Кто вы, доктор Гарри Декстер Уайт? К 70-летию международной конференции в Бреттон-Вудсе (Часть 2)



О том, что Гарри Уайт работал на советскую разведку, свидетельствовали многие из тех, кто начинал работать на СССР, а потому переходил на сторону противника. Среди них -  перебежчик Виттекер Чемберс (Whittaker Chambers), который в 1930-е гг. был в Америке коммунистическим активистом и вербовал на идейной основе агентов для работы на СССР.

ТАЙНАЯ ЖИЗНЬ Г. УАЙТА

Кто вы, доктор Гарри Декстер Уайт? К 70-летию международной конференции в Бреттон-Вудсе (Часть II)Чемберс, согласно его заявлениям, был возмущен подписанием советско-германского пакта в августе 1939 года и по этой причине прекратил сотрудничество с советской разведкой. Не просто прекратил, а начал раскрывать агентов и различные секреты. Согласно его показаниям, Уайт стал шпионом в 1939 году.

Другим авторитетным источником можно назвать советскую шпионку-курьера Лиз Бентли (Elizabeth Bentley). 7 ноября 1945 года она перешла на сторону США, раскрыв почти всю агентурную сеть СССР. В её списке Уайт по значимости был агентом №2. Но и в этот раз финансисту не предъявили обвинения. Удивительно, что даже на сообщение Лиз Бентли не было реакции со стороны властей США, хотя к этому времени Уайт уже лишился своих главных покровителей. Биографы Уайта утверждают, что сообщения Бентли были не очень убедительные, не давали достаточных оснований для возбуждения уголовного дела. Некоторые утверждают, что в 1945-1947 гг. Уайт находился под «колпаком» американских спецслужб, которые все это время выявляли связи своего «объекта наблюдения». Сегодня свидетельства тех давних лет дополнительно подтверждаются рассекреченными материалами из архивов ФБР, ЦРУ, КГБ. В секретных документах Гарри Уайт как агент проходил под кодовыми именами «Адвокат», «Ричард» и «Юрист».

Об одном фрагменте тайной жизни Г. Уайта мы уже упомянули: о передаче советской разведке секретного документа под названием «План Моргентау». Уже этого достаточно для того, чтобы назвать помощника министра финансов США ценнейшим агентом нашей разведки. Биографы Г. Уайта называют еще целый ряд фрагментов. Наиболее часто они вспоминают следующий эпизод. Согласно показаниям уже упоминавшегося агента Бентли, Уайт ответственен за передачу советским агентам печатных клише. Эти клише министерство финансов США использовало для печатания союзнических военных марок в оккупированной Германии. Эти клише позволили СССР печатать деньги в неограниченном объёме – скупая на них в американской зоне товары, расплачиваясь с агентурой. По разным оценкам, СССР за первые послевоенные годы сумел напечатать и реализовать марок на сумму эквивалентную от $200 до $400 млн.

Трудно переоценить роль Уайта как агента влияния. Английский журналист Дуглас Рид в своей известной работе «Спор о Сионе» полагает, что первым крупным результатом работы Уайта как агента влияния стало провоцирование Перл-Харбора. Дуглас Рид отмечает: «Первое решающее вмешательство м‑ра Уайта в американскую государственную политику состоялись в 1941 г. Согласно двум не вызывающим ни малейших сомнений источникам (проф. Вилчьям Лангер и проф. С. Эверетт Глизон из Гарвардского университета, в их книге «Необъявленная война»), именно Уайт составил текст американского ультиматума от 26 ноября 1941 г., с помощью которого Японию «заманили сделать первый выстрел» в Перл‑Харборе (по выражению военного министра США Стимсона)»[1]. Биографы полагают, что Уайт явно выступал в роли агента влияния, когда добился срыва переговоров о займе на сумму $200 млн.с китайскими националистам в 1943 году. Такой срыв был выгоден Москве и китайским коммунистам. 

Никсон о Хиссе.gifКак агент-информатор Уайт по своим возможностям мог конкурировать только с таким агентом советской разведки, как высокопоставленный чиновник Госдепа Эльджер Хисс.Небольшая справка по этому чиновнику. В годы войны Э. Хисс занимал позицию помощника государственного секретаря США. Он оказал большое влияние на создание и деятельность Организации объединенных наций (ООН) на начальном этапе. Хисс, в частности, был генеральным секретарем конференции по учреждению ООН в Сан-Франциско (1945 г.). Был осужден после войны за свою шпионскую деятельность (по разным данным, провел в тюрьме от 4 до 5 лет). До конца своей жизни (умер в возрасте 92 года в 1990-е гг.) считал себя невиновным и непричастным к работе на советскую разведку.

