Как свергли «товарища президента»



11 сентября 1973 года в результате переворота был свергнут Сальвадор Альенде – первый и единственный «товарищ президент» Чили. Начнем с того, что на выборах главы государства 1970 года кандидат от левого блока «Народное единство» Сальвадор Альенде набрал 36,61%. Представитель правой Национальной партии Хорхе Алессандри Родригес – 35,27%, и наконец, третье место было у лидера Христианско-демократической партии Радомира Томича – 28,11%. Поскольку большинства голосов не получил ни один политик, то главу государства должен был избрать Национальный конгресс (парламент). Заручившись поддержкой христианских демократов, Альенде стал президентом страны.
 
В любом случае, его победа была очень неуверенной, а противники сохраняли вес в кругах властвующей элиты, крупного бизнеса, и самое главное – в армии. Также нельзя забывать и о том, что значительная часть офицерского корпуса Чили готовилась инструкторами из США. Сам Пиночет, человек, который сверг Сальвадора Альенде, некоторое время работал военным атташе в Вашингтоне. Однако несмотря на заведомо шаткое положение, Альенде взялся осуществлять масштабную программу радикальных преобразований, которые резко задевали интересы очень влиятельных групп.
 
Земельная реформа поссорила Альенде с латифундистами, национализация природных ресурсов – с иностранными государствами, и в первую очередь США, у которых была крупная доля в сырьевом секторе чилийской экономики. Наконец, финансовая политика Альенде повторяла классические перегибы социалистических режимов советского образца. То есть денежная накачка на фоне сдерживания цен привела к превышению спроса над предложением и опустошению прилавков магазинов. Сильно подскочили и темпы инфляции, а тут еще упали мировые цены на главный экспортный товар Чили – медь. Наконец, на международной арене Альенде начал сближение с Москвой и Гаваной, что еще больше разозлило Вашингтон.
 
Отметим, что Альенде, как и Янукович, не контролировал СМИ, большая часть которых находилась в руках олигархических структур банкиров, латифундистов, металлургов и т.п. А ведь именно они в первую очередь пострадали от национализации, во многих случаях принявшей форму самой настоящей экспроприации. Таким образом, для свержения «товарища президента» сложились отличные предпосылки. Переворот, естественно, совершат силовики, но будет организован и камуфляж. Это оказалось сделать несложно, поскольку и среди широких слоев населения тоже оказалось достаточно людей, недовольных политикой Альенде.
 
Наступление на президента началось в конце 1972 года. Правые выводят своих сторонников на улицы: то тут, то там вспыхивают беспорядки с поджогом транспорта, устраиваются забастовки. СМИ ведут агрессивную кампанию по дискредитации Альенде, обвиняя его во всех грехах, в том числе в намерении отменить демократию. Лидер правой оппозиции Онофре Харпа отправляется в США, где проводит консультации с представителями американского истеблишмента.
 
Трудно сказать, о чем конкретно договорился Харпа, но вскоре оппозиция начала мощнейшую транспортную забастовку, которая должна была парализовать всю страну и заставить Альенде уйти в отставку. Основную роль в ней играла Конфедерация владельцев грузовиков, контролировавшая перевозку значительной части товаров по стране. Президент действовал решительно. Он ввел чрезвычайное положение почти во всех регионах Чили, потребовал проводить конфискацию транспорта и нормировать отпуск горючего. Однако эти меры дали оппозиции повод обвинять Альенде в самоуправстве и нарушении прав частных собственников.
 
Вслед за грузоперевозчиками поднялась Конфедерация торговли, а также Конфедерация производства и торговли, Национальный фронт ремесленников и лиц свободных профессий, союзы врачей и адвокатов. Не прекращались уличные стычки, погромы, демонстрации. На железных дорогах начали взрываться бомбы, и даже общественный транспорт оказался втянут в борьбу с президентом.
 
Видя такое дело, Альенде пригласил в правительство военных. Генерал Карлос Пратс возглавил Министерство внутренних дел, контр-адмирал Исмаэль Уэрта стал министром общественных работ, а бригадный генерал авиации Клаудио Сепульведа занял пост министра горнорудной промышленности. Это стабилизировало ситуацию, но разумеется, враги президента и не думали сдаваться.
 
