Интернационалисты из-за колючей проволоки



Существовавшая до Первой мировой войны национальная рознь в ряде европейских государств резко усилилась после начала вооруженного противостояния. Особенно резко это проявилось в Австро-Венгерской империи, включавшей в свой состав целый ряд больших маленьких народов, мечтающих о политическом и национальном самоопределении.

Результат не заставил себя долго ждать. Уже в ходе первой военной кампании наблюдаются случаи перехода к противнику чехов, сербов и итальянцев из состава австро-венгерской армии и поляков и эльзас-лотарингцев (даже переброшенных из Германии на Итальянский и Сербский фронты) из состава германской армии. Достаточно вспомнить сдачу в 1915 г. в плен (в основном на реке Стрыпе) частей ряда австро-венгерских (преимущественно чешских) полков: 29-го, 35-го, 75-го, 77-го и 11-го.

В конечном итоге в Россию попало огромное количество пленных (см. Военнопленные как потери и трофеи на Русском фронте Первой мировой), ставших для русского командования и гражданских властей огромной обузой.

Их было нужно кормить, перевозить, караулить и даже выплачивать пленным офицерам жалованье (25 руб. в месяц). Конечно, в богатой хлебом России наплыв военнопленных не так сильно чувствовался, как, например, в Германии, где еще с 1914 г был взят на учет каждый кусок хлеба.

Продержав весь 1915 г. военнопленных в лагерях, все враждующие стороны поставили вопрос о необходимости разгрузки лагерей военнопленных и использования последних на сельскохозяйственных и промышленных работах - что теоретически позволяло каждому военнопленному самостоятельно добывать себе пропитание.

Таким образом, военнопленные частично разошлись по деревням, фабрикам и рудникам - где заменили ушедших по мобилизации рабочих. Время это совпало и с началом активной работы австрийских политических эмигрантов, нашедших в военнопленных источник вооруженной силы, необходимой им для осуществления своих политических целей.

Так, в 1915 г. по инициативе чешских эмигрантов, еще до войны осевших в России, а также и сербского командования была подана на Высочайшее имя петиция о разрешении сформирования из военнопленных славян вооруженных отрядов, которые могли бы сражаться под знаменами Российской империи - и могли быть использованы, как на фронтах, так и для тыловых работ (рабочие дружины).

Император написал: «повелеваю не чинить препятствий в деле организации славянских дружин из военнопленных, пожелаюших добровольно в эти дружины вступить».

Так началась история чешских вооруженных формирований в составе русской армии.

Здесь стоит отметить, что создание легионов не было новостью для воюющих армий. Еще в августе 1914 г. в Австрии появились польские легионы под руководством Пилсудского и Желиговского, действовавших на австрийских фронтах против русской армии. Вероятно, создавая аналогичные легионы в составе русской армии, Император усматривал в этом ответ Францу-Иосифу, разрешившему формирование легионов в Австрии из русских подданных. И действительно, Николай II попал в точку - узнав о формировании в России легионов из его подданных, Франц-Иосиф впал в бешенство и отдал указ о расстреле членов семьи тех, кто вступит в эти формирования, а каждый пойманный легионер должен быть без суда и следствия повешен. Указ этот был прочитан во всех частях австро-венгерской армии.

Чешская дружина разворачивалась постепенно (подроб. см.Национальные части Русской армии в Первую мировую войну. Часть 2) – несмотря на огромное количество желающих.

Активно формировалась сербская дружина. Сербы откомандировали в Россию своих офицеров во главе с генералом Живковичем и начали усиленную агитацию в лагерях военнопленных - среди хорватов, словенцев и чехов. В 1915 г. ими была создана в Одессе 1-я сербская добровольческая дивизия в составе 3-х полков, участвовавшая в тяжелых боях на Румынском фронте. Дивизия потеряла весь свой состав (около 18000 человек), и в августе 1916 г., ее остатки (около 600 человек) были возвращены обратно в Одессу), где дивизия вновь начала укомплектовываться.

В 1916 г. была сформирована в гор. Александровск также в основном из военнопленных 2-я Сербская пехотная дивизия - численностью в 10000 человек. Конфликты между сербами и хорватами, дошедшие до вооруженного столкновения, привели к уходу хорватов и словенцев обратно в лагеря военнопленных.

После Февральской революции 1917 г. сербское командование поставило вопрос о переброске остатков этих войск через Мурманск во Францию, что и было реализовано незадолго перед октябрьскими событиями.

Но октябрь застал часть сербов в Мурманске, где они приняли участие в Гражданской войне в России на стороне Антанты.

Чехословацкие формирования признали Временное правительство, развернувшее их в корпус.

