Одни воевали, а другие писали историю



Орбини, Мавро. «Книга историография початия имене славы и расширения народа славянского и их царей и владетелей под многими именами и со многими Царствиями, Королевствами и Провинциями.» 1601/перевод на русский 1722 г по личному указанию Петра I.

От переводчика.

Впервые вниманию отечественного читателя предлагается полный перевод на русский язык труда «далматского Фукидида» Мавро Орбини (1563(?)—1610) «Славянское царство», открывшего собой, по словам Франка Волльмана, эпоху «гуманистически–барочного славяноведения».

Уроженец Дубровника Орбини, в 15 лет надевший рясу бенедиктинского монаха, вырос в атмосфере высоких духовных устремлений и стойких книжных традиций, присущих ордену бенедиктинцев. Как сказано в одной из хранящихся в Дубровнике рукописей XVIII века, «братья любили и чтили его за мудрость и усердие, за добрый нрав и любовь, за собранность и самодисциплину» .

Частый гость литературного салона «дубровницкой Аспазии» Цветы Зу- зорич, объединявшего дипломатов, философов, историков, комедиографов и поэтов, многие из которых оставили заметный след в истории дубровницкой культуры, он жил всеми интересами современного ему общества.

Одной из актуальных тем того времени было плачевное положение славянства, немалая часть которого оказалась в рабстве у других народов и утратила свою политическую самобытность. В начале XV века одними из первых прежнее величие славян восславили Винко Прибоевич и Лудовик Цриевич–Туберон. Вслед за ними в других странах стали появляться трактаты по истории чехов, поляков, русских. Другой знаменитый участник кружка Зузорич, поэт Дидак Пирр — Исайя Коэн, португальский еврей, после долгих скитаний по Европе и Азии нашедший убежище в Дубровнике — привлек внимание Орбини к судьбе еврейского народа, на протяжении тысячелетнего преследования черпающего силу и гордость из своей истории, увековеченной в книгах.

Следуя велению сердца, Орбини решил принять вызов времени и посвятил свою жизнь созданию энциклопедии всего славянского рода, где по образцу «классических» народов были бы описаны его происхождение, подвиги и истории правящих династий, объединенные общей идеей гордости за свое славянское происхождение. Он перерыл все доступные ему монастырские и личные библиотеки, обнаружив немалое количество материалов для своего труда. Большим подспорьем в работе оказались архивы итальянских библиотек, в частности, знаменитой библиотеки герцога Урбинского, одного из величайших книжных собраний своего времени. Там в специально построенном здании в идеальном порядке хранилось более шестисот латинских, ста шестидесяти греческих и восьмидесяти еврейских кодексов, собранных в конце XV века основателем библиотеки герцогом Федериго дей Монтефельтро, наряду с позднейшими поступлениями и редчайшими печатными изданиями, пополнившими ее фонды за последующее столетие. К сожалению, через полвека после смерти Орбини для Италии настали тяжелые времена, и уникальное собрание с большими потерями перекочевало в Ватикан.

Поездка Орбини в Италию была щедро оплачена знаменитым меценатом, дубровницким изгнанником Марином Бобальевичем, чья судьба тесно связана с созданием книги. В пеструю ткань славянской истории Орбини была вплетена история рода Бобальевичей и Рагузы (Дубровника). Изданный на итальянском труд был предназначен, в первую очередь, для итальянских вельмож, знакомых с перипетиями жизни Бобальевича, дабы, заняв, благодаря его авторитету, достойное место на книжных полках итальянских собраний, реабилитировать славян в глазах образованной Европы, а наряду с этим и самого Бобальевича в глазах Дубровницкого сената. Эта реабилитации славян под знаменем «иллирийской идеи» имела и вполне конкретный политический смысл: папа Климент VIII готовил военный союз против Османской империи, имевший целью освобождение Балкан. Одним из опорных пунктов военных действий, планировавшихся на 1595 год, был Дубровник, располагавший мощнейшим флотом. В надежде на успех оживились потомки древних родов, вновь пошли в дело старинные гербы. Однако планам этим не суждено было осуществиться…

Усердие Орбини обернулось против него. Стремясь не упустить ни одного ценного упоминания о славянах, он включил в свой труд прямые и косвенные цитаты более чем из трехсот тридцати произведений (более 280 из них перечислены в предваряющем его труд списке, помимо которого упоминаются еще около 50). В их число попали и труды авторов, примкнувших к Реформации. В эпоху усиления католической реакции возмездие не заставило себя долго ждать. Через два года после своего выхода в свет «Славянское царство» оказалось в Индексе запрещенных книг и надолго выпало из поля зрения образованной Европы.

