Как Израиль советские самолеты воровал



На протяжении всех лет существования СССР угоны боевых самолетов военными летчиками были постоянной проблемой для советского руководства и служб госбезопасности, делавших все возможное для их предотвращения, однако они повторялись из года в год, пишет topwar.ru.

В послевоенные годы официальные советские источники сообщают о девяти случаях угона советских боевых самолетов.

Вплоть до распада Советского Союза десятки угонов советских боевых самолетов также осуществлялись летчиками армий стран, союзных СССР или находившихся под его опекой, на вооружении которых была советская авиационная техника. Речь идет об угонщиках из Польши, Кубы, Северной Кореи и арабских стран.

В частности, в 1949 году лейтенант авиации Польши Коробчиньский перелетел на штурмовике Ил-2М3 на остров Готланд в Швеции. В 1953 году польский летчик Ярецкий угнал в Данию новейший тогда истребитель МиГ-15.

Угон самолета Миг-23 в США осуществил 20 марта 1991 года кубинский майор Орестос Лоренсо Перес. После угона Перес арендовал самолет Cessna-210, на котором полетел на Кубу. В условном месте он забрал на борт самолета жену и двоих детей и с ними вернулся в США.

Особое место в угонах советских боевых самолетов занимают перелеты в Израиль, совершенные летчиками арабских армий. За ними, скорее всего, стояла израильская разведка.

Советский Союз фактически безвозмездно поставлял свое оружие арабским странам, воевавшим против Израиля. Только Сирия получила от СССР оружие на $26 млрд. Советская помощь Сирии наряду с множеством других вооружений включала в себя 1,2 тысячи военных самолетов и более 5 тысяч танков. В советских военных училищах и академиях прошли обучение тысячи арабских летчиков и военных специалистов разных родов войск.

Израильская разведка провела целый ряд операций по угону советских самолетов. С этой целью она, в частности, вербовала арабских летчиков, готовых выполнить это столь рискованное задание по причинам идеологического или материального характера.

На сегодняшний день есть официальные данные об успешных угонах советских самолетов арабскими летчиками:

19 января 1964 года египетский пилот Махмуд Аббас Хилми на самолете Як-11 совершил побег с авиабазы Эль-Ариш. Перебежчик посадил свой самолет на авиабазе Хацор в Израиле.

В 1965 году сирийский летчик бежал на МиГ-17Ф в Израиль.

16 августа 1966 года иракский летчик Мунир Радфа на самолете МиГ-21Ф-13 перелетел из Ирака в Израиль.

Во время Шестидневной войны 1967 года три алжирских самолета МиГ-21Ф-13 и не менее шести МиГ-17Ф приземлились на авиабазе Эль-Ариш на Синайском полуострове. Скорее всего, алжирские летчики не получили своевременно информацию о ходе боевых действий, поскольку к тому времени египетская авиабаза Эль-Ариш уже была захвачена израильскими танковыми колоннами.

В 1968 году два сирийских самолета МиГ-17 приземлились в Израиле.

В апреле 1989 года сирийский летчик бежал на самолете МиГ-23МЛ в Израиль.

В октябре 1989 года сирийский летчик Абдель Бассем приземлил свой самолет МиГ-23МЛ в Израиле.

Из всех операций израильской разведки по угону советских боевых самолетов наиболее известен угон самолета МиГ-21Ф-13, который совершил иракский летчик капитан Мунир Радфа в 1966 году.

Вербовка

Истребители МиГ-21 поступили на вооружение авиации арабских стран в 1961 году. Согласно подписанным межгосударственным договорам, СССР брал на себя ответственность за поставки авиатехники, техническое обслуживание самолетов и подготовку пилотов. Тогда же в советских авиационных училищах началось обучение арабских летчиков.

Для Израиля это была неприятная новость — противник получил советские истребители, информации о которых в то время не было на Западе. Война с арабами была на пороге, и для победы были необходимы подробные данные о новых советских истребителях, к воздушным схваткам с которыми готовились израильские пилоты.

