Калининградец "нашёл" сотни нацистских сокровищниц



На территории Калининградской области находятся сотни подземных хранилищ, где в годы Второй мировой войны нацисты укрыли культурные ценности, вывезенные с оккупированных территорий СССР и других стран, утверждает местный краевед и историк-любитель Николай Шумилов. Почему за 70 лет огромные тайники остались нетронутыми, и как можно говорить об их содержимом, если внутрь никто не смог проникнуть - выясняла "РГ".

52-летний радиоинженер Николай Шумилов восемь лет назад создал объединение "Белый поиск" для возвращения стране утерянных сокровищ. А сокровищ этих, по прикидкам исследователя, как минимум на 300 миллиардов долларов хранится в подземельях северной части бывшей Восточной Пруссии - нынешней Калининградской области.

Схрон размером с дом

К своим выводам Шумилов пришел в итоге многолетних исследований в архивах и на местности, изысканий в литературе и в интернете, разговоров со свидетелями - старожилами области, которые узнали о подземных тайниках от немецких жителей, остававшихся здесь после войны.

Дальше анализируются карты и начинается работа непосредственно на месте. Иногда в источниках содержатся какие-то приметы тайника, а если нет - сличаются характерные внешние признаки: в таких местах обязательно есть транспортные пути - железнодорожные ветки, аэродромы. И лагеря - бесплатная рабочая сила. И, соответственно, массовые захоронения этой рабочей силы. Когда предполагаемое место обнаружено, начинаются исследования георадаром и разведочные раскопки.

Николай Владимирович разворачивает карту области, сплошь покрытую яркими квадратиками, и поясняет:

- Красные метки - это крупные подземные хранилища, их у нас в области более 60, оранжевые - средние, их свыше 130. Здесь не отмечены малые тайники - порядка 400, из них половину можно отнести с натяжкой к нацистским, другую половину - к имуществу богатых людей и организаций. А еще есть мельчайшие - под полом, за подоконником, на чердаке, их несколько тысяч: то, что прятало немецкое население, которое отсюда депортировали после войны.

Градацию краевед вывел сам: крупные хранилища -объемом со стандартную хрущевскую пятиэтажку, средние - вдвое меньше, а малые - с трансформаторную будку. Порядка десяти малых тайников было найдено с 1945 года, что в них содержалось - достоверно неизвестно: либо засекречено, либо растащено "черными археологами". А из крупных и средних до сих пор не вскрыто ни одно.

Забетонировано и взорвано

Как же это возможно, чтобы такие огромные схроны, в том числе и в областном центре, за семьдесят лет остались нетронутыми? Ведь поисковых экспедиций здесь предпринималось множество, в том числе и сразу после войны, и это не говоря о "черных археологах", которые роют неустанно. Неужели никто ничего не нашел? И вообще, как же тогда можно утверждать, что в них находится, если внутри никто не побывал?

Здесь, в северной части бывшей Восточной Пруссии, был спланированный нацистами район сокрытия ценностей, который подготавливался уже с 1935-36 годов.

Ответы у Шумилова давно готовы. Тайники не вскрыты, потому что сделать это без серьезных дорогостоящих работ невозможно, даже наткнувшись на них: они расположены на глубине 12-30 метров, забетонированы, подходы взорваны.

Ведь к методичным грабежам серьезно готовились заранее, и здесь, в северной части бывшей Восточной Пруссии, был спланированный нацистами район сокрытия ценностей, который подготавливался уже с 1935-36 годов. Еще до войны в рейхе было создано полсотни структур для вывоза ценностей - общество "Наследие предков" при СС ("Аненербе"), специальный штаб по сбору культурных ценностей "Линц" при фюрере, управления, штабы, спецотделы СС, гестапо, имперского министерства финансов, спецкоманды при рейхсмаршале Германе Геринге, при гауляйтере и рейхскомиссаре Эрихе Кохе, хозяйственные команды и группы вермахта...

