НЕ ЛИШНЕ НАПОМНИТЬ!



Клинический русофоб, американский политолог и социолог Збигнев Бжезинский, тем не менее, написал в ответ на вакханалию антисоветизма в США последних лет: «Парадоксально, что разгром нацистской Германии повысил международный статус Америки, хотя она и не сыграла решающей роли в военной победе над гитлеризмом. Заслуга достижения этой победы должна быть признана за сталинским Советским Союзом, одиозным соперником Гитлера». Казалось бы, ещё вчера ни у кого (даже у Бжезинского) не вызывало сомнений – чья роль во Второй мировой решающая…

Времена исторической ясности, к сожалению миновали. Те, кто позже других залез в драку – больше всех и привирает сегодня о своей роли в ней. Масштабы противостояния западных стран и их победы над Германией в последние годы – постоянно преувеличиваются, причем с политическим подтекстом. Миф о решающей роли США во Второй мировой войне направлен на принижение роли СССР.

Робкое начало этой компании заложил ещё в 1943 году начальник штаба армии США Джордж Маршалл: «Кризис войны разразился под Сталинградом и Эль-Аламейном», — заявил он, исподволь уравнивая успех британского экспедиционного корпуса в Египте с «Каннами двадцатого века», совершёнными советской армией в междуречье Дона и Волги.

С тех самых пор по восходящей в западной литературе и среди российского «европейничающего» слоя предпринимаются недюжинные усилия, чтобы поставить на одну доску вклад в Победу СССР и Запада. А поставив – следующим шагом, отдать США и Англии пальму первенства, как якобы главным победителям…

Не будем опускаться до эмоций, станем говорить языком фактов, только фактами, и ничем, кроме фактов. Для начала отметим, что процент потерь, которые за Вторую мировую войну германские вооружённые силы понесли на советском фронте по мере уточнения данных историками не сокращается, а… растёт! И если после войны было принято считать, что 70-80% потерь германские вооружённые силы понесли на «восточном фронте», то по более новым данным историка Валентина Фалина, эта доля достигает 93%. Именно на Восточном фронте, в борьбе против СССР, в течение войны немецкие войска потеряли 507 дивизий, были полностью разгромлены 100 дивизий союзников Германии.

Самые трудные три первых года войны Советский Союз , по существу, в одиночку сражался в Европе против основных сил фашистской Германии и ее союзников.

На советско-германском фронте тогда действовали одновременно от 180 до 260 дивизий противника, в том числе от 140 до 200 дивизий фашистской Германии.

В этот же период войскам западных государств противостояло… от 9 до 40 дивизий! Это меньше, чем колебания больничной нормы на Восточном фронте! Это как ведро из реки зачерпнуть – и ждать, что она обмелеет…

Когда вторжение американских и британских войск в Северную Францию, начавшееся в июне 1944 года – несколько увеличило долю западных союзников в борьбе - вермахт уже потерпел многочисленные поражения, начиная с декабря 1941 года. С ноября 1942 года, фашистские войска находились в стратегической обороне. Уже к лету 1944 года советские войска освободили большую часть захваченной территории. Исход войны определился именно на Восточном фронте и уже не вызывал сомнений.

С учётом общей стратегической картины Второй мировой войны наиболее обоснованной представляется традиционная точка зрения отечественной историографии, согласно которой сама высадка англо-американских войск в Нормандии была предпринята летом 1944 года с целью не допустить окончательного разгрома вермахта одними лишь советскими войсками.

Размах и напряжённость сражений на Западноевропейском театре военных действий в 1944–1945 гг. ни разу не приблизились к тому, что имело место на Восточном фронте не только в 1941–1943 гг., но и в эти последние два года войны. Советско-германский фронт до самого 9 мая 1945 года оставался главным фронтом в Европе. К январю 1945, в момент максимального напряжения сил Германии на Западном фронте, вызванного попыткой наступления в Арденнах, части вермахта на Западе насчитывали всего 73 дивизии, в то время как на Востоке в это же время находилось 179 немецких дивизий.

В целом же 80% личного состава действующей армии Германии, 68% её артиллерии, 64% её танков и 48% авиации люфтваффе в этот период использовались против советских войск. Таким образом, и в последний год войны основные силы немецкой сухопутной армии сражались не на Западе, а на Востоке.

На Восточном фронте вермахт понёс решающие потери во Второй мировой войне. 70% от всех уничтоженных в ходе войны немецких самолётов, 75% потерянных танков и 74% потерь артиллерии Германии пришлись на войну с СССР.

За годы Второй мировой войны было полностью разгромлено на поле боя и вычеркнуто из списка вермахта 130 немецких сухопутных дивизий. Из них 104 потерпели поражение именно от советских войск.

Что касается американских войск, то необходимо иметь в виду, что они всякий раз воевали в составе коалиционных сил, не всегда имея в них большинство. В войну к востоку от Атлантики США реально вступили только высадкой десанта в Северной Африке 8 ноября 1942 года. Причём это был удар даже не по Германии, а по Италии и фашистской Франции.

В 1940–1942 гг. силы Британского Содружества сами отразили ряд наступлений «оси» в Северной Африке. Английская победа под Эль-Аламейном в октябре-ноябре 1942, в результате которой произошёл окончательный перелом в войне на Средиземноморском ТВД, была одержана до прибытия американских войск.

