Как Государственная Дума в 1916 году раздула пожар революции



Заседание Государственной Думы 1916 года.

В 2017 году — столетний юбилей двух русских революций, Февральской и Октябрьской. Если в советское время эти события трактовались только в рамках разрешенных режимом стереотипов, то после распада СССР начался тотальный пересмотр фактов и исторических фигур. В современном российском обществе нет ни устоявшейся оценки революции, ни равновесия между противоположными точками зрения. Осмысление ее итогов продолжается по сей день.

Кандидат исторических наук, доцент исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Федор Гайда рассказал, кто был наиболее влиятельным политиком в 1916 году, как Дума и промышленники поспособствовали началу революции и почему военные и полиция ничего не смогли с этим сделать.

Какие основные события происходили в России в 1916 году?

Основной фон — Первая мировая война. Осенью 1915 года всем стало ясно, что быстро она не кончится. Возникла необходимость тотальной милитаризации экономики, которую осуществляли все воюющие государства. Россия была аграрной страной, поэтому с милитаризацией возникли проблемы и процесс растянулся на два года.

 

Иван Горемыкин

Одна из важных политических вех — конфликт между правительством и Думой. К началу 1916 года всем было ясно, что для возобновления работы Думы надо отправить в отставку премьер-министра Ивана Горемыкина, поскольку он сыграл решающую роль в остановке думской сессии в сентябре 1915 года (его отставка состоялась в январе 1916 года). После этого у правительства появилась возможность договориться с думским большинством (Прогрессивный блок) о тактическом соглашении. С февраля возобновилась думская сессия, на которую в первый и последний раз прибыл царь для общения с депутатами. Он хотел наладить с ними минимально конструктивное взаимодействие. На это же был настроен новый премьер-министр Борис Штюрмер.

Следующая важная веха — назначение в сентябре 1916 года из среды думского большинства нового министра внутренних дел Александра Протопопова. Протопопов — крупный промышленник, заместитель председателя Госдумы. Хорошо известен в самых разных кругах — общественных, предпринимательских, придворных. У него были неформальные отношения даже с ближайшим окружением Распутина. Кроме того, за несколько месяцев до назначения, он возглавил парламентскую делегацию к европейским союзникам (в Британию, Францию и Италию) и удостоился там очень лестных отзывов. Назначением Протопопова на ключевой пост в правительстве Николай II рассчитывал устранить почву из-под конфликта с Думой. Однако кризис только усугубился, потому что назначение не было согласовано с парламентским большинством, которое восприняло это как глобальную провокацию.

Примечательна и речь основателя Прогрессивного блока в Думе Павла Милюкова «Глупость или измена», произнесенная им 1 ноября 1916 года. Эта речь считается «сигналом русской революции». После нее любые попытки конструктивного сотрудничества парламента с исполнительной властью были исключены.

 

Александр Трепов

Сразу после этого происходит отставка Штюрмера с поста премьер-министра, на его место назначают Александра Трепова. Он пытался исправить ситуацию, но, находясь в очень нервной обстановке, допустил ряд политических просчетов и в конце декабря 1916 года также был отправлен в отставку. Последний царский премьер — князь Голицын, которого выбрали исключительно в силу личной верности монарху. При нем происходит Февральская революция.

А убийство Распутина в конце 1916 года?

Да, естественно. Это произошло незадолго до отставки Трепова.

Кто, на ваш взгляд, был наиболее влиятельной политической силой?

В политическом плане ситуация контролировалась правительством и напрямую зависела от состояния дел внутри него. Это ключевой момент. После очень серьезных перестановок лета-осени 1915 года определились две главные фигуры: министр внутренних дел Алексей Хвостов и министр путей сообщения Александр Трепов. Между ними к концу того года развернулась серьезная борьба за влияние на премьер-министра и монарха. Хвостов и Трепов вели себя совершенно по-разному.

Хвостов был прирожденным политиком-демагогом, он хотел переиграть думскую оппозицию и выдвигал более популистские лозунги. Из-за этого на рубеже 1915-16 годов у него возникли проблемы, ведь оппозиция может говорить и ничего не делать, а министру надо обещанное выполнять. Хвостов объявил «борьбу с дороговизной» и «борьбу с немецким засильем». Он хотел перераспределения собственности, предлагал отнять ее у немцев. У него ничего не получалось, потому что реальных механизмов решения этих проблем не было. Если немецкую собственность вычислить было сложно, то с дороговизной бороться — еще сложнее.