За прошедшие десятилетия здесь было организовано более пятидесяти поисковых экспедиций, начиная с апреля 1945 года, когда розыск сокровищ вели трофейные части и политические управления Советской армии. Но, по подсчетам Шумилова, все они смогли найти менее одного процента захороненных ценностей.

А причины неудач, считает он, в том, что на многих объектах слишком поспешно прекращались работы, в непонимании системы и масштабов захоронения ценностей, в скудном финансировании и слабой технической оснащенности. Ведь лопатой и ломиком не обойдешься, и даже экскаватора не хватит.

Шумилов сделал расчет стоимости работ по вскрытию одного крупного хранилища: геофизическое приборное исследование (в области нет георадаров, способных дать четкую картинку на такой глубине), изыскательские работы и разминирование, разработка котлована, демонтаж железобетона,водоотведение, спелеологическое обследование, грузоподъемные работы, ограждение и охрана, транспортные расходы, засыпка котлована, консервация и благоустройство - по самым скромным подсчетам, смета полумиллионная.

И в этом главное препятствие как для безденежных исследователей-энтузиастов, так и для "черных копателей". Потому под силу это только государству - или спонсорам-меценатам, которых "Белый поиск" активно ищет. И в этой же недоступности видит одно из главных доказательств своей версии.Зачем иначе такие затраты и тщательная маскировка, обстановка полнейшей секретности, когда грузы идут по подземным тоннелям, на вагонетках, когда их тайно загружают...

Николай Шумилов уверен, что в Калининградской области скрыты награбленные нацистами ценности на сотни миллиардов долларов. Фото: Архив поискового объединения "Белый поиск"

 

Дорогая пропажа

- Но почему же вы все-таки уверены, что там именно награбленные сокровища? Может быть, там командные пункты, типа гитлеровской ставки Вольфшанце в соседней Польше? Секретное биологическое оружие? - фантазирую я. И на это есть ответ: сведений о разработке биологического оружия в Восточной Пруссии нет, такие центры были в других районах Германии. А местные убежища и командные пункты хорошо известны и обследованы, да и не было здесь у немцев особо секретных КП. Даже для коменданта Кенигсбергского гарнизона Отто фон Ляша строили бункер впопыхах, и глубина его всего 7 метров.

Есть факты бесспорные: в годы Великой Отечественной с советских территорий немецкие оккупанты вывезли до 80 процентов культурного наследия, ограбив тысячи учреждений - музеев, библиотек, архивов, театров, монастырей и церквей... И это не говоря уже о не поддающейся подсчету собственности населения, которая реквизировалась в пользу рейха - от икон и антикварной мебели до серебряных ложек и золотых зубных коронок.

По некоторым данным, содержимое 50-60 тысяч 10-тонных вагонов с награбленными ценностями осело в здешних хранилищах

Ценные грузы возвращались в Восточную Пруссию транспортом, перевозившим снабжение для фронтов -самолетами, судами, но больше всего - железной дорогой: по некоторым данным, содержимое 50-60 тысяч 10-тонных вагонов осело в здешних хранилищах.

Точные цифры этих потерь до сих пор неизвестны. Многотомный "Сводный каталог культурных ценностей России, утраченных и похищенных в результате Второй мировой войны", начал создаваться Министерством культуры РФ лишь в декабре 1997 года, и работа эта далека от завершения. Сейчас, как сообщается на сайте проекта, в этом каталоге 18 томов в 50 книгах, где зафиксирован причиненный войной ущерб в 1 177 291 единицу хранения.

"Каталог свидетельствует - исчез, пропал безвозвратно, стерт без следа целый пласт национальной культуры. Эту потерю ничем не восполнить и не компенсировать", - с горечью констатируют исполнители проекта.

Операция "Янтарная комната"

Однако Шумилов уверен: многое можно вернуть, обследовав тайники Восточной Пруссии. Первый тайник он обнаружил в 2006 году, и там, уверен, ни больше ни меньше как Янтарная комната. Около пяти лет собирал информацию по этому месту, исследовал там каждый метр в радиусе 4 километров, и твердо уверен - это именно тот объект BSCH, хранилище Геринга, который Главное управление имперской безопасности предназначило для исторического шедевра.

Информация об этом месте стала известна в 1959 году, когда гражданин ГДР Рудольф Вист обнародовал часть архива своего отца - оберштурмбанфюрера СС Густава Виста, руководившего в январе 1945 года акцией "Янтарная комната". Согласно этим документам, 30 ящиков с янтарными панелями и коллекцией янтаря были помещены в загадочное место BSCH, входы замаскированы, верхняя часть здания разрушена взрывом.

Но и эту версию проверить не удалось. Все работы "Белый поиск" ведет за свой счет, а все члены общества -сейчас их 12 человек и около 80 сторонников - простые люди с небольшими зарплатами.

- Кладоискателей среди нас нет. У нас с ними разные пути, - объясняет Шумилов. -"Черные археологи" не могут с нами работать. У нас совершенно разное мировоззрение. И главное отличие - что они не хотят работать по закону, по Гражданскому кодексу. Спрашиваешь - по статье 233 ГК будешь работать? То есть, если что-то будет найдено, от стоимости предметов культуры мы получим 25 процентов, а ценных предметов - 50. Он отвечает - нет, я хочу все. И сразу выясняется, что это за человек.

Бороться и искать

Активность "Белого поиска" известна в главной соответствующей инстанции - Службе государственной охраны объектов культурного наследия Калининградской области. Ее руководитель Лариса Копцева подтвердила, что Шумилов в течение ряда лет поднимает вопросы, связанные с проверкой версий о сокрытии на территории области ценностей, вывезенных нацистами из СССР в годы войны, пишет президенту, правительству РФ и региона, а также просит у властей и бизнеса поддержки в проведении работ по их извлечению.

Соглашаясь с тем, что проблема поиска и возвращения национального достояния в регионе существует, Служба госохраны ссылается на недостаточную проработанность этого вопроса в федеральном законодательстве: отсутствует полная информационная база утраченных ценностей, не прописан порядок их поиска и извлечения на землях субъектов РФ, вопросы координации различных инстанций и полномочия местных органов власти в этой деятельности и так далее.

Все это просто никогда не будет найдено, если ничего не делать

А в целом все подобные поиски сокровищ, заключили в Службе госохраны, - в ведении Министерства культуры РФ. Туда, кстати, Шумилов обращался неоднократно, но, как говорит, там ему уже и отвечать перестали.

- А зачем вы бьетесь, пишете письма по инстанциям, пытаетесь привлечь внимание? Могли бы тихо потрошить мелкие тайники...

- Для нас это не главное, - отвечает мой собеседник. - Нами движет в первую очередь патриотизм, как бы ни казалось кому-то это странным или старомодным. Вызывает недоумение, что 69 лет прошло и практически никому не нужно возвращение награбленного нацистами и утраченного нашего достояния. Даже тех ценностей, которые можно конвертировать в деньги и вложить в экономику. В какие только министерства и госструктуры я ни обращался, в лучшем случае - отписки. Сейчас мы подали заявку на грант в Русское географическое общество, я специально в него вступил. Организуем сбор денег в интернете на вскрытие хранилища через метод краудфандинга (так называемое народное финансирование, когда люди собираются, чтобы финансово поддержать какое-то начинание). Понимаете, ведь все это просто никогда не будет найдено, если ничего не делать.

Кстати

В региональном управлении ФСБ деятельность "Белого поиска" известна, хотя оптимизма не вызывает. Находок по существу у этого общества не было, все, что им может быть доступно, - рассекречено и давно известно, а информацию под грифом они получить не могли, сказали в ведомстве. И вообще, все, что в Калининградской области можно было извлечь ценного, уже нашли, считают специалисты. А все, что осталось, - недосягаемо: либо засыпано, либо затоплено. Однако технологии не стоят на месте, и в УФСБ не исключают, что когда-нибудь возможно будет вскрыть и таинственные подземелья.

Источник: www.rg.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.