Чехословаки отличились во время Июньского наступления 1917 г., а затем, в ходе переброски через Дальний Восток на Французский фронт, оказались втянуты в события Гражданской войны в России. Последняя наложила на них столь серьезный отпечаток, что, возвратившись из Сибири в Чехословакию, легионеры при переходе отечественной границы подняли красный флаг, с которым прибыли в Прагу – причем прибытие превратилось в шествие с лозунгами «да здравствует советская власть» - «долой ее палачей».

Один из первых декретов Совнаркома провозгласил освобождение военнопленных от тюремно-лагерного режима с предоставлением им свободы передвижения. Разгоревшаяся Гражданская война в России заставила советскую власть приступить к созданию вооруженных формирований, которые могли эффективно действовать внутри страны. И одними из первых на призыв Советской власти отозвались военнопленные – как отмечалось в документах того времени – «интернационалисты», но лишь недавно вышедшие из-за колючей проволоки лагерей для военнопленных.

Вначале движение среди пленных не имело организованного руководства - несмотря на наличие в Москве Австросовета. Соответственно и организация вооруженных отрядов из военнопленных носила случайный характер.

Значение вооружения военнопленных и их использования в своих целях в первую очередь поняли местные советы и находившиеся при них органы ГубЧК. Из вновь сформированных отрядов «интернационалистов» наиболее выделялись отряды в Царицыне - 1000 человек, Пензе - 3000 человек, Тамбове - 200 человек, Ташкенте - 1000 человек, Челябинске - 300 человек, Москве - 600 человек, отряд Киквидзе - 1000 человек и Уральский отряд - 3000 человек, ставшие активными участниками Гражданской войны в России.

Кроме этого, присутствовало множество мелких отрядов интернационалистов - при армейских и фронтовых штабах, уездных исполкомах и УЧК. Учету они не подвергались.

Проблема использования военнопленных для вооруженной борьбы, практически решенный на местах, не находил разрешения в Центре. На съезде интернационалистов (бывших военнопленных) в апреле 1918 г. в Москве данный вопрос сильно дебатировался. Были и противники использования бывших военнопленных в ходе вооруженной борьбы.

Наконец, вопрос этот был решен следующим образом: 1) признать необходимым организацию вооруженных отрядов из военнопленных, 2) отряды эти организовать по национальным признакам в масштабах не свыше одного батальона.

Несмотря на эту директиву, на местах с ней не считались, и в отряды интернационалистов принимали всех военнопленных без различия национальности - и на фронтах вместе с чехами сражались венгры, немцы, сербы и другие. В качестве одного из ярких примеров следует привести пензенские бои 28 мая 1918 г. К этому моменту в Пензе сосредоточилась 1-я Чехословацкая дивизия, двигавшаяся в Сибирь. На стороне Советской власть в Пензе имелся отряд интернационалистов, состоящий из чехов, латышей и немцев - численностью около 1000 человек. Отряд был только что укомплектован, причем на укомплектовать отряда шли и чехословацкие легионеры-перебежчики. В Пензенском Совете долго обсуждался вопрос, о том, целесообразно ли использовать этот отряд, в большинстве состоявший из чехов - бывших легионеров, против чехов же.

Наконец, все же часть эта была брошена на оборону Пензы, и оказала упорное сопротивление наступающим чехословакам. В результате боев за Пензу у чехословаков отрядом было захвачено 12 орудий, около 3000 винтовок, 16 пулеметов, 30000 патронов и дивизионная аптека. Отряд потерял около 100 человек убитыми и 120 человек, попавшими в плен. Этих 120 пленных чехословацкое командование повесило в Пензе - за измену отечеству (несмотря на ходатайство пензенской общественности и торгово-промышленных кругов о смягчении этого приговора).

Отдельно от этого сводного отряда действовал отряд сербов (из бывших военнопленные), который в свои ряды никого кроме сербов не принимал. Но с первыми выстрелами по наступающим чехословакам отряд сербов-интернационалистов перешел на сторону белогвардейцев и стал действовать против красных.

Таким образом, часть со смешанным составом оказывалась надежнее чем мононациональная.

Другим активным отрядом интернационалистов был отряд Штромбаха, участвовавший в 1918 г. в боях на Уральском фронте в направлении Саратов - Шилово - Уральск. Отряд, после усмирения волнений в Саратове в мае 1918 г., был отправлен на Урал для борьбы с генералом А. И. Дутовым. Отряд значительно увеличился и в 1919 г. развернулся в Пензенскую дивизию. И выполнил целый ряд возложенных на него боевых задач - вплоть до захвата Уральска.

В ноябре 1918 г. в Тамбовской губернии, в районе железнодорожной станции Вернадовка - Фитингоф - село Пичаево, было поднято эсеровское восстание, возглавляемое полковником Ермаковым.

На подавление этого восстания был брошен пензенский интернациональный отряд, насчитывающий 1300 человек при 16 пулеметах, 12 3-дюймовых орудиях. Отряд поддерживали 2 эскадрона кавалерии и бронепоезд штаба Восточного фронта. