О штрафниках и штурмовиках


Аббревиатура ШИСБр РВГК РККА зачастую используется «знатоками истории» Великой Отечественной Войны для различного рода фальсификаций о том, что «кровавый злодей» Сталин в 1943 году приказал создать штрафные инженерно-сапёрные бригады и бросить их под дулами заградительных отрядов НКВД в «мясорубку» штурма мощных оборонительных укреплений противника.

Однако бойцы и командиры 1-ой Смоленской Краснознамённой орденов Кутузова и Суворова штурмовой инженерно-сапёрной комсомольской бригады, запечатлённые на этом снимке, как-то не вмещаются в привычный киношный образ замордованного сталинским режимом штрафника, лишённого элементарных человеческих прав, питания, погон, наград, оружия и снаряжения (ЗЕКА).

В плане энциклопедического познания военной истории штурмовые инженерно-сапёрные бригады (ШИСБр) – универсальный продукт Великой Отечественной войны. По своей боевой мощи они сопоставимы с ударными общевойсковыми армиями. Их создание было следствием возрастающей роли техники и вооружения сухопутных войск в ходе войны, а их дальнейшее совершенствование было обусловлено широким размахом наступательных действий советских войск. 

Кто такие штрафники времён Великой Отечественной войны и в какие подразделения, части и соединения они были объединены? Что есть что штурмовые инженерно-сапёрные части и соединения Красной Армии? Почему о советском спецназе времён Великой Отечественной Войны известно так мало?

О штрафниках и штрафных подразделениях Второй мировой войны

О такой категории военнослужащих как штрафники и таких воинских подразделениях как штрафные батальоны и роты нашим современникам известно в основном по таким кинопрозведения как «Гу-Га» и «Штрафбат». С точки зрения художественного вымысла, актёрского исполнения и коммерческого решения, фильмы замечательные. С точки зрения исторической правды – полнейший бред похмельного синдрома.

Поскольку тема настоящей работы обозначена как информации о штурмовых инженерно-сапёрных частях и соединениях РВГК, подробно разбирать данную галиматью нет смысла. И поэтому ограничимся кратким справочным материалом.

Действительно, штрафные батальоны и роты были созданы в Красной Армии в соответствии со знаменитым приказом Сталина № 227 от 28 июля 1942 г., более известным как «Ни шагу назад!». 

Но не РККА и не Сталин были инициаторами в деле создания штрафных подразделений. 
 

Уже в самом начале войны, столкнувшись с ожесточённо яростным, буквально свирепым сопротивлением советских войск, солдаты вермахта все чаще стали вести себя неадекватно данной присяге и уставам. Многие из них справедливо посчитали, что лучшее средство спасти себе жизнь – это тюремная камера.

Но не тут то было! Уже на двадцатый день войны с санкции Гитлера в вермахте стали активно функционировать штрафные батальоны. Только в ходе зимней кампании 1941/42 г. военные трибуналы вермахта осудили за дезертирство, самовольное отступление, неповиновение и т.п. преступления с направлением в штрафные части, примерно 62 тысячи солдат и офицеров!

Следует иметь в виду, что, в отличие от наших штрафных подразделений, в вермахте срок пребывания штрафников в таких частях заранее не устанавливался, хотя и возможность реабилитации по ранении формально не исключалась.

К концу войны отдельные немецкие штрафные формирования по своей численности доходили до воинских соединений. Там была даже специальная штрафная дивизия № 999, которую нередко бросали на штурм на самых опасных, с точки зрения германского командования, направлениях.

Именно данный факт видимо вдохновляет многих либеральных «историков» на клевету: «У немцев были штрафные соединения, значит и у нас были!"

В РККА штрафные подразделения были созданы лишь после 28 июля 1942 г. Их формировали как в виде штрафных батальонов, так и штрафных рот. 
 

Согласно приказам Сталина № 227 от 28 июля и № 298 от 28 сентября 1942 г. штрафные батальоны формировались в пределах фронта в количестве от одного до трех по 800 человек в каждом, куда направлялись разжалованные в рядовые средние и старшие командиры и политработники всех родов войск, провинившиеся в нарушениях дисциплины по трусости или неустойчивости. Этим документом приказывалось ставить их на наиболее трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины. 