Были и другие интересные агенты советской разведки, которые были связаны с государственным аппаратом США. Например, на финансовом направлении работал Локлин Керри («Паж») – в 1935–1939 годах помощник директора Федерального резервного управления Минфина США, с 1939 года по 1944 год – старший административный помощник президента Рузвельта, выполнявший различные специальные поручения, в 1944–1945 годах – помощник начальника Управления внешнеэкономических связей. В Государственном департаменте был агент Лоренс Даггэн («Принц», «Фрэнк»). По мнению историка В.В. Познякова, с 16 ноября 1941 года по 21 февраля 1946 года в США работало от 42 до 63 сотрудников легальных и нелегальных резидентур советской разведки (НКВД, ГРУ). В годы второй мировой войны они контролировали работу от 372 до 548 агентов. Хотя отдельные западные историки называют еще более высокую цифру. Для сравнения – в апреле 1941 года советская внешняя разведка имела 221 агента[2].Вице-президент США Генри Уоллес (занимал этот пост в 1941–1945 годах) признался спустя много лет, что если бы больной президент США Рузвельт умер в этот период и он бы стал президентом, то бывший вице-президент планировал назначить Л. Даггэна своим государственным секретарем, а Г. Уайта – министром финансов. И только то, что в январе 1945 года пост вице-президента занял Гарри Трумэн, а Рузвельт прожил еще 3 месяца, не позволило нашей разведке провести самую уникальную операцию в своей истории, когда два ее агента стали бы членами правительства США [3].

По разным поводам Уайту приходилось общаться и даже путешествовать за границу с тогдашним госсекретарем Корделлом Халлом (занимал этот пост в период 1933-1944 гг.) и вице-президентом Генри Уоллесом (занимал этот пост в период 1941-1945 гг.). Уайт регулярно  докладывал Москве о своих разговорах с этими высокопоставленными чиновниками, а также об их  разговорах между собой и третьими лицами. Уже не приходится говорить о том, что Москве были известны не только каждый шаг министра финансов Г. Моргентау, но и его мысли. Потому что многие мысли в голове Моргентау появлялись в результате бесед со своим талантливым  помощником. Уайт не только сам работал на Москву, но со временем под его началом оказалось немало сотрудников министерства финансов, которые «втемную» или осознанно работали на ту же самую Москву. Г. Уайт надежно «прикрывал» своих единомышленников. 

Моргентау, Уайт.jpg

В 1950-е гг. (в эпоху «маккартизма») в США под руководством сенатора Уильяма Дженнера (William Ezra Jenner) была создана рабочая комиссия для выяснения нарушений и злоупотреблений в государственном аппарате. На основе собранных материалов по министерству финансов был составлен сборник под названием «Дневник Моргентау». Вот что мы читаем в этом документе по поводу деятельности Г. Уайта и его коллег в министерстве финансов США: «Сосредоточение сторонников коммунизма в министерстве финансов, и особенно в отделе монетарных исследований, теперь полностью зафиксировано. Уайт был первым директором отдела; его преемниками были Франк Кое и Гарольд Глассер. Также в отделе монетарных исследований были Уильям Людвиг Ульман, Ирвинг Каплан, и Виктор Перло. Было установлено, что Уайт, Коэ, Глассер, Каплан и Перло являются участниками коммунистического заговора...»[4].

Нашим гражданам старшего возраста, особенно тем, кто интересовался экономикой США, очень хорошо известно имя одного из  упомянутых выше сотрудников министерства финансов. Это Виктор Перло (1912-1999)[5]. который очень активно публиковался в советской прессе, в СССР были изданы на русском языке его книги[6]. В США он относился к категории «левых» экономистов. По сути, он был марксистом. Состоял в компартии США, причем относился к группе ее наиболее активных членов.  В министерстве финансов работал в 1945-1947 гг., видимо именно там он окончательно сформировал свои коммунистические взгляды. Имел контакты с Г. Уайтом. Одновременно с Г. Уайтом был уволен из министерства по подозрению в шпионаже в пользу СССР. Однако до суда дело не дошло. 