Командование ВВС Израиля обратилось к службе внешней разведки МОССАД с предложением любым способом добыть эту столь важную информацию.

Руководитель МОССАДа генерал Меир Амит (Слуцкий) подошел к этому заданию творчески — возник план не просто добыть тактико-технические характеристики нового советского истребителя, а получить его целым и невредимым, чтобы затем в ходе испытаний детально его исследовать.

Амит был в то время новичком в сфере разведки. Ранее он делал успешную армейскую карьеру, став в 34 года генералом, начальником важнейшего Оперативного управления Генштаба. Его карьерный рост остановила тяжелейшая травма — он разбился при выполнении тренировочного парашютного прыжка. Проведя 18 месяцев в госпиталях, генерал Амит все-таки вернулся в строй, но строевая служба для него была теперь закрыта. Он был назначен начальником военной разведки, а через два года возглавил службу внешней разведки МОССАД.

Амит немного говорил по-русски — его родители были уроженцами Харькова, а его двоюродный брат Борис Слуцкий был известным советским поэтом.

Анализируя возможные пути захвата МИГа-21, генерал Амит пришел к выводу, что самым оптимальным вариантом будет вербовка арабского летчика, способного осуществить угон советского истребителя в Израиль.

Теперь главной задачей стало определить возможного кандидата на выполнение этой столь рискованной и опасной миссии. В базах данных израильской разведки хранились досье практически на всех офицеров арабских армий, велся непрерывный анализ перехватов переговоров пилотов и наземных служб. Эти данные подверглись тщательному анализу с целью выхода на потенциального угонщика самолета.

Вскоре эксперты МОССАДа пришли к выводу, что нужный человек должен принадлежать к одному из религиозных или этнических меньшинств, подвергавшихся дискриминации в арабском мусульманском мире, и лучше всего, если кандидат будет христианином.

Христиане в исламском мире принадлежат к касте зимми — так мусульмане презрительно называют иноверцев, находящихся в исламском обществе на самых нижних ступенях иерархии.

Круг возможных кандидатов на угон МиГа резко сократился — в арабских странах почти не было летчиков-христиан. Только в ВВС Ирака был найден человек, отвечавший требованиям израильских разведчиков. Это был иракский летчик-христианин капитан Мунир Радфа, считавшийся одним из лучших иракских пилотов. Он прошел обучение в авиационном училище в СССР и теперь был заместителем командира эскадрильи, летавшей на МиГ-21.

Вскоре израильским разведчикам стало известно, что капитан Радфа в узком кругу родных выражал недовольство преследованиями христиан в Ираке — он ясно понимал, что исламский террор может в любой момент обрушиться и на него, и на его близких.

Вербовка капитана Радфы была проведена во время морского круиза по Средиземному морю, на котором он проводил свой отпуск вместе с семьей. Он неожиданно быстро согласился на предложение израильских разведчиков, но поставил свои условия — $1 млн и предоставление убежища всем членам его семьи в Израиле.

Чтобы окончательно убедить Радфу в израильских гарантиях, израильские разведчики предложили ему тайно слетать на пару дней в Израиль.

В Израиле Радфа был принят командующим ВВС генералом Мордехаем Ходом. Вместе с генералом на картах был разработан и проанализирован возможный маршрут перелета в Израиль — необходимо было пролететь над Ираком и Иорданией почти 900 километров.

Убедившись в израильских гарантиях, Радфа вернулся в Ирак. Израильская разведка обеспечила тайный выезд членов его семьи из Ирака через Иран и Лондон в Израиль.

Угон

Решающий день наступил 16 августа 1966 года. В 07:30 утра самолет Мунира Радфы поднялся в воздух и взял курс на восток. Но уже через несколько минут полета истребитель резко повернул на запад. На приказы службы управления полетами он больше не отвечал, и на бреющем полете пошел по оговоренному с израильтянами маршруту.

На авиабазе Хацерим уже трое суток в полной боевой готовности находилось звено истребителей «Мираж» во главе с заместителем командира 101-го эскадрона истребительной авиации ВВС Израиля майором Раном Роненом. Майор был одним из лучших летчиков ВВС Израиля. Через десять месяцев во время Шестидневной войны в воздушных боях он собьет семь МиГов противника.