Однако, воистину, habent sua fata libelli! Через сто с лишним лет после выхода труда Орбини дубровницкий дипломат на русской службе Савва Рагузинский–Владиславич (тот самый, что привез в 1705 году из Стамбула купленного для Петра арапчонка Ибрагима) преподнес экземпляр «Славянского царства» Петру I. В 1722 году по повелению самодержца книга в сильно сокращенном переводе Саввы была издана в Петербурге. Предисловие к ней написал ученейший соратник Петра Феофан Прокопович. Русский язык перевода Саввы оставлял желать лучшего, да и в древней истории и словесности он не был искушен. Между тем книга получила стремительное распространение на Балканах и там, даже светя отраженным светом, обрела новую жизнь, согрев сердца немалого числа благодарных славян. Образованные сербы проделывали длинный путь, чтобы ознакомиться с ее содержанием, и хранили ее списки как святыню. Обнаружив экземпляр петровского издания в архиепископской библиотеке в Сремски–Кар- ловцах, афонский иеромонах св. Паисий Хилендарский, певец болгарского национального возрождения, написал на ее основе свою знаменитую «Славяно–болгарскую историю». Использовал перевод Орбини в работе над своей «Историей Российской» и Василий Татищев.

В более позднее время, включая и наше недавнее прошлое, труд Орбини практически игнорировался отечественными историками. Редкие упоминания о нем сопровождались высокомерными отзывами, обнаруживавшими поверхностное знакомство их авторов, в лучшем случае, с переводом петровского времени. Уважительное отношение к Орбини истинных знатоков предмета, таких как И. Н. Голенищев–Кутузов, оставалось в тени.

Помимо огромного числа литературных сведений о славянах, почерпнутых зачастую у малоизвестных или вовсе утраченных ныне авторов, труд Орбини содержит немало «жемчужин». Пытливый читатель найдет в нем и очерк истории славянской письменности, и словарь вандалов, и привилегию Александра Великого славянам, и одну из первых публикаций «Барского родослова» XII века, известного в нашей литературе под названием «Летописи попа Дуклянина», и первое в европейской литературе изложение болгарской истории…

В диссонанс с устойчивым интересом к труду далматского историка со стороны сербов, хорватов и болгар, особенно оживившимся в последнее время, многолетнее безразличие отечественных историков представляется одной из загадок — гордиевых узлов — нашей современной культуры. Данное издание призвано его разрубить.

Перевод выполнен с перепечатки издания 1601 года, осуществленной в Пезаро в 1606 году в обход цензурных препон под новым названием «Происхождение славян и распространение их господства». Экземпляр этого издания хранится в Отделе редких книг Российской государственной библиотеки. Все латинские надписи и стихи переведены мной, отрывки из Овидия даны в переводе А. Парина.

Куприков Юрий, Москва, 6 сентября 2009 года

Читать книгу он-лайн:

http://royallib.com/read/orbini_mavro/slavyanskoe_tsarstvo_istoriografiya.html#0

Разбор раритетного издания о исторических подвигах славян и как в Европе некоторые народы присвоили эти подвиги себе.

Радостно, что такая редкая книга сохранилась до нашего времени. Теперь мы уже знаем, что подобные книги умышленно уничтожались и в Западной Европе, и на Руси эпохи Романовых. Перечень запрещенных книг начиная с 1559 г. составлялся католической церковью в Италии, в Ватикане. Книги, которые попадали в этот перечень, уничтожались по всей Европе с середины XVI века. В России многие книги уничтожались с XVII века.

Собрана эта книга из многих книг исторических, чрез Господина Мавроурбина Архимадрита Рагужского, как в ней написано. Написана по итальянски, издана в 1601 г., переведена на русский язык в 1722 .

Орбини был Архимадритом Рагужским (Рагузским). Рагузой называли Дубровник, сам Орбини был хорватом, то есть славянином.

С 1722 г. Книга больше не переиздавалась. Ее издали по прямому указанию Петра I. Книга видимо произвела большое впечатление на Петра I и потому она чудом уцелела на Руси и дожила до наших дней. Это сегодня информация отраженная в книге воспринимается как сенсация, а в те времена она таковой не была.

О чем же эта книга? Процитируем Орбини:

«Славянский народ озлоблял оружием своим чуть ли не все народы во Вселенной; разорил Персиду: владел Азиею, и Африкою, бился с Египтянами и с великим Александром; покорил себе Грецию, Македонию, Иллирическую землю; завладел Моравиею, Шленскою землею, Чешскою, Польскою, и берегами моря Балтийского, прошел во Италию, где многое время воевал против Римлян.

Иногда побежден бывал, иногда биючися в сражении, равен был.

Наконец, покорив под себя державство Римское, завладев многими их провинциями, разорил Рим, учиня данниками Цесарей Римских, чего во всем свете иной народ не чинивал.

Владел Францыею, Англиею, и установил державство во Ишпании; овладел лучшими провинциями во Европе; и от сего всегда славного народа в прошедших временах , произошли сильнейшие народы; то есть славяне, вандалы, бургонтионы, готы, остроготы, руси или раси, визиготы, Гепиды, Гетыаланы, Уверлы, или Грулы; Авары, Скирры, Гирры, Меландены, баштарны, Пеуки, даки, шведы, норманны, тенныи или финны, Укры, или ункраны, Маркоманны, Квады, Фраки, Аллери были близ венетов, или Генетов, которые заселили берег моря Балтийского, и разделилися на многие началы; то есть Помераняны, Увилцы, Ругяны, Уварнавы, Оботриты, Полабы, Увагиры, Лингоны, Толенцы, Редаты, или Риадуты, Цирципанны, Кизины: Эрулы, или Элуелды, Левбузы, Увилины, Стореданы, и брицаны, со многими иными, которые все были самый народ Славянский.»

Этим текстом начинает свою книгу Орбини. Это главный вывод его исторического исследования. Далее Орбини разъясняет свои заключения. Он пишет, что Славянский народ владел: Азией, Африкой и Европой. Кроме того, от Славян произошли многие европейские народы, которые, как считается сегодня, не имеют ничего общего со славянами. Среди таких народов: бургундцы, то есть жители Бургундии – страны, присоединенной к Франции в XV в., шведы, финны, готы, ост-готы и вест-готы (визи-готы у Орбини), готы-аланы, даки, норманны, фраки или траки, то есть попросту турки, венеды, померанцы (жители Померании, то есть Германии и Польши), британцы или бретонцы (Брицаны у Орбини), авары.

Почти все утверждения Орбини подтверждаются и другими источниками, например древнескандинавскими географическими трактатами.

Основная мысль Орбини в начале книги звучит так: ОДНИ ВОЕВАЛИ, А ДРУГИЕ ПИСАЛИ ИСТОРИЮ.

Орбини свидетельствует: «Никакоже удивительно есть, что слава народа Славянского, ныне не так ясна, как оной довлело разславитися по Вселенней. Ежели бы сей народ, так достаточен был людми учеными и книжными, как был доволен военными и превосходительными оружием; тоб ни един другой народ во Вселенней, был в пример имени Славянскому. А что протчие народы, которые зело были низше его, ныне велми себя прославляют, то не ради чего иного, токмо чрез бывших в их народе людей ученых.»

Летописец в исторических хрониках отражал национально-субъективный взгляд на происходящее и старался представить свой народ в наиболее выгодном свете. Битвы, где побеждали соплеменники, пусть незначительные, он описывал ярко. Другие сражения, пусть даже более важные и решающие, но которые были проиграны , излагались очень скупо или вообще опускались. Это характерно для старых хроник.

Именно тогда Скалингер и его школа создавали хронологию. Понимая что отношение церкви к его труду будет скорее отрицательным, Орбини прямо писал об этом в своей книге :

« А ежели который нибудь из других народов, сему истинному описанию будет по ненависти прекословить, призываю в свидетели историографов, список которых прилагаю. Которые многими своими историографическими книгами о сем деле упоминают».

 

Светлана Удалова, издатель
Член-корреспондент Петровской академии наук и искусств. Славянское отделение. 

Источник: cont.ws



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.