«ОХОТА НА ВЕДЬМ» И Г. УАЙТ

Некоторые автора связывают трагический исход жизни Г. Уайта с так называемым «маккартизмом» (который еще называют «охотой на ведьм»). Однако антикоммунистическая и антисоветская кампания, которую возглавил сенатор Джозеф Маккарти, формально датируется периодом 1950-1954 гг. От нее реально пострадал Э. Хисс, а Г. Уайта не было уже в живых. Но фактически антикоммунистическая и антисоветская истерия («охота на ведьм») стала раздуваться в Америке еще до того, как на политической арене появился Дж. Маккарти. Фактически ее инициировал сам президент Г. Трумэн, который перечеркнул все результаты советско-американского сотрудничества, достигнутыеФ. Рузвельтом и И. Сталиным. Едва отгремели последние залпы второй мировой войны, а Вашингтон в лице нового президента Трумэна уже думал о нанесении ударов по своему союзнику – Советскому Союзу. Уже 9 октября 1945 года комитет начальников штабов США подготовил секретную директиву №1518 «Стратегическая концепция и план использования Вооруженных сил США». Она предусматривала нанесение Америкой превентивного ядерного удара по СССР. 

После этого последовали другие директивы, планы, стратегии, суть которых была одна – уничтожить СССР или нанести ему максимальный ущерб. Благодаря хорошо отлаженной работе советской разведки все эти документы становились тут же известными Москве. Вот поэтому Вашингтон начала массовую «чистку» государственного аппарата, где находилась основная часть агентов советской разведки. Поэтому можно сказать, что эпохе «маккартизма» в США предшествовала не менее жесткая и жестокая эпоха «трумэнизма».

БРЕТТОН-ВУДС, Гарри Декстер Уайт1.jpgТема возможного сотрудничества Г.Уайта, Э.Хисса и ряда других высокопоставленных чиновников администрации президента Ф.Рузвельта с советской разведкой (как по линии НКВД, так и по линии ГРУ) периодически всплывает в американских СМИ и конгрессе США. Причинами таких периодических возвращений к шпионским историям 1930-х гг. и времен второй мировой войны являются появление новых документов и фактов, а также различные повороты во внутренней и внешней политике США. Так, в 1997 году комиссия сената США в 101-й раз рассматривала историю Г.Уайта и Э.Хисса и вновь пришла к выводу, что вина обоих чиновников бесспорна. Даже те политики, которые утверждают, что Уайт и Хисс не были в буквальном смысле завербованными агентами, признают, что они по собственной инициативе выходили на людей, связанных с Москвой, и оказывали Москве различные «услуги». На языке разведки таких людей называют «инициативниками». А отношения Уайта и Хисса с Москвой квалифицируют не как «шпионские», а как «доверительные связи». А вот оценка их деятельности с точки зрения не юридической и уголовно-правовой, а политической до сих пор очень разнится. Стефен Шлезингер пишет: «Среди историков, единого мнения об Уайте до сих пор не существует, но многие склоняются к тому, что он пытался помочь Советскому Союзу, но не считал свои действия шпионажем»[7].

 

МОГУТ ЛИ НА ЗАПАДЕ ПОЯВИТЬСЯ НОВЫЕ «УАЙТЫ»?

коммунитаризм.jpgМне известно несколько  американцев, которые до сих пор оценивают эту деятельность как исключительно положительную. Сегодня, в условиях резкого обострения отношений между США и Россией и начала новой серии «холодной войны» (из-за событий на Украине и вокруг Украины) такие оценки американским гражданам опасно озвучивать. В Америке раскручивается новая волна маккартизма. Мои друзья в Америке сообщают, что даже обычные симпатии к России и критика американской политики в отношении Российской Федерации там начинают оцениваться с помощью уголовного кодекса.

Впрочем, не стоит идеализировать и  те периоды американской истории, которые предшествовали эпохам «трумэнизма» и «маккартизма». В 1930-е гг. в политике и общественной жизни Америки также нагнетались антисоветские и антикоммунистические настроения. Но эффективность этих кампаний была крайне невысока. Несмотря на то, что в те времена не было интернета, а пресса США находилась под жестким контролем Вашингтона и хозяев Федеральной резервной системы, до американского народа неведомыми путями доходила информация об успехах СССР в социалистическом строительстве. А провалы капиталистической модели общества американцы видели воочию каждый день, экономическая депрессия продолжалась в стране до начала войны. 1930-е гг. в Америке – время антикапиталистических  настроений и симпатий к СССР. По крайней мере, такие настроения были распространены в среде образованных американцев, которые привыкли думать и сопоставлять. Как пишет наш историк Н.Н. Бонцевич, «в либеральных кругах Америки еще с середины 30-х гг. стали активно распространяться социалистические идеи, появились сторонники социалистического реформирования как пути выхода из кризиса. «Красное десятилетие» (30–40-е гг.) способствовало росту численности коммунистической партии США, которая увеличилась с 25 тыс. в 1934 г. до 75 тыс. в 1938 году»[8].

Поэтому неудивительно, что в Америке появлялись такие союзники Советского Союза, как Гарри Уайт.  