Многочасовое ожидание закончилось командой на взлет. Только набрав высоту, майор Ронен получил от руководителя полетов приказ: курс 90 градусов, перехватить самолет противника, летящий со стороны Иордании, и уничтожить его.

Самолеты Ронена и его ведомого ложатся на заданный курс. Ронен приказывает ведомому привести в полную боеготовность 30-мм пушку и ракеты.

Неожиданно в шлемофоне Ронена раздается голос человека, известного каждому израильскому военному летчику, — это главком ВВС генерал Мордехай Ход: «Ран, через несколько минут ты увидишь кое-что, что сбивать нельзя. Следуй в направлении 11 часов. Посади его на авиабазе».

Вскоре Ран Ронен увидел силуэт летящего навстречу самолета. Это был МиГ-21 с иракскими опознавательными знаками. Ситуация непредсказуемая: может быть, это какой-то камикадзе, от которого можно ждать неожиданностей?

Майор приказал своему ведомому пристроиться в хвост неизвестному самолету и, находясь в 250 метрах от цели, держать его в прицеле, чтобы в случае необходимости немедленно сбить.

Сам Ронен зашел к МиГ-21 сверху и приблизился к нему на расстояние десяти метров. Он ясно видел летчика в кабине самолета. Тот приветственно помахал крыльями самолета. Ронен рукой показал «Следуй за мной» — и пилот МиГ-21 немедленно выполнил приказ. Майор вел МиГ-21 за собой, готовый немедленно сбить неизвестный самолет, если тот попытается отклониться от заданного курса.

МиГ-21 под конвоем двух израильских истребителей приземлился на авиабазе Хацор. Под дулами автоматов с поднятыми руками пилот МиГа спустился на землю. Это был Мунир Радфа.

Облетом угнанного МиГа занялся опытнейший пилот, летчик-испытатель ВВС Израиля полковник Дан Шапира. Он провел летные испытания самолетов десятков типов, поступавших на вооружение израильских ВВС. Генерал Мордехай Ход напутствовал Шапира словами: «Ты будешь первым западным пилотом, который полетит на Миг-21».

Первое, что сделал Шапира, — он заменил все русские надписи в кабине МиГ-21 на ивритские. Уже через несколько суток после угона он поднял самолет в воздух. В ходе испытаний Шапира выполнил на советском истребителе 120 вылетов, в ходе которых проводились воздушные бои с израильскими истребителями.

Целью испытаний было выявить слабые места советского истребителя и разработать тактику воздушных боев против МиГов.

Мнение полковника Дана Шапиры о МиГ-21 было такое: «Надежная рабочая лошадка, эдакий "Фольксваген с крыльями", как говорится, "заправь и лети". Впрочем, сделан грубо, его жизнь в интенсивных воздушных боях ограничивается двумя сутками. И самое главное: у МиГ-21 очень плохой обзор задней полусферы. Если зайти под МиГом сзади на расстоянии в 150 метров, то пилот МиГа не способен увидеть атакующий самолет. Это самая подходящая позиция для атаки, гарантирующая уничтожение МиГа».

По рекомендациям Шапиры начались интенсивные тренировки летчиков-истребителей строевых эскадронов ВВС Израиля. Результат не заставил себя долго ждать. Уже 7 апреля 1967 года в воздушном бою над Голанскими высотами израильские истребители сбили шесть сирийских МиГов. Всего в ходе той войны израильские летчики сбили 686 самолетов противника, большую часть которых составляли МиГи.

Израильский летчик-истребитель полковник Гиора Эвен-Эпштейн сбил в воздушных боях 17 самолетов МиГ и Сухой, за что он был официально признан самым результативным «реактивным» летчиком-истребителем на Западе.

Сегодня самолет МиГ-21, угнанный Муниром Радфой, находится среди сотен самолетов, стоящих на вечной стоянке в музее ВВС Израиля на авиабазе Хацерим в пустыне Негев.

Источник: cont.ws



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.