Их восемь, нас двое – секреты воздушной охоты от Ивана Кожедуба



8 июня исполняется 95 лет со дня рождения трижды Героя Советского Союза, сбившего больше шестидесяти самолетов противника. Ивана Кожедуба. Непревзойденный стратег  воздушного боя.

Иван Кожедуб стал не просто легендой Великой Отечественной. На него равнялись, ему подражали, но мало кому удавалось повторить то, что делал в небе этот летчик. Бой вел на предельно коротких дистанциях, хитростью заманивая противника в ловушку. Его до сих пор называют одним из лучших стратегов воздушного боя.

Его бортовой номер 27. Самолета именно с такой цифрой боялись все немецкие асы. На его счету 62 сбитых немецких самолета – абсолютный рекорд за всю Великую Отечественную войну. Но для легендарного летчика Ивана Кожедуба все могло сложиться совершенно иначе. В 1943 году, в первом бою его подбивает немецкий Мессершмитт 109, а при заходе на аэродром добивают еще и наши зенитки. После 40 вылетов и только спустя несколько месяцев он зарабатывает первую звезду на борт своего Ла-5.

Первым сбитым немецким самолетом Ивана Кожедуба стал Юнкерс Ю-87. А дальше – все известные модели люфтваффе. Он даже реактивный истребитель Ме-262 умудрился сбить. И это на своем полудеревянном Ла-7.

Ни одному немецкому асу Кожедуба так и не удалось сбить. Он остался непобежденным до конца войны. Хотя не раз от смерти его отделяли буквально секунды.

Ему было всего 25 лет, когда счет сбитых им немцев перевалил за шестой десяток. А ведь налет после училища у молодого летчика был не больше 10 часов. Но смелость вела Ивана Кожедуба вперед. Войну он закончил в Берлине. А после войны дослужился до звания маршала авиации.


Украинский паренек, рост ниже среднего, с незаконченным средним образованием, - даже его первая любовь Вера Евдокименко-Пророк отказалась увидеть в нем своего будущего мужа, и перестала писать ему на фронт. Уже во время обучения летному делу про него стали поговаривать: неудачник. А он выдержал все, и всему миру смог доказать, что советские военные летчики - лучшие в мире.

В эксклюзивном интервью телеканалу «Звезда» о «настоящем» Кожедубе рассказали его друзья –

Герой Советского Союза Сергей Макарович Крамаренко и его супруга - Юлия Алексеевна. Эта статья основана также на личных воспоминаниях  сына великого летчика - Никиты.

Первое падение

Иван Кожедуб мог погибнуть, еще не став военным летчиком. Это случилось в 1942 году во время одного из первых тренировочных полетов. Сразу после взлета у будущего аса заглох мотор.

«Тяга начала падать. Самолет терял скорость. Как бы не свалиться на крыло - это гибель. Медлить нельзя. Энергично отдаю ручку от себя и перевожу самолет в планирование. Впереди - лес, в стороне - поле. Успею ли развернуться на такой малой высоте, отвернуть от леса? Только не мешкать! Не терять ни секунды! Промедление смерти подобно. Быстро разворачиваю самолет. Стремительно набегает земля. Толчок: самолет прополз на животе по полю и остановился. «Жив», – думаю», - так вспоминал потом об этом трагическом случае сам Иван Кожедуб.

Никудышный стрелок - прямо как Чкалов!

Одной из основных дисциплин в авиаучилищах для будущих военных летчиков была огневая подготовка. И поначалу у Кожедуба не все ладилось с этим предметом. Впервые выполняя упражнения по стрельбе из пулеметов, Иван Кожедуб был почти уверен, что уложил в щит все пули, - глазомер у него был неплохой, и его отец даже пророчил своему сыну карьеру художника. Но когда дежурный объявил результаты стрельб, оказалось, что Кожедуб промахнулся мимо мишени, - ни одного попадания.