Штрафбаты находились в ведении командования и военных советов фронтов и придавались стрелковым дивизиям (стрелковым бригадам), на участок которых они ставились.

Штрафные батальоны отличались высокой боеспособностью. Их не нужно было насильно гнать в бой пулемётами заградительных отрядов, ибо желание вернуть офицерские погоны и реабилитироваться перед Родиной было крайне велико.

В имевшие аналогичные задачи и функции штрафные роты направлялись рядовые бойцы и младшие командиры всех родов войск. Они находились в ведении военных советов армий и придавались полкам (дивизиям, бригадам), на участок которых ставились распоряжением военного совета армии. До 1944 года позади данных участков в ряде случаев (но не системно) располагались заградительные отряды СМЕРШ.

Братков-уголовников в прямом смысле данного слова в штрафных подразделениях РККА не было. Хотя по мимо осуждённых военнослужащих рядового и сержантского состава, штрафные роты также формировались и соответствии с приказом № 004/0073/006/23 от 26 января 1944 г. «О порядке применения примечания 2 к статье 28 УК РСФСР (и соответствующих статей УК союзных республик) и направлениях осуждённых в действующую армию» из числа осуждённых судебными органами лиц. 

Правда, это не распространялось на лиц, осуждённых за контрреволюционные преступления, бандитизм, разбой, грабежи, воров-рецидивистов, а также уже имевших судимости за перечисленные преступления и не­однократно дезертировавших из Красной Армии.

Общие сведения о штурмовых инженерно-сапёрных соединениях РВГК РККА

Одномоментно в составе штрафных подразделений РККА находилось от 40 000 до 65 000 военнослужащих переменного состава (осуждённых) или менее 1% от всего состава действующий армии (7-8млн). Однако тема «штрафников» популярна и коммерчески доходна и в исторической науке, и в литературе, и в кинопроизведениях. Чего к сожалению нельзя сказать о штурмовых инженерно-сапёрных частях и соединениях.

Более или менее известны следующие исторические исследования мемуарного характера: И.Мощанского «Инженерно-штурмовые части РВГК» и Н. Никифорова «Штурмовые бригады Красной Армии».

Энциклопедически известны ниже следующие сведения:

Штурмовые инженерно-сапёрные бригады (ШИСБр) РВГК РККА – формирование инженерных войск Резерва Верховного Главнокомандования в Красной Армии, существовавшее во время Великой Отечественной войны. Были предназначены для штурма приспособленных к обороне населённых пунктов и прорыва сильно укреплённых рубежей обороны. Создавались путём переформирования инженерно-сапёрных бригад.

Первые штурмовые инженерно-сапёрные бригады были сформированы в мае – июле 1943 года. В состав каждой из них входили:

  • управление бригады – 40 человек (штат № 012/88);
  • рота управления – 87 человек (штат № 012/89);
  • моторизованная инженерно-разведывательная рота – 101 человек (штат № 012/126);
  • 5 штурмовых инженерно-сапёрных батальонов по 388 человек в каждом (штат № 012/127);
  • легкопереправочный парк – 36 человек (штат № 012/90);

Общая численность бригады составляла 2204 человек.

В октябре 1943 года в состав бригады был введён медико-санитарный взвод, численностью 16 человек (штат № 012/152) и рота собак-миноискателей численностью 90 человек и 72 собаки (штат № 012/110). В 1944 году роты собак-миноискателей стали выводить из состава бригады.

Интересный и достоверный факт. Псу по кличке «Джульбарс», командиром одной из бригад было присвоено воинское звание «сержант». На момент проведения Парада Победы Джульбарс в результате ранения не мог передвигаться. Когда об этом стало известно Верховному Главнокомандующему, то он приказал перенести заслуженного пса на своём старом мундире. Данный момент запечатлён в кадрах кинохроники.

Всего было сформировано 20 ШИСБр по 2 250 военнослужащих каждая и 68 отдельных штурмовых инженерно-сапёрных батальонов (далее ОШИСБ) по 400 военнослужащих каждый. Одномоментно в штурмовых инженерно-сапёрных соединения РВГК РККА служило от 45 000 до 50 000 личного состава. В ОШИСБ создаваемых по решению военных советов фронтов одномоментно служило от 24 000 до 30 000 сапёров.