Конечно, меряться потерями – не самое благодарное занятие. Тем не менее, основные жертвы советского народа – это жертвы геноцида и этнических чисток мирного населения на оккупированных территориях. На Западе такой политики Гитлер не вёл. Во Второй мировой войне погибло всего 364 тысячи жителей Соединённого Королевства (и только 1/6 из них – мирное население, в СССР 5/6 – жертвы среди мирных жителей) и 109 тысяч жителей британских доминионов и колоний. Американцев ещё меньше…

Советско-германский фронт с 22 июня 1941 г. по 9 мая 1945 г. оставался решающим фронтом Второй мировой войны по количеству вовлеченных войск, продолжительности и напряженности борьбы, ее размаху и конечным результатам. В ходе вооруженной борьбы немецко-фашистское командование, пользуясь тем, что союзники СССР длительное время не вели активных действий, направляло на восток все новые пополнения.

Было переброшено около 270 немецких дивизий (кроме сформированных непосредственно на фронте из прибывших пополнений), а также новые соединения и части сателлитов Германии.

Так, в ноябре 1942 г. здесь находилось свыше 70 итальянских, румынских, венгерских и финских дивизий, отдельные формирования «добровольцев» из Испании, Бельгии и других стран. Известно, что главным фронтом является тот, на котором противоборствующие стороны преследуют наиболее решительные цели и для их достижения сосредоточивают основные контингенты войск, причем наиболее боеспособных.

Данные, приведенные в табл. 1, убедительно подтверждают, что до лета 1944 г. на советско-германском фронте в среднем находилось в 15—20 раз больше гитлеровских войск и их союзников, чем на других фронтах, где действовали вооруженные силы США и Англии (в Северной Африке, Италии).

С июня 1944 г. количество соединений вермахта, действовавших против американских, английских и французских войск на Европейском ТВД, существенно возросло. Но и тогда их было в 1,8—2,8 раза меньше, чем на советско-германском фронте, где на различных этапах войны с обеих сторон действовало от 8 млн. до 12,8 млн. человек, от 84 тыс. до 163 тыс. орудий и минометов, от 5,7 тыс. до 20 тыс. танков и САУ (штурмовых орудий), от 6,5 тыс. до 18,8 тыс. самолетов.

Такого сосредоточения войсковых масс и военной техники история не знала.

Президент США Ф. Рузвельт писал: «С точки зрения большой стратегии... трудно уйти от того очевидного факта, что русские армии уничтожают больше солдат и вооружения противника, чем все остальные 25 государств Объединенных Наций, вместе взятые».

Урон немецко-фашистских войск на советско-германском фронте только в личном составе был в 4 раза больше, чем на Западно-Европейском и Средиземноморском театрах военных действий.

На этом, главном фронте Второй мировой войны была уничтожена и основная часть военной техники агрессора - до 75 процентов общих потерь танков и штурмовых орудий, свыше 75 процентов всех потерь авиации 74 процента общих потерь артиллерии ста орудий.

Если под Сталинградом в момент наступления с нашей стороны участвовало около 1 миллиона бойцов, оснащённых 15-ю тысячами орудий и реактивных установок (им противостояла тоже миллионная немецко-румынская группировка), то под уже помянутым Эль-Аламейном 220 тысяч англичан, французов и греков при 2359 орудиях сражались против 115 тысяч немцев и итальянцев.

Как видим, по числу задействованной пехоты и артиллерии масштабы двух операций различаются почти на порядок! А сегодня их пытаются уравнивать, принижая роль СССР! Если оценивать напряжение двух битв по их кровопролитности (а именно размеры потерь имели решающее значение для слома военной мощи гитлеровского блока), то разница получается ещё более разительная.

С июля 1942-го по февраль 1943-го итало-германский блок потерял убитыми и ранеными в северной Африке не более 40 тысяч человек. За это же время в междуречье Дона и Волги было выведено из строя минимум 760 тысяч солдат противника.

Эту цифру приводят сами западные исследователи (например, Bergstom, 2007, p. 122-123) и цитирует, как наиболее достоверную с их точки зрения, англоязычная Википедия.

В итоге мы можем констатировать: битвы под Сталинградом и Эль-Аламейном — явления несопоставимого масштаба, и если первая из них вызвала в Германии трёхдневный траур, как небывалое поражение во всей немецкой истории, то вторая играла, вне всякого сомнения, сугубо локальную, периферийную роль.

Об этом свидетельствовал сам «лис пустыни» Эрвин Роммель: «В Берлине придавали кампании в Северной Африке второстепенное значение, и ни Гитлер, ни Генеральный штаб не относились к ней особенно серьезно» (цит. по «Неизвестная война» И. Б. Мощанского).

Подобные оценки зимой 1942-43 года не были редкостью и в европейской печати. Например, шведская газета «Дагспостен» сообщала, что германское руководство «вынуждено покинуть Роммеля, обороняющего этот второстепенный фронт».

Поэтому наступление под Эль-Аламейном никак не может считаться «коренным переломом в ходе Второй мировой войны», куда упорно запихивают «периферийную стычку» враги России сегодня.

Да, удар Монтгомери в Египте по своему значению был локальной операцией, «булавочным уколом» (выражение Черчилля), который гитлеровцы могли бы с лёгкостью отразить, если бы не увязли в России.

Точно так же, как и высадку союзников в Нормандии в 1944 году. Они и в 1945 были англо-американцев (Арденны). Так что эту страницу истории, подписанную кровью предков, не переписать никаким фальсификаторам!

Александр Леонидов

Источник: economicsandwe.com



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.