Молодой летчик был разочарован, и даже пристыжен. Но инструктор тогда прочитал расстроенному Ивану небольшую лекцию: «Когда Валерий Павлович Чкалов стал служить в воинской части, он уже блестяще пилотировал. Но вначале Чкалов стрелял неважно. Он откровенно и прямо сказал об этом командиру части и начал упорно тренироваться. Валерий Павлович достиг замечательных результатов: вышел на первое место по всем видам стрельбы».

«Чкалов был кумиром всей страны, и, разумеется, для Кожедуба тоже. Упорной и постоянной тренировкой Кожедуб все-таки сумел добиться к концу учебы хороших показателей по огневой подготовке», - говорит его друг Сергей Крамаренко.

Первый боевой вылет: неудачи преследуют молодого летчика

В феврале 1943 года 240-й истребительно-авиационный полк, в который был зачислен Иван Кожедуб, наконец, был переброшен для ведения военных действий на юго-западное направление. При распределении боевой техники Ивану Кожедубу достался самолет Ла-5 первых серий, с надписью на борту «Имени Валерия Чкалова» и бортовым номером 75.

В свой первый боевой вылет на прикрытие аэродрома Иван попал под удар вражеских истребителей, когда попытался атаковать группу бомбардировщиков, а затем оказался в зоне огня своей же зенитной артиллерии. Самолет Кожедуба получил тяжелые повреждения от пушечной очереди немецкого Me-109 и от попадания двух советских зенитных снарядов.

«Медлить нельзя ни секунды. Грозит смертельная опасность. Резко бросаю машину в сторону. Посмотрел вправо: мимо меня пронесся истребитель «Мессершмитт-109» с крестами, за ним -  второй, а сзади, выше, - еще два. Сейчас меня добьют. Но тут я попадаю в разрывы зенитных снарядов. Зенитки по-свойски меня «окрестили», зато я избежал повторной атаки «мессершмитта» - быть может, гибельной», - рассказывал потом Кожедуб.

Зенитный снаряд попал в левый бок машины, еще один - в хвост. Самолет клюнул носом. Кожедуб с трудом удержал его на высоте 500 метров, - рулевое управление было нарушено.

«Не было у меня сноровки, не умел я еще быстро сближаться с врагом. Самолет еле держался в воздухе. Не выпрыгнуть ли с парашютом? Но я сейчас же отогнал эту мысль. Твердо решил посадить израненную машину», - таким запомнился его первый воздушный бой знаменитому лётчику.

«Кожедуб тогда чудом остался жив: бронеспинка защитила от фугасного снаряда авиационной пушки, а ведь в ленте фугасный снаряд, как правило, через один чередовался с бронебойным… После ремонта его самолет мог быть назван боевой машиной лишь условно. На боевые задания Иван тогда вылетал редко и на «остатках», то есть на свободных самолетах, которых было меньше, чем летчиков»,  - говорит его друг Сергей Крамаренко.

От перепрофилирования - перевода из летного состава в наземную службу Ивана Кожедуба спасло чудо. За него заступился командир эскадрильи Игнатий Солдатенко, который смог разглядеть в молчуне-неудачнике, которым Ивана уже было начали считать в полку, будущего аса. Об этом писал в своей книге, основанной на воспоминаниях об отце Никиты Кожедуба, Андрей Кокотюха.

Сыграло свою роль и то, что перед отправкой на фронт общий налет составлял у него около 500 часов, а у более молодых пилотов только 30-50.

Сбивал самолёты, но не докладывал

Все, кто хорошо знал Ивана Кожедуба, говорят о нем, как исключительно скромном и порядочным человеке. Видимо, в силу этих своих человеческих качеств, прославленный летчик наотрез отказывался признавать сбитыми самолеты, столкновение которых с землей он не видел собственными глазами.

