Из новейших открытий археологов ИА РАН Москва, Зарядье, 2015: новые археологические находки



Работы Института археологии в Зарядье в 2015 году

Пресс-релиз

Археологические исследования Зарядье – одного из древнейших районов посада (торговой и жилой зоны) Москвы – были начаты еще в 1940 году, продолжились в конце 1940-х- начале 1960-х, возобновились в 2006-2007 и вновь развернулись в текущем 2015 году.

Раскоп № 7 Московской археологической экспедиции (рук. Л.А. Беляев) ИА РАН расположен в юго-западном углу Китай-города и Зарядья, у древнего Мытного двора. Начатый в августе, раскоп на части площади достиг материка на глубине более 5.50 м от современной поверхности.

В верхней части раскоп совпал с мощеной деревом трассой Мокринского переулка (название – от церкви Николы Мокрого), известного с XVII века (исчез в XX веке при сносе Зарядья). Край трассы очерчен линией водоотводов, существовавших с глубокой древности до ХХ в. Ниже мощения – непотревоженные слои от XVI до середины XIV века. Их качество исключительно: однородный влажный почти черный суглинок отлично сохраняет органику – кожу, кости, дерево, шерсть и пр.

Особенно активно слой накапливался во второй половине XIV и в XV веке – а именно это время наименее представлено в материалах Москвы, это «темные века» ее археологии. Значимых находок в этом слое много, более 300, и они строго распределяются по уровням, образуя страты насыщения. Среди них выделяются два уровня загадочных «свинцовых грузиков», разделенные прослойкой в один метр; уровни, содержащие и не содержащие монеты ручного чекана; прослойка мало изученных таможенных(?) пломб конца XIV – начала XV вв.: (более 10 экз. - возможно, обусловлена близостью великокняжеского таможенного двора), гораздо выше которых найдены крупные западноевропейские товарные пломбы XV – XVI в. (раздельные уровни «московских великокняжеских» и «товарных европейских» пломб выявлены впервые).

Свой уровень занимают фрагменты импортной восточной керамики – они лежат ниже слоя с концентрацией монет, но совпадают с серией редких в Москве металлических предметов с Востока (бронзовое зеркало с арабской надписью, разомкнутый браслет с головой дракона, бляшка в виде лотоса и др.) Это уровень XIV века, сочетающийся с редкими ранними монетами Москвы (пуло Василия I Дмитриевича).

Хронологию в пределах XIV вв. определяют: ключи; рельефные иконки (бронзовая Св. Николая и фрагмент резной каменной двусторонней, Богородица и Св. Николай), многочисленные кресты-тельники, пластинчатые и щитковые перстни, орнаментальные накладки пояса или сбруи, детали книжных застежек,  украшения (серьга-кольцо с тератологическим мотивом, шпилька-булавка с головой дракона; два фрагмента стеклянных витых браслетов) и другие.

Даже случайные находки на раскопе оказываются уникальными: часть  резного портала эпохи итальянского строительства в Москве; кусок  надгробной плиты с древнейшей орнаментальной композицией XII-XIII в., ранее не имевшей в Москве прямых аналогий.

Ключевая находка раскопа –четвертая в Москве берестяная грамота. Все грамоты найдены экспедициями Института археологии РАН (первая в 1988 г.). Свиток бересты подготовлен специально и тщательно, его закругленные края аккуратно обрезаны. Почерк отчетливый, книжный. Содержание отвечает стандарту частного делового письма. Текст образует три строки и повествует о неудачной поездке в Кострому. Некто, не называя по имени ни себя, ни адресата (он обращается к нему «господине»), отчитывается и сообщает о деталях. А детали грустные: уехавших задержал и вернул назад некто Юрий со своей матерью (видимо, имевший на то право). Они взяли с автора сперва 13 бел и 3 белы (денежная единица сравнительно небольшого номинала). Этого показалось мало, и по неведомой причине автор отдал им же еще 20 бел «с полтиною». Вместе это 36 бел и полтина – сумма довольно внушительная. Язык текста не содержит особенностей новгородской речи; нет обычного для Новгорода обращения (или поклона) к адресату, нет имени автора. Хотя уверенно связать персонажей письма с конкретными историческими лицами нельзя, следует учесть, что имя «Юрий» распространено только в княжеско-боярской среде.

Работы на раскопе продолжаются, можно ждать не менее интересных находок и наблюдений.


Рис. 1. Схема слоев и находок в Китай-городе по данным Института археологии РАН за 1940-1960-е гг. (Доротея Беленькая, 1978 г. Архив ИА РАН)


Рис. 2. Мостовая Мокринского переулка / Великой улицы: расчистка верхнего яруса


Рис. 3. А - Резной камень портала (1490-е – 1500-е гг.), фрагмент. Б - Кремль, часть портала Средней/Золотой палаты ? 1500-е гг.? Найден у Грановитой палаты (1968 г.)


Рис. 4. Участок Мытного двора на плане Москвы 1767 года и вид Мокринского переулка до сноса застройки (в конце переулка – храм Николы Мокрого)


Рис. 5. Изразец с двусторонним рельефом, «красный», печной (?). Фрагмент, три проекции


Рис. 6. фрагмент надгробной плиты XIII-XIV вв.


Рис. 7. Звездочка от шпоры, XIV – XV вв.


Рис. 8. фрагмент восточной керамики со штампованным орнаментом, XIV-XV вв.


Рис. 9. работа на раскопе в уровне, близком к обнаружению грамоты


Рис. 10. четвертая московская берестяная грамота в момент обнаружения


Рис. 11.


Рис. 12.


Рис. 13.


Рис. 14.


Рис. 15.


Рис. 16.


Рис. 17.


Рис. 18.


Рис. 19.


Рис. 20.

26.10.2015

Л.А. Беляев, Н.И. Савельев

Источник: www.archaeolog.ru





войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.