Следующий натиск на Альенде был связан с выборами в марте 1973 года. Объединенная оппозиция рассчитывала получить столько мест в Сенате и Палате депутатов, что можно будет реализовать процедуру импичмента. И действительно противники Альенде победили на выборах, но им все же не хватило нескольких мандатов для того, чтобы легально отправить его в отставку. Не добившись своих целей парламентским путем, оппозиция вновь вернулась к силовой тактике. В апреле студенты, связанные с правыми организациями, забросали президентский дворец камнями. Вскоре туда же прибыли учащиеся левых взглядов, и между двумя группами молодежи началась потасовка. Угомонить студентов прибыло полицейское подразделение карабинеров. Затем в столкновения ввязались рабочие из числа сторонников президента. На улицах столицы началась стрельба, в больницы поступило множество людей с ранениями, один участник беспорядков погиб.
 
Как отмечалось впоследствии заметную роль в этих событиях сыграли боевые отряды ультраправой организации «Родина и свобода». Согласитесь, параллели с «Майданом» более чем очевидны. Кстати, радикалов финансировали олигархи из промышленных и латифундистских кругов. Более того, как писал кубинский журналист Лисандро Оттеро, «Родина и свобода» была тесно связана с ЦРУ.
 
Летом 1973 года началась вторая забастовка грузоперевозчиков. В экономике дела и так шли далеко не блестяще, а саботаж на дорогах сделал ситуацию и вовсе отчаянной. Положение дошло до того, что в стране начались перебои с хлебом. Кстати, в России 1917 года февралисты заблокировали выпечку хлеба в Петрограде, при этом на складах города муки было достаточно. Как видим, враги государственной власти, что в России, что в Латинской Америке повторяют один и тот же прием.
 
И вот 29 июня 1973 года военные, во главе с командиром бронетанкового полка Роберто Супером, предприняли попытку переворота. Танки окружили президентский дворец и начали стрелять, но самого Альенде не было в здании. Путчистам удалось захватить Министерство обороны, но и это не дало им каких-то серьезных преимуществ. Тем временем глава государства выступил по радио, призывая на помощь рабочих и карабинеров, а непосредственно подавлять мятеж отправился генерал Пратс.
 
Переворот был организован крайне неудачно. Путчисты не знали, где находится Альенде, не смогли они парализовать и широковещательные средства связи, что позволило президенту обратиться к своим сторонникам. Тем не менее, даже в этих условиях Пратс столкнулся с трудностями. Выяснилось, что офицеры не горят энтузиазмом защищать законную власть. В армии зрело глухое недовольство политикой Альенде, и к Роберто Суперу могли примкнуть новые военные части. Так, например, чилийской офицер Мигель Краснов, сын атамана Краснова, пытался сагитировать других военных поддержать выступление танкистов. Как бы то ни было, но части под командованием Пратса и Пиночета смогли разоружить мятежников.
 
Правда, неуклюжий путч 29 июня вполне мог оказаться хитрой провокацией самого Пиночета, который смог выставить себя одним их спасителей Альенде и тем самым завоевать доверие президента. И действительно, вскоре Пиночет получает пост главнокомандующего армией. Кроме того, провалившийся путч оказался отличной проверкой прочности режима. Выяснилось, что его популярность в армии невысока, да и апелляция к рабочим мало что дала. В любом случае, это была последняя победа президента. Путч 11 сентября лишил его и власти, и жизни.
 
Все началось в ночь с 10 на 11 сентября с мятежа военно-морских сил в портовом городе Вальпараисо. Чуть позже армейские части начали захват радиостанций и административных зданий в других провинциях. В 6 утра подразделения, верные Пиночету, стали брать под свой контроль центры связи и правительственные объекты в столице. Альенде узнал об этом и в 8:10 успел выступить по радио. В своем сообщении он сказал, что будет сопротивляться до конца. Пиночет задействовал авиацию и радиостанция, осуществлявшая трансляцию речи президента, была уничтожена с воздуха. А телевизионное вещание путчисты также смогли парализовать, повредив взрывом главную телебашню. Тем временем, радиостанции, контролировавшиеся сторонниками Пиночета, работали на всю мощь и передавали сообщения путчистов. В них говорилось, что социальные достижения периода Альенде сохранятся, а военные и карабинеры требуют отставки президента, поскольку при нем невозможно справиться с кризисом, охватившим страну.
 