«Я с ним воевал с 1944 года. Он был ведущим в паре, а я ведомым. Вот я вижу, что он попал в немецкий самолет, и самолет загорелся, начал падать… А в полку Кожедуб молчит, не говорит, что на его счету еще один самолет. И никто его не мог заставить записать на свой счет этот самолет. Иван говорил так: «Я не видел, как он разбился, и все!», - рассказывает Сергей Крамаренко. К концу войны Иван Кожедуб, к тому времени - гвардии майор, летал на самолете Ла-7, совершил 330 боевых вылетов, в 120 воздушных боях, и только по официальным данным, сбил 62 самолёта противника. Сколько их было на самом деле, не знает никто.

Невеста из электрички

В 1946 году Кожедуб учился в Краснознаменной Военно-воздушной академии. Мечта о высшем образовании начала сбываться.

«Как-то раз, возвращаясь вечером в подмосковное Монино на электричке, папа встретил десятиклассницу Веронику. Их первое знакомство могло стать для обоих последним. Моей маме папа сначала не понравился, - показался неприглядным из-за невысокого роста и украинского акцента. Но, прохладно расставшись, они через некоторое время снова встретились в той же электричке. Папа взял инициативу в свои руки, и уговорил маму пойти с ним на танцы в гарнизонный клуб», - рассказывал потом сын Ивана Кожедуба Никита.

Дело было зимой, под самый Новый год. Кожедуб встретил Веронику в летном реглане, надетом поверх кителя. Пока они шли по территории части к клубу, девушку удивило, что все офицеры, даже старше по званию, отдавали Ивану честь. Дело в том, что отдавать честь и выполнять команду «Смирно!» перед Героем Советского Союза даже старших по званию чинов обязывали военные правила, учрежденные Иосифом Сталиным (при Хрущеве эти правила были отменены).

«Только в клубе папа снял реглан, мама увидела три Звезды Героя, кучу планочек орденов, и потеряла дар речи… Новый, 1947 год они уже встречали вместе. А утром 1 января в поселковом совете Монино их быстро, без свидетелей, расписали», - рассказывал Никита Кожедуб. Кожедубы прожили душа в душу почти пятьдесят лет.

Вредные привычки

У трижды Героя Советского Союза Ивана Кожедуба была, как минимум, одна вредная привычка – он курил.

Однажды, когда сына хотели отчислить из Суворовского училища за курение, Кожедуб заступился за него, поговорил с начальником, а потом спокойно сказал Никите: «Ты, сынок, должен бросить эту гадость!» Кстати, сам Иван Никитович бросал курить огромное количество раз. И каждый раз он докуривал сигарету, а на окурке ставил дату и расписывался.

«Со временем их набралась большая коробка из-под обуви, которая хранилась в доме достаточно долго. Иногда папа перебирал эти памятные окурки, смотрел на дату, вспоминал, что было в этот день. Бывало, самые большие окурки закуривал повторно, а потом снова ставил на них еще одну дату и роспись», - рассказывал Никита Кожедуб.

Жена Кожедуба Вероника недолюбливала традиционных застолий, которые часто устраивались в доме. По словам сына, мать строго присматривала, чтобы Кожедуб, не дай бог, не выпил лишнего, хотя он и сам прекрасно знал меру.

«Никогда я его не видел пьяным, – вспоминает Никита Иванович. – И сколько бы он вечером с друзьями ни принял, утром всегда был как огурчик. Мужик был крепкий. Но иногда наутро после праздника мама на батю бурчала, мол, разошелся ты вчера, хватил лишку. На такие случаи у него была любимая поговорка: «Три танкиста выпили по триста – гордый сокол выпил девятьсот». На этом разбирательства заканчивались».

Эти слова категорическим образом опровергают Юлия и Сергей Крамаренко, - самые близкие друзья Кожедуба.

«Мы ездили друг к другу в гости по 2-3 раза в месяц. Застолий никаких не было, а скорее – чаепития. Мужчины, конечно, могли выпить по 50-100 граммов легкого вина или коньяка, но не больше. Иван был очень уравновешенным человеком во всем, очень простым, приветливым, никогда не повышал голоса, имел прекрасное чувство юмора», - говорит жена Героя Советского Союза Сергея Крамаренко - Юлия Алексеевна.

«Любить самолет надо как свою жену, и он тебя не подведет», - любил повторять Иван Кожедуб.

«Подарок» от Горбачёва

Первое звание Героя Советского Союза Кожедубу (уже старшему лейтенанту) было присвоено 4 февраля 1944 года за 146 боевых вылетов и 20 сбитых самолётов противника. Второй медали «Золотая Звезда» Кожедуб был удостоен 19 августа 1944 года за 256 боевых вылетов и 48 сбитых самолётов противника.

«За несколько дней до окончания войны, - 16 апреля 1945 года Иван передал мне свой самолет под номером 25, кстати, сейчас его можно увидеть в музее в Монино, и улетел в Москву. Больше он не летал. Возможно, командование решило таким образом обезопасить жизнь прославленного летчика, не знаю», - говорит Сергей Крамаренко.

Третью медаль «Золотая Звезда» Кожедуб получил 18 августа 1945 года за высокое воинское мастерство, личное мужество и отвагу, проявленную на фронтах войны. А вот звание Маршала авиации только спустя 40 лет после Великой Победы – в 1985 году.

Как это было телеканалу «Звезда» рассказала Юлия Крамаренко: «Вероника, жена Кожедуба, была всегда главой дома. Когда Ивана начали «затирать», унижать его, Вероника по линии ЦК добивалась справедливости, заступалась за мужа.

Ее все знали. Однажды Горбачев встретился с Иваном, и удивился, что легендарный летчик носит генеральские погоны. На следующие утро он позвонил Веронике прямо на домашний телефон, и сообщил ей о присвоении Ивану Никитовичу Кожедубу ему звания Маршала авиации, вот как это было».

Три удара судьбы

В 1945 году радость победы Ивану Кожедубу омрачило личное горе. Радость победы омрачило личное горе – смерть отца. «Тяжкое горе постигло меня: 17 мая не стало отца. Мы оба мечтали о встрече, и я потерял его, так и не увидев после всех испытаний. Позже из писем родственников я узнал, что отец тяжело болел, но строго-настрого наказал не сообщать мне – не хотел тревожить, отрывать от боевых дел. Не позволил извещать меня о болезни и после победы – не хотел омрачать мне радость. Некоторое облегчение приносила мысль, что отец дожил до Дня Победы», - рассказывал потом Иван Кожедуб.

Вторым ударом судьбы для ветерана Великой Отечественной войны стала смерть сына, моряка, капитана 1 ранга Никиты Кожедуба.

«Сын был подводником, и, насколько нам известно, служил на атомной подлодке, получил облучение. Его смерть Иван переживал очень тяжело. А потом ушла из жизни и его любимая дочка – Наташенька. Она была очень талантливая, но у нее не сложилась личная жизнь. Потом тяжело заболел и сам Иван, он долго лечился в военном госпитале, но Веронике это не нравилось, и она забрала его на дачу, в Монино, там он и скончался», - говорит Юлия Крамаренко.

Трижды Герой Советского Союза Иван Кожедуб умер 8 августа 1991 года, его похоронили на Новодевечьем кладбище, через несколько лет рядом появилась могила его «Веронички», - так ласково легендарный летчик всегда называл свою любимую жену. Семья Героя Советского Союза Сергея Крамаренко продолжает дружить с семьей Кожедуба – внуками и внучками самого результативного летчика-истребителя Великой Отечественной войны.

Автор: Олег Горюнов

Источник: cont.ws



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 1

  1. Владимир Шереметьев 10 июня 2015, 11:23 # 0
    Не по теме. На мой взгляд на него похож Мэтт Деймон
    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.