семье усопшего позволяли продолжать пользоваться его домом, приусадебным хозяйством, мебелью и предметами быта.

При этом декрет упразднял сам институт завещания как таковой, наследование теперь допускалось исключительно в соответствии с действующим законодательством.

«Вводилась предельная стоимость имущества, которое могло быть передано по наследству. Вместе с тем декрет установил основополагающие принципы будущего советского наследственного права: наделение правом на наследство иждивенцев, признание за супругом прав наследования таких же, как и у детей, уравнение в правах наследования мужчин и женщин», — рассказал в беседе с RT кандидат юридических наук, адвокат Владимир Комаров.

В августе 1918 года Народный комиссариат юстиции издал разъяснение к декрету, в котором подчёркивалось, что официально даже имущество умершего стоимостью менее десяти тысяч рублей считается собственностью не его родственников, а РСФСР.

«Декрет «Об отмене наследования» был издан для того, чтобы ослабить позиции ранее господствующих классов», — рассказал в беседе с RT доктор юридических наук, заведующий кафедрой истории государства и права МГУ им. М.В. Ломоносова, профессор Владимир Томсинов.

По словам эксперта, это полностью соответствовало духу той политики, которую проводила в 1918 году советская власть. Считалось, что сам факт получения «нетрудовых доходов», пусть даже в виде наследства, противоречит сути пролетарского государства.

Историки по сей день спорят относительно того, корректно ли говорить о полном запрете в 1918 году наследования и замены его на некий суррогат социального обеспечения или право управлять и распоряжаться имуществом умершего стоимостью до десяти тысячи рублей всё-таки можно считать скрытой формой передачи наследства. В любом случае к каким-либо революционным изменениям в жизни людей декрет не привёл.

«Этот документ практически не действовал. Ведь уже прошла национализация больших имущественных комплексов, передать по наследству их было невозможно», — уточнил Томсинов.

Порой изъять личную собственность умершего было весьма проблематично с технической точки зрения — для этого нужно было знать, какое имущество у него вообще было, ведь опись в то время никто не проводил.

«История показывает, что правовые нормы, противоречащие природе человека, не будут действовать сколько-нибудь продолжительное время. В 1922 году декрет был и вовсе отменён, уничтожить такой «пережиток капитализма», как наследственное право, оказалось невозможно», — отметил Комаров.

Декрет перестал действовать в связи с принятием Гражданского кодекса РСФСР, в котором, хоть и со значительными ограничениями (например, по объёму суммы), институт наследования был восстановлен.

По словам Томсинова, после создания СССР стал активно формироваться бюрократический аппарат государства, представители которого осознавали неизбежность определённого неравенства в обществе.

«Государство стало мыслить не пролетарскими, а общенародными категориями», — отметил эксперт.

По его мнению, Владимир Ленин изначально пытался отвергать всё частное, но время показало, что вождь ошибся, полностью подавить частную жизнь нельзя.

С развитием советской правовой сферы институт частной собственности стал одним из центральных понятий имущественного законодательства, а порядок наследования усложнялся год от года.

Так, гражданский кодекс 1964 года вернул советским гражданам право оставлять своё имущество любому человеку, а в статье 13 Конституции 1977 года шла речь о том, что личная собственность и право наследования в СССР охраняются государством.

«Отмена декрета 1918 года привела к официальному восстановлению справедливости. Государство стало на путь отказа от законодательных перегибов, и это, вне всякого сомнения, было позитивным явлением», — резюмировал Томсинов.

Святослав Князев

Фото: © Иван Владимиров «Разгром помещичьей усадьбы» (1926)

Источник: russian.rt.com





войдите VkontakteYandex

Комментарии