Кстати, появлялись они и в других странах Запада. Прежде всего, на память приходит «кембриджская пятёрка» - ядро сети советских агентов в Великобритании. Речь идет о завербованных в 1930-х годах в Кембриджском университетеагентах, которые впоследствии занимали высокие посты в британских спецслужбах и министерстве иностранных дел Великобритании. Вот эти агенты:

1) Ким Филби (Kim Philby) - кодовое имя «Stanley», занимал высокие посты в SIS (MI-6) и MI-5; 
2) Дональд Маклин (Donald Duart Maclean) -  «Homer», работал в министерстве иностранных дел; 
3) Энтони Блант (Anthony Blunt) -  «Johnson», военная контрразведка, советник короля Георга VI
4) Гай Бёрджес (Guy Burgess) - «Hicks», военная разведка, министерство иностранных дел.

кембриджская пятерка.jpg

Мнения о пятом члене команды расходятся, однако чаще всего называется Джон Кернкросс (John Cairncross) - МИД, военная разведка. Кстати, позднее этот агент перешел на работу в министерство финансов Великобритании, где у советской разведки до этого не было никаких источников[9].

Бывший директор ЦРУ Аллен Даллес называл «кембриджскую пятёрку» «самой сильной разведывательной группой времён второй мировой войны». Все они были завербованы советским разведчиком австрийского происхождения Арнольдом Дейчем (1904-1942) на идейной основе.

Кстати, даже те, кто настаивает на том, что Уайт был все-таки полноценным агентом советской разведки, признают, что его вербовка могла произойти только на идейной основе. Уже упоминавшийся выше биограф Уайта Бенн Стейл пишет: «Я нашёл в архивах Уайта рукописное эссе, написанное в 1944 году, где он осуждает лицемерие США в отношениях с СССР и восхваляет преимущества советского социализма». Стейл заключает: «Уайт и многие другие американские и английские государственные деятели считали тогда, что социалистическая экономика эффективна и мир развивается в её направлении».

Сегодня, в 2014 году Россия начинает завоевывать некогда утерянный авторитет в мире. Она «набирает очки», прежде всего, благодаря дипломатическим, внешнеполитическим акциям. Это и активное участие в разрешении кризиса вокруг Сирии, и возвращение Крыма в состав России, и шаги в направлении евразийской экономической интеграции. Это необходимое, но не достаточное условие для того, чтобы процесс усиления авторитета России в мире стал устойчивым. Нам необходимы серьезнейшие внутренние социально-экономические преобразования. Такие преобразования, которые бы позволили России продемонстрировать свое превосходство над загнивающим капиталистическим Западом. Более того, здоровая часть западного общества ждет от нас таких преобразований. И тогда, в этом можно не сомневаться, в тех же США появятся люди на всех уровнях власти, готовые помогать нашей стране. Как это делал Г. Уайт.

_____________________

[1] Дуглас Рид. Спор о Сионе. Глава 41 «Революция распространяется».

[2] Позняков В.В. Советская разведка в Америке. 1919–1941 годы. М., 2005

[3] Клим Дегтярев, Александр Колпакиди. Энциклопедия спецслужб. Внешняя разведка СССР

[4] «Records of the Morgenthau Diary Study, 1953-65»The Center for Legislative Archives

[5] Примечательно, что биография В. Перло во многом схожа с биографией Г. Уайта. Перло также родился в семье еврейских эмигрантов, которые прибыли в США из Российской империи (г. Омск). В 1931 г. окончил Колумбийский университет со степенью бакалавра экономики. В 1933 г. получил степень магистра математики и статистики. Прежде чем попасть в министерство финансов работал в разных государственных и полугосударственных организациях

[6] Вот список этих книг: Американский империализм (М., 1951); Негры в сельском хозяйстве Юга США» (М., 1954); Империя финансовых магнатов (М., 1958); Доллары и проблема разоружения (М., 1961);Милитаризм и промышленность (М., 1963). Неустойчивая экономика (бумы и спады в экономике США после 1945 г.) (М., 1975) 

[7] Schlesinger, Stephen E. Act of Creation: the Founding of the United Nations: A story of Superpowers, Secret Agents, Wartime Allies and Enemies, and Their Quest for a Peaceful World. - Cambridge, MA: Westview, Perseus Books Group, 2004. Р. 108

[8] Н.Н. Бонцевич. «Мы все были жертвами»: власть и общество в послевоенной Америке  // Новейшая история. Дипломатия и политика в середине ХХ века. Сборник статей,  2001, с.112 

[9] После разоблачения Филби, Маклин и Бёрджес бежали в СССР, Кернкросс и Блант остались в Англии, но не преследовались в судебном порядке

 

В.Ю. Катасонов, проф., д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

Источник: communitarian.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.