Как мы помним, вина за кризис лишь отчасти лежит на президенте, а в значительной степени хаос был сотворен руками противников Альенде. Пиночет прекрасно это знал, но даже столь явный мятеж он посчитал разумным подать под соусом народного блага. Поразительно, но хунта утверждала, что ее действия продиктованы стремлением предотвратить надвигающуюся диктатуру. То есть генералы-путчисты себя позиционировали в качестве демократов, не забывая при этом угрожать по радио всем лицам, которые окажут сопротивление новому правительству.
 
В 9 утра к президентскому дворцу «Ла Монеда» подтянулись танки и пехота Пиночета, а тем временем в других районах столицы шла перестрелка между сторонниками президента и путчистами. Альенде ведь успел обратиться к народу, твердо заявив о том, что не сбежит, и оставался живым символом сопротивления мятежу. Но жить ему оставалось недолго. Дворец бомбили самолеты, обстреливали танки, артиллерия и пехота, а на стороне президента была лишь немногочисленная личная охрана. В 14:00 все было кончено. Альенде погиб, а возможно, и покончил жизнь самоубийством, когда сопротивляться уже не было сил. Сторонников президента в других частях города уничтожили, использовав вертолеты.
 
Был ли мятеж Пиночета исключительно внутричилийской самодеятельностью? Вряд ли. Впоследствии появилось немало информации о роли Вашингтона в этих событиях. В частности, сообщалось даже то, что самолетами, атаковавшими «Ла Монеду», управляли американские летчики-асы. И действительно незадолго до переворота команда пилотов из США прибыла в Парагвай, причем у нее был запланирован визит и в Чили. Лисандро Отеро, подробно исследовавший путч, в своей книге «Разум и сила: Чили. Три года Народного единства» приводит впечатляющий список американцев, причастных к свержению Альенде. Назовем их.
 
Дин Хантон. Служил в ЦРУ, был начальником исследовательского отдела по Западной Европе, затем руководил департаментом политико-экономических проблем зоны Атлантики, работал заместителя председателя Совета по международной экономической политике.
 
Дэниэл Арзак – с 1953 года на работе в ЦРУ. Пномпень, Монтевидео, Богота, Асунсьон – вот сфера деятельности Арзака до того, как его отправили в Чили на должность политического советника в посольстве.
 
Джеймс Андерсон. С 1962 году сотрудник Государственного департамента. Работал в Мексике, Доминиканской республике, в 1971 году переведен в Чили.
 
Еще один представитель Госдепа Дэлон Типтон – специализировался по Латинской Америке. Служил в Мексике, Боливии и Гватемале. В Чили приехал в 1972 году.
 
Рэймонд Уоррен. Опытный спецслужбист. Работал в разведке ВВС, Госдепе, ЦРУ. Был причастен к государственному перевороту против президента Гватемалы Хакобо Арбенса.
 
Арнольд Исааке. Также эксперт по Латинской Америке. В ЦРУ с 1959 года, затем в Госдепе. Жил в Гондурасе, Аргентине, а в 1970 году переведен в Чили. В июне 1973 года возвратился в США, где работал в отделении Госдепа по чилийским делам.
 
Фредерик Латраш. Служил еще в 40-х годах в морской разведке. В 1954 году по заданию ЦРУ занимался подготовкой переворота в Гватемале. Кроме того, был причастен к перевороту против президента Ганы Кваме Нкрумы. В 1971 году направлен в Чили.
 
Джозеф Макманус. В Госдепе с 1954 года. Работал вице-консулом в Бангкоке и Стамбуле, имел связи в Пентагоне. Осенью 1972 года направлен в Чили.
 
Кейт Уиллок. В 1960 году был исследователем по разведке в ЦРУ. Работал в Конго, как пишет Лисандро Отеро, задача Уиллока заключалась в борьбе против сторонников президента Конго Патриса Лумумбы. Затем Уиллок работал в Госдепе, занимался дипломатической работой в Чили. Именно под его началом проходили операции ультраправой организации «Родина и свобода», о которой мы говорили выше.
 
Дональд Уинтерс. Служил в американских ВВС, несколько лет провел в Панаме годах. В 1969 году переведен в Чили.
 
Отметим, что это только те люди, которые имели официальное прикрытие в американском посольстве. А сколько еще агентов США работало по Чили нелегально?
 