Трепов же не любил политические лозунги. Он не был сторонником борьбы с оппозицией и считал, что с ней можно вести диалог на какой-то деловой основе — например, на почве доведения войны до победного конца. В конце концов Трепов одержал победу над заигравшимся Хвостовым, который закончил тем, что затеял убийство Распутина, чтобы у оппозиции не было повода обвинять «темные силы» в безответственном влиянии на верховную власть. Убить не получилось, заговор быстро раскрылся, а Хвостова отправили в отставку.

Насколько серьезной была подготовка покушения? Это была такая же демагогия?

В том-то и дело, что это все осталось на уровне разговоров. Люди, с которыми он договаривался, тут же эту информацию предали огласке. С начала 1916 года вплоть до ноября Трепов — неформальный лидер в правительстве, а в ноябре после отставки Штюрмера он стал премьер-министром. Основная политическая фигура 1916 года — Трепов.

Теперь о том, что происходит в общественных кругах. В Госдуме большинство — это оппозиционно настроенный Прогрессивный блок. Его основной лозунг — создание «министерства доверия», то есть правительства общественного согласия. Как говорится, за все хорошее против всего плохого. Это позволило блоку собрать вокруг себя максимально широкие оппозиционные круги от радикально-либеральных до умеренно-либеральных партий. От Милюкова до небезызвестного националиста Василия Шульгина. Очень важно отметить, что этот лозунг деструктивный.

 

Студент раздает революционные газеты москвичам. 1917 год

Почему?

Потому что блок за все время так и не смог согласовать единого списка кандидатов на те или иные посты в рамках «министерства доверия». Их логика была такова: царь должен кого-то назначить, а мы уже решим, пользуется этот человек нашим доверием или нет. Это типичный политический шантаж. Вот одна из основных причин министерской чехарды, начавшейся с 1915 года. Царь периодически хотел удовлетворить оппозицию, но ничего не получилось. Так она наращивала свой политический вес и ни за что не несла ответственности. Прогрессивный блок на самом деле не хотел входить в правительство и формировать его, боясь ответственности.

Во время войны не каждый на такое способен.

Совершенно верно.

Параллельно с идеей «министерства доверия» существовала идея, с которой обратились к царю великие князья. Речь шла о создании «ответственного министерства», в чем их различие?

«Ответственное министерство» — идея политической реформы, то есть создание такого кабинета, который бы нес прямую ответственность перед парламентом. Эта идея высказывалась задолго до того, как ее предложили великие князья. Более того, она была одним из основных лозунгов кадетской партии, входила в программу-минимум почти всех социалистических партий. В 1915 году возникла более расплывчатая идея «министерства доверия», ее восприняли как более умеренную, но это не так.

Что такое реализация принципа «ответственного министерства» в 1916 году? Снести царское правительство, попытаться сформировать правительство думского большинства. Это сделали в 1917 году, и все сразу развалилось. Кадеты понимали, что если их призовут в правительство, то они не справятся, и при этом опасались, что могут призвать более умеренных либералов и у них что-то получится. Поэтому было принято решение отказаться от собственной идеи «ответственного министерства» и блокировать любые соглашения с властью.

Еще очень важный момент: бытует стереотип, что к 1917 году в России сформировались мощные партии и именно они пришли к власти. Ничего такого не было. Думские фракции практически не опирались ни на какие всероссийские партийные структуры.

А что было?

После революции 1905 года развал наблюдается во всех партиях, от черносотенцев до большевиков. К началу Первой мировой войны у большевиков на всю Россию насчитывалось несколько тысяч человек, но они были самой дисциплинированной партией.

На чьи данные вы опираетесь?

На их собственные. Кадеты весной 1914 года насчитали 730 партийцев на всю Россию. Работоспособные партийные организации у них были только в Питере и в Москве, и никакого восстановления численности до Февральской революции не происходило.

Из-за чего?

Шла мобилизация, людей забирали в армию. Если говорить о большевиках, то осенью 1914 года всю большевистскую фракцию повязали за антивоенную пропаганду и отправили в Сибирь. Есть документы 1915-16 годов, в которых департамент полиции постоянно интересуется, что происходит с партиями на местах. Везде пишут одно и то же: нет никакой деятельности партий.

А как же самая массовая партия того времени — эсеры?

У эсеров практически полностью отсутствовала внутрипартийная дисциплина, в отличие от кадетов и большевиков. Кто был эсером? Несколько человек собрались, сказали, что они эсеры, — вот и все, отсюда и массовость. В 1917 году таким образом в партию запишется миллион человек, а в 1918 году половина разбежится, многие перейдут к большевикам.

 

Сожжение государственных гербов и символов у Аничкова дворца

В одном из отчетов полиции говорится: «Основная причина озлобления населения — чудовищная дороговизна».

Война уже в 1915 году сказалась на социально-экономическом положении. Цены росли очень быстро. Начались рабочие забастовки, но они происходили не на партийной почве. Осенью 1915 года возникли так называемые рабочие группы при военно-промышленных комитетах (ВПК). ВПК — это форма взаимодействия частного бизнеса с чиновничеством. Задача рабочих групп — переговоры с рабочими, чтобы те прекратили забастовки, и обеспечение тем самым функционирования промышленности на нужды фронта.

В результате получилось, что руководство ВПК попыталось взять контроль над рабочим движением и использовать его в своих целях. Военно-промышленные комитеты — затея московских промышленников, в Москве забастовки с помощью рабочих групп тушат, а рабочая группа в Петрограде, наоборот, активно участвует в оппозиционной деятельности.

То есть москвичи боролись с петроградцами, не понимая, что дестабилизируют ситуацию в стране?

По сути да. На самом деле, вся оппозиция существовала либо в госучреждениях (Госдума, ВПК), либо при финансовой поддержке государства (общественные организации, Земгор, рабочие группы ВПК). Как только летом 1916 года власть начала сокращать казенные ассигнования на общественные организации, оппозиционная деятельность сошла на нет. Поэтому в центре всех тенденций была ситуация в правительстве. Если правительство может контролировать ситуацию, быть единым, осуществлять единую политику, то оно будет осуществлять ее, а если в нем идет борьба, тогда все разваливается.

Распространено мнение, что Распутин имел огромное влияние на царскую семью, назначал и снимал министров, указывал, куда послать войска.

Сначала о царе и императрице. С августа 1915 года Николай II — верховный главнокомандующий, и большую часть времени проводит в ставке. В 1916 году военная инициатива находится в руках Антанты, Россия наступает, Германия обороняется, и все надежды царя связаны с тем, что рано или поздно мы все равно победим. Каждый день войны работает против Германии, потому что ее ресурсы ограничены, а у нас с нашими союзниками — нет.

Во внутренней политике Николай II действительно начинает отдаляться от текущих дел, а императрица — наоборот, причем она воспринимает это как помощь супругу. Она была женщина неглупая, волевая. С осени 1915 года министры докладывали о ситуации ей. По переписке с мужем видно, что она постоянно предлагает варианты решений проблем, кадровые перестановки, отставки министров. Однако 80 процентов ее инициатив Николай отправлял в корзину. В назначениях 1916 года главная роль принадлежала либо премьер-министру, либо неформальному лидеру правительства — Трепову.

 

Репродукция карикатуры «Царь Николай II пляшет под дудку Распутина»

Теперь о Распутине. Его реальный политический вес был не настолько серьезным, как это обычно представляется. Он — ушлый мужик, не без способностей, любил хорошую, красивую столичную жизнь. Другое дело, что он любил ее и во время войны, когда надо было быть скромнее. Распутин пытался играть в политические игры, но, как правило, он примыкал к чужой точке зрения. Через него пытались влиять на императрицу, а он охотно этим пользовался, так как получал за это деньги. Мы не знаем ни одного серьезного политического решения, где голос Распутина оказался бы решающим.

А как насчет прессы — «четвертой власти»?

В легальной печати предварительной цензуры не было. Пиши что хочешь, чем многие и пользовались, особенно когда писали про Распутина. С 1914 года ввели военную цензуру, она отсеивала военные и экономические данные, которые мог использовать враг. В первый год войны цензура широко применялась, в том числе в политическом плане — пресекалась критика правительства. С середины 1915 года политическую критику не пресекали. Нелегальная печать, социалистическая, всегда находилась под жестким прессингом. Все социалистические партии и кружки были переполнены агентами полиции.

Еще одна сила — военные. Страна движется к победе, военные должны были серьезно влиять на ситуацию, но одновременно с этим, например, начальник кронштадского гарнизона докладывает, что в случае беспорядков на войска рассчитывать нельзя.

Кадровая армия, которая была в России до 1914 года, практически перестала существовать в течение первого года войны. Шла массовая мобилизация. Большинство офицеров к 1917 году — это призванные интеллигенты, люди с высшим образованием, которые проходили ускоренные офицерские курсы. Среди них было полным-полно социалистов, либералов, кого угодно.

О солдатах и говорить нечего. Кто сделал Февральскую революцию в 1917 году? Тыловой гарнизон Петрограда. Людей призвали, начали обучать. Какая у них была альтернатива? Либо они сейчас пойдут на фронт — а всем было ясно, что весной 1917 года будет наступление, — либо они принимают участие в военном мятеже и не идут на фронт. Они выбрали второе.

К этому стоит прибавить, что русский генералитет традиционно не очень разбирался в политике. В 1916 году генералы фактически оказались втянуты в господствующие в России настроения: надо убрать царя, который во главе темных сил мешает генералам вместе с патриотически настроенной Думой победить в войне.

Кроме военных, была еще полиция, но ее тоже ослабила мобилизация, а в феврале 1917 года, недели за три до революции все обязанности по обеспечению порядка в столице были переданы в Петроградский гарнизон. Когда он восстал, кто мог его подавить?

Когда Дума потеряла свое влияние?

Непростой вопрос. На протяжении всего 1916 года Дума стабильно теряла свое влияние. Разваливался оппозиционный блок, росла оторванность от народа. Блок пытался выступать с декларациями, но осторожно, потому что сессию опять могли прекратить, и тогда страна вообще забыла бы про Думу.

Но 1 ноября 1916 года Дума свое влияние восстановила благодаря речи Милюкова «Глупость или измена». Он приехал из Европы, где собирал сведения и слухи об измене в российском правительстве. Эти слухи транслировала германская пресса, поддерживая у населения уверенность, что Россия вот-вот заключит сепаратный мир и выйдет из войны.

Газеты писали, будто у императрицы из Царского села есть прямой провод к германскому императору, будто она рассказывает о планах всех военных операций, что Николай II находится под полным влиянием Распутина. Милюков привез целый ворох немецких и швейцарских газет, где все это обсасывалось. Швейцария — нейтральная страна, но ее пресса с удовольствием перепечатывала «жареные» факты.

Выступая в Думе, Милюков демонстрирует кипу газет и цитирует заметки по-немецки. Своей речью он дает понять, что императрица и премьер-министр Штюрмер — изменники. Он рисковал, его могли привлечь к суду. Но он пошел на это, чтобы сохранить политический вес Думы и уберечь от распада Прогрессивный блок, потому что накануне из него уже вышла одна фракция.

 

Павел Милюков

После речи Милюков стал символом национального сопротивления. Дума восстановила репутацию. Премьер-министр Штюрмер, пожилой уже человек, не знал, что делать: привлечь бунтаря к суду, вызвать на дуэль? В результате у него случился нервный срыв, и его отправили в отставку, а для всей страны это было доказательством правоты Милюкова. И сразу же активизируется рабочее движение.

Зубатов говорил, что революцию делают не революционеры, а общественность.

Я с ним согласен. Ситуацию раскачивали люди, принадлежавшие не к революционному подполью, а к либеральной оппозиции, которая действовала легально, и все, что она говорила, — законно. Исключение — речь Милюкова, но никто не ожидал, что они на такое решатся. Либералы осуществляли информационную революцию, создали ситуацию, когда все перестали бояться власти. Либералы дали понять, что власть в решающий момент может не проявить силу, что и произошло в феврале 1917 года.

Министр внутренних дел не отреагировал на речь Милюкова, то есть власть в последние месяцы 1916 года потеряла контроль?

Безусловно, но министром внутренних дел за пять месяцев до этого был назначен тот самый Протопопов из Прогрессивного блока. Что важно: с одной стороны, он знал, что либеральную оппозицию не надо бояться, а с другой стороны — был единственным министром внутренних дел России, не имевшим никакого административного опыта и не умевшим подавлять революции.

Беседовал Алексей Сочнев

Источник: nnm.me


Как Государственная Дума в 1916 году раздула пожар революции

Небесные псы


войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.