Именно штурмовые инженерно-сапёрные бригады резерва Верховного Главнокомандующего и отдельные инженерно-сапёрные батальоны фронтового подчинения были самыми многочисленными и сильными среди советских частей специального назначения во время Второй мировой войны.

Вполне заслуженно каждая из ШИСБр получило почётное наименование (см сведения о 1-ой Смоленской ШИСБР). По числу боевых наград общевойсковым и танковым соединением РККА перед ШИСБр РВГК тянутся и тянутся. В среднем на каждое ШИСБр приходится по три боевых ордена.

Самые краткие исторические сведения

Большинство воюющих сторон в ещё ходе Первой мировой войны начали осознавать, что классическая пехота выполнять многие специфические боевые задачи попросту неспособна.

В 1916 году германская армия во время сражения за Верден использовала специальные саперно-штурмовые группы, которые имели особое вооружение (ранцевые огнеметы и ручные пулемёты) и прошедшие спецкурс подготовки. В Российской императорской армии также были созданы подобные подразделения.

Рассчитывая на «блицкриг», о своём опыте сами немцы основательно подзабыли и потому значительное время «топтались» под Севастополем и в Сталинграде. Но уже в 1941 году часть мотопехоты Вермахта была реформирована «панцергренадеров».

Именно это послужило толчком к созданию в Британии батальонов «коммандос», в Соединённых Штатах – отрядов армейских рейнджеров. Красная Армия активно взяла на вооружение и немецкий опыт «панцирной пехоты» и свои наработки по созданию отрядов специального назначения и штурмовых групп.

В ноябре 1942 года. в самый разгар ожесточённых уличных боёв в Сталинграде, журнал «Военный вестник» публикует статью командующего 62 армии генерал-лейтенанта В.И.Чуйкова «О действиях штурмовых групп в уличных боях». И статьи на данную тему не были единичны.

Генеральный штаб РККА (начальник маршал Советского Союза А.М. Василевский) уже в то время целенаправленно готовился к наступательным операция по освобождению страны и окончательному разгрому противника. В 1943 году советскому командованию стало окончательно ясно о свершившемся переломе в ходе войны.

Подробный анализ наглядно показывал, что тем дальше тем больше боевые действия сведутся к операция по взлому мощных немецких укрепрайонов (УР) и в конечном итоге к уличным боям в крупных населённых пунктах.

Вся оставшаяся часть боевых действий должна была состоять в основном из наступлений, причём в перспективе ведение войны переходило на территорию Германии. Было совершенно понятно то, что просто так нацисты не отступят и будут зубами держаться за каждый метр завоёванной земли и уж тем более за каждый метр родного фатерланда. 

Немцы умели и могли грамотно организовать оборону, их военные инженеры заслужили репутацию больших мастеров по части создания укреплений. Долговременные огневые точки, зачастую выполненные из стали или бетона, прикрывали друг друга, за ними стояли самоходки или батареи противотанковых орудий. Все подходы к ДОТам опутывались колючей проволокой и густо минировались. В городах в такие огневые точки превращался каждый канализационный люк или подвал. Даже руины превращались в неприступные форты.

Конечно, для взятия подобных укреплений можно было использовать штрафников, что демонстрирует в своём коммерчески успешном фильме «Утомлённые солнцем -2» Никита Михалков. Но даже художественный вымысел штурма цитадели многотысячной безоружной толпой зеков, доставил подлинную радость обличителям злодейств сталинизма: «Ваш же Михалков признал людоедство бездарного Сталина!».

Общеизвестен и массовый героизм советской пехоты. Но постоянно бросаться грудью на амбразуру для одержания победы бесперспективно. Для прорыва обороны и разрушения долговременных оборонительных укреплений нужны были солдаты, обладающие необходимым и познаниями в военно-инженерном деле – использования взрывчатых веществ, огнемётного оружия и т.д. А самое главное индивидуально подготовленные, индивидуально мыслящие и способные на инициативные самостоятельные действия. Штрафники априори на это не способны.