Мало того, сотрудник Государственного департамента Уильям Блум в своей книге «Убийство демократии: операции ЦРУ и Пентагона в период холодной войны» приводит очень интересную телеграмму, посланную штаб-квартирой ЦРУ в Сантьяго 19 октября 1970. «Все еще нет предлога или оправдания перевороту, приемлемого в Чили или Латинской Америке. Поэтому представляется необходимым создать такой предлог, чтобы стимулировать утверждение военных о том, что они спасают Чили от коммунизма».
 
Одним из предложений штаб-квартиры было сфабриковать «надежные сведения о том, что кубинцы планировали реорганизовать все разведывательные службы (Чили) по советской/кубинской модели и таким образом создать структуру полицейского государства… Контакт с соответствующими военными поможет определить, как лучше организовать «обнаружение» разведдоклада, который может быть подброшен даже во время рейдов карабинерос».
 
Иными словами ЦРУ планировало переворот с самого начала. Более того, еще в 50-х годах американцы расценили появление Альенде на политической арене как угрозу своим интересам, и в дальнейшем старались помешать ему прийти к власти. В 1958 году Альенде баллотировался первый раз на пост президента и проиграл, но в Вашингтоне поняли, что если не предпринять экстренных мер, следующий же избирательный цикл станет триумфом марксиста. И вот в 1961 году в США был создан особый комитет по выборам в Чили. В него вошли специалисты из окружения президента Кеннеди, Госдепа и ЦРУ. В столице Чили Сантьяго под прикрытием американского посольства тоже работала специальная группа сотрудников, «курировавшая» процесс.
 
Американцы изучили социальную структуру чилийского общества, и разработали целый набор пропагандистских инструментов, каждый из которых был заточен под свою целевую аудиторию. В ход пошло все: черный пиар и дезинформация листовки, граффити на стенах домов, радио, комиксы, газетные статьи и прочее и прочее. ЦРУ подключило к делу сестру Фиделя Кастро, Хуаниту, известную своими антикоммунистическими убеждениями.
 
Телевидение тогда еще было неразвитым, поэтому роль видеороликов играли радиопередачи. Своего рода шедевром пиара стала трансляция звука пулеметной очереди со словами «Эти коммунисты убили моего ребенка!». При чем здесь Альенде? Ясно, что ни при чем. Кого он убил? Понятно, что никого. Но пропаганда не обязана быть правдивой, у нее другие задачи. ЦРУ щедро финансировало кампанию лидера Христианско-демократической партии Эдуардо Фрея, оплатив более половины его расходов на рекламные акции. И надо сказать, деньги не были пущены на ветер. В 1964 году президентом Чили стал Фрей.
 
Потерпев поражение, Альенде не сложил руки, а взялся готовиться к своему третьему походу во власть, к выборам 1970 года, но и США не теряли бдительности. На этот раз главным лозунгом ЦРУ стал «Победа Альенде – это насилие и сталинские репрессии», и на этом фоне политтехнологи Вашингтона стремились расколоть союз левых сил, поддерживавших своего кандидата. Но что ни делали американцы, а с третьей попытки Альенде набрал относительное большинство, и судьбу выборов решал чилийский парламент. США предприняли последнюю отчаянную попытку – выделили деньги на подкуп депутатов, но тщетно. «Ненавистный марксист» пришел к власти. И что вы думаете? ЦРУ тут же стало готовить переворот, причем помимо обработки военных, американцы взялись за чилийскую экономику. Частью саботажа стало эмбарго на поставку запчастей к автомобилям и автобусам. Общественный транспорт начало лихорадить. Санкции были введены на поставки техники для нефтяной, сталелитейной и медной отраслей промышленности – а все это ключевые сферы чилийской экономики.
 
За рядом забастовок в Чили тоже стояло ЦРУ, причем на руку американцам играл тот факт, что многие членов чилийских профессиональных ассоциаций и гильдий работодателей были выпускниками школы Американского института свободного трудового развития в Форт-Ройал в штате Вирджиния. Саботаж коснулся и товаров первой необходимости: мыло, табак, мука и т.п. Нам, жившим в позднем СССР, все это хорошо знакомо. Как говорят криминалисты: «почерк преступника один и тот же».
 
Дмитрий Зыкин

Источник: pereformat.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.