Настоятельно была востребована принципиально новая организация мощных оперативно- стратегических соединений ударно-наступательного типа, способных обеспечить прорыв и штурм укреплений противника, причём данная новинка должна:

  • а) быть внезапной для противника;
  • б) применятся в решающий момент и на решающем участке фронта;
  • в) применятся компактно и массово.

Верховный Главнокомандующий потребовал от Ставки создать универсальное ударно- наступательное соединение и до поры до времени усиленно готовить его до тех пор, пока таких соединений не будет в достаточном количестве, хорошо вооружённых и снаряжённых.

Данные соединения решили создавать на базе инженерно-сапёрных частей, которые обладали необходимыми техническими знаниями и высокой сплочённостью, обусловленной совместной деятельностью под огнём противника. Офицеры этих инженерно-сапёрных частей были более грамотными в общей и тактической подготовке, а главное – дорожили жизнями своих подчинённых специалистов.

К 30 мая 1943 г. Ставка Верховного Главнокомандования приказала сформировать первые штурмовые инженерно-сапёрные бригады, которые создали путём переформирования инженерно-сапёрных соединений в штурмовые. Универсальность же таких соединение была изначально заложена в самом названии – штурмовая инженерно-сапёрная бригада. Вторая часть предопределяла инженерное обеспечение штурма, а первая – непосредственное участие в нем.

Таким образом переформировали 15 бригад. Эти бригады (в начале 1944 года в действующей армии их было 20), являясь соединениями РВГК, использовались на важнейших направлениях и сыграли значительную роль в достижении успеха в наступательных операциях.

Кадры решают все: крепки телом. сильны духом, отлично вооружены и подготовлены.

Бойцы для ШИСБр отбирались особенно тщательно. Тугодумы, физически слабые и солдаты старше 40 лет в бригаду попасть не могли. Высокие требования к кандидатам пояснялись просто: боец-штурмовик нёс на себе груз, в несколько раз превосходящий груз простого пехотинца – около 62 кг.

В стандартный набор солдата входили стальной нагрудник, обеспечивающий защиту от мелких осколков, а также пистолетных (автоматных) пуль, и мешок в котором находился «набор взрывника». Подсумки использовались для переноски увеличенного боекомплекта гранат, а также бутылок с «коктейлем Молотова», метавшиеся в оконные проёмы или амбразуры. С конца 1943 года штурмовые инженерно-сапёрные бригады начали использовать ранцевые огнемёты.

Волевые качества бойцов ШИБСБр проверялись самым жёстким способом. К примеру 13-ой ШИСБр, 62-м штурмовом батальоне, его командир капитан М. Цун использовал боевые патроны на тактических занятиях с личным составом, пообещав «отстрелить задницу» нерадивыми в два счёта. Несмотря на то, что он держал ствол пулемёта довольно высоко, по воспоминаниям очевидцев, «красноармейцы ползли так, как ползают только инструкторы-пластуны на показных занятиях в присутствии самого высокого начальства". Таким образом, солдат учили «не высовываться» ещё до первого боя и закрепить это умение на уровне инстинкта

Вооружение и оснащение качественно изменилось: каждый солдат-штурмовик имел автомат (сначала ППШ, позже—ППС) и финский нож. К тому же на батальоны довольно щедро выделялись снайперские винтовки, противотанковые ружья и ручные пулемёты (ДП), не считая различного вида гранат: противотанковых (РПГ-43), противопехотных (Ф-1, РГД-33) и специальных зажигательных (бутылки КС), предназначенных для уничтожения огнём оборонительных сооружений противника. 

Соответствующим образом строилась и подготовка: наибольшее время уходило на изучение приёмов рукопашного боя и метания гранат. Бойцы учились преодолевать штурмовые заборы, проволочные и деревянные препятствия, вести ближний бой с использованием носимого шанцевого инструмента. С этой целью командиры учили бойцов использовать малые сапёрные лопаты, отточенные на три канта.

Почему бойцов ШИСБр называли «раками»?

Боевое снаряжение солдат штурмовых подразделений состояло из обычной стальной каски и стального нагрудника, не пробиваемого пулями и мелкими осколками. Этот «панцирь» солдаты обычно надевали на ватник с оторванными рукавами, который служил дополнительным амортизатором, несмотря на то, что у нагрудника с внутренней стороны имелась специальная подкладка. Со стороны бойцы ШИСБр и в самом деле напоминали раков.

По отзывам фронтовиков оценка подобного нагрудника была самая противоречивая – от лестных отзывов до полного неприятия. Но проанализировав боевой путь «экспертов», приходишь к следующему парадоксу: нагрудник был ценен в штурмовых частях, которые «брали» крупные города, а отрицательные отзывы шли в основном из частей, которые захватывали полевые укрепления.

«Панцирь» предохранял грудь от пуль и осколков, пока солдат шёл или бежал, а также в рукопашной схватке, поэтому он был больше необходим в уличных боях. Однако в полевых условиях сапёры-штурмовики больше передвигались по-пластунски, и тогда стальной нагрудник становился абсолютно ненужной помехой. В частях, которые вели бои на слабозаселённой местности эти нагрудники перекочевали сначала на батальонные, а потом и на бригадные склады.

Об особенностях тактики боевых действий ШИСБр

Рота инженерной разведки в первую очередь исследовала вражеские укрепления. Бойцы определяли огневую мощь и «архитектурную прочность» укреплений. После этого составлялся подробный план, с указанием расположения ДОТов и других огневых точек, что из себя они представляют (бетонные, земляные или иные), какое имеется вооружение. Также указывается наличие прикрытия, расположение заграждений и минных полей. Используя эти данные, разрабатывали план штурма.

После этого в бой вступали штурмовые батальоны. Бой начинался внезапно, довольно часто даже без артподготовки и тем более криков «ура!». Отряды автоматчиков и пулемётчиков, главной целью которых являлось отрезать от поддержки пехоты немецкие ДОТы, тихо проходили через заранее подготовленные проходы в минных полях. Огнемётчики или взрывники разбирались с самим вражеским бункером.

Заложенный в вентиляционное отверстие заряд позволял вывести из строя даже самое мощное укрепление. Там, где решётка преграждала путь, поступали остроумно и безжалостно: внутрь выливали несколько канистр керосина, после чего бросали спичку.

Бойцы ШИСБр в городских условиях отличались умением появиться внезапно с неожиданной для немецких солдат стороны. Все было очень просто: штурмовые инженерно-сапёрные бригады буквально проходили сквозь стены, используя тротил для прокладки пути. Например, немцы превратили подвал дома в ДОТ. Наши бойцы заходили сбоку или сзади, взрывали стенку подвала (а в некоторых случаях пол первого этажа) после чего выпускали туда несколько струй из огнемётов.

Однако при взаимодействии с другими родами войск и особенно стрелковыми частями бои были не такими успешными.

Опыт применения ШИСБр показал, что их зачастую использовали неправильно. Вместо действий в составе групп и отрядов при штурме особенно сильно укреплённых позиций противника они использовались как обычные стрелковые части, получая самостоятельную полосу наступления. А поскольку штурмовые инженерно-сапёрные бригады не имели тяжёлого стрелкового оружия и артиллерии, то несли при этом большие потери. 

Случалось, что ШИСБр выполняли и другие задачи, не связанные с обеспечением штурмовых действий.

Только в декабре 1943 года был наконец чётко определён порядок использования таких соединений. Бригады вводились в действие для инженерного обеспечения прорыва сильно укреплённых позиций в тактической зоне обороны противника. 

После выполнения своих задач части бригады следовало немедленно выводить в резерв для приведения в порядок и боевой учёбы. Их разрешалось также использовать на разминировании маршрутов, на сплошном разминировании местности или дорожно-мостовых работах. Боевой опыт показал, что ШИСБр успешно выполняли задачи лишь при чётком взаимодействии их подразделений со стрелками, артиллерией и танками.

Дальнейшее развитие ударно-наступательной мощи ШИСБр

Весной 1944 года в состав штурмовых инженерно-сапёрных бригад были введены батальоны ранцевых огнемётов РОКС-3. В это же время были сформированы пять моторизованных инженерно-сапёрных бригады (2,22-я гвардейские, 20, 21, 23-я моторизованные штурмовые инженерно-сапёрные бригады), имевшие несколько меньшую численность, но превосходившие обычные ШИСБр в подвижности за счёт увеличения автотранспорта.

В 1, 2, 4, 10, а также во 2-ю гвардейскую штурмовую инженерно-сапёрную бригаду были введены инженерно-танковые полки с тралами ПТ-3 (танки Т-34/76, Т-34/85) и полки огнемётных танков ТО-34, трёхротного состава с общим числом машин 20 в полку.

В отдельных случаях в состав ШИСБр включались отдельные батальоны особого назначения (ОБОН), оснащённые плавающими автомобилями американского производства типа Ford GPA (лёгкие) или DUKW (тяжёлые).

Фаустпатрон – наше оружие 

С конца 1944 года в немецкую армию в больших количествах стали поступать чрезвычайно эффективные индивидуальные противотанковые средства: «Фаустпатрон», и реактивное ружьё «Панцершрек». Данные образцы вооружения не остались незамеченными и в Красной Армии.

Трофейные «Фаустпатроны» было приказано собирать и передавать в распоряжение инженерных служб фронтов, которые распределяли последние исходя из собственных задач. Большинство фаустпатронов поступало в распоряжение штурмовых инженерно-сапёрных бригад, 

Бойцы ШИСБра им сразу нашли применение, ведь фаустпатрон можно было использовать для пробития не только брони, но и стен. Интересно, что советские бойцы придумали специальную переносную стойку, которая позволяла вести залповый огонь из 6 – 10 фаустпатронов одновременно.

Также хитроумные переносные рамы использовались для запуска советских тяжёлых 300-миллиметровых реактивных снарядов М-31. Они подносились на позицию, укладывались и выпускались прямой наводкой. Так, например, во время боя на Линденштрассе (Берлин) по укреплённому дому запустили три таких снаряда. Оставшиеся от здания дымящиеся руины погребли всех находившихся внутри.

Апофеоз боевых действий ШИСБр 

Вершиной использования ударно-наступательного потенциала инженерно-штурмовых частей стали бои за Восточную Пруссию. В этом немецком регионе вермахт тщательно подготовился к встрече с Красной Армией. По-сути почти вся территория вотчины Геринга была превращена в одно большое оборонительное сооружение. 

Единым комплексом оборонительных сооружений являлась и столица региона – город крепость Кенигсберг (нынешний Калининград). Неизвестно, насколько бы затянулся штурм этого города и сколько бы ещё голов сложили бы советские солдаты в боях за него, не будь в рядах атакующих бойцов ШИСБр. Специально для штурма города командованием РККА была разработана специальная тактика, основой которой являлось широкое использование штурмовых частей.

Перед штурмом наступающие части были разбиты на штурмовые группы. В состав каждой группы входили три-четыре сапёра, отвечающие за инженерное сопровождение (разминирование и установку мин, преодоление заграждений), один-два автоматчика, зачищавшие труднодоступные места, танк для подавления огневых точек и десяток автоматчиков для прикрытия действий группы.

Штурм здания выглядел следующим образом: при выдвижении автоматчики вели огонь по верхним этажам здания, не давая высунуться немецким бойцам с противотанковыми гранатомётами. Под прикрытием танковой брони к зданию выдвигались сапёры и огнемётчики.

Сапёры закладывали взрывчатку для обрушения стены здания, а огнемётчики вычищали амбразуры на первом этаже. После подрыва зарядов в здание через пролом входили автоматчики и добивали оставшихся немцев.

Николай Никифоров в книге «Штурмовые бригады Красной Армии в бою» привёл следующий пример: «…для подрыва железобетонного убежища в районе Паршау потребовался заряд в 800 кг ВВ. Гарнизон в количестве 120 человек после взрыва сдался в плен».

Вот ещё одна цитата из этой же книги: «В боях за Берлин 41-й сжёг 103 здания. Опыт применения ранцевых огнемётов ещё раз дал основания утверждать, что они являются одним из эффективных средств борьбы в городе, благодаря их лёгкости, возможности приблизиться к атакуемым объектам по скрытым доступам и высокой действенности огнеметания». 

И на Тихом океане свой закончили поход

После окончания Великой Отечественной войны четыре ШИСБр перебросили на Дальний Восток. С началом боевых действий сапёры-штурмовики стали активно участвовать в боях. Наиболее упорно противник сопротивлялся в Хайларском укреплённом районе.

Атака началась после изучения объектов штурма и необходимой подготовки. Под прикрытием группы обеспечения, обычно занимавшей все подступы к доту, сапёры приближались к огневой точке и взрывом сосредоточенных зарядов уничтожали её. При блокировании пулемётных дотов группа обеспечения стремилась закрыть амбразуру танком, чтобы обеспечить сапёрам возможность выдвижения к огневой точке. 

В крупных дотах гарнизоны укрывались в казематах. Гарнизон выводился из строя взрывами зарядов, опускаемых в вентиляционные отверстия. Всего в Хайларском укреплённом районе сапёрами было уничтожено 50 дотов и 8 других оборонительных сооружений. 

На других участках фронта также шли ожесточённые бои. Столкнувшись с фанатичными японцами, продолжавшими борьбу и укрывавшимися в убежищах, сапёры стали применять новое средство штурма, заливая в укрепления противника керосин или бензин. 

Штурмовые инженерно-сапёрные части возрождаются

Ставка и Верховный главнокомандующий считала инженерно-сапёрные штурмовые бригады элитой РККА. Однако по окончании войны ШИСБр были полностью расформированы. 

Печально то, что накопленный положительный опыт создания, организации боевой подготовки и боевого применения штурмовых инженерно-сапёрных частей и соединений в годы войны был практически не востребован.

«Безусловно, за прошедшие годы после 2-й мировой войны произошли существенные изменения в организации соединений и частей инженерных войск, их вооружения и экипировке, боевой подготовке и тактике действий, но бесценный опыт ШИСБР может и должен быть использован в современных условиях в Вооружённых силах РФ» утверждает начальник инженерных войск МО РФ генерал – лейтенант Юрий Ставицкий. 

Современные боевые действия – это массовое применение взрывных устройств, мин разного типа и прочих средств. Также очень широко сегодня боевые действия ведутся в городской застройке с применением ДОТов и иных фортификационных укреплений. Все это ставит вопрос развития полноценных штурмовых инженерно-сапёрных частей и подразделений в качестве первостепенного в повестку повседневной деятельности Генерального Штаба ВС РФ.

Роль и значение штурмовых инженерно-сапёрных подразделений была осознана нашим командованием уже достаточно давно. В 2014 году в составе 1-ой гвардейской инженерной бригады был создан первый в новейшей истории российской армии штурмовой инженерно-сапёрный батальон. На сегодняшний день их уже не менее пяти.

Были приняты соответствующие решения и меры в части возрождения специальных инженерных бригад, и по созданию Международного минно-сапёрного Центра, бойцы которого сейчас и действуют в Сирийской Арабской Республике.

Командир роты штурма и разграждения 1-й гвардейской инженерно-сапёрной Брестко-Берлинской Краснознамённой орденов Суворова и Кутузова бригады
 

Заключение

09 мая сего года Президент РФ В.В. Путин подписал Указ «О подготовке к празднованию 75-летия Победы в Великой Отечественной войне». Тем самым на государственном уровне закрепляется лемма о том, что история Великой Отечественной войны – бесценное национальное достояние России и её фальсификация является преступлением перед священной памятью наших предков.

Однако практических мер по пресечению явной клеветы на подвиг советского народа в самой кровавой войне в истории человечества недостаточно.

В то же время под вопли «штрафники спасли Россию» чуть была не стерта славная страница истории Великой Отечественной войны – история ударно-наступательных соединения РККА-штурмовых инженерно-сапёрных бригад Резерва Верховного Главнокомандования. 

Дай Бог здоровья начальнику инженерных войск министерства обороны РФ генерал-лейтенанту Ю.С. Ставицкому и его штабу, которые уберегают историю нашей родины от подобного исторического кощунства.

Борис Скупов

Источник: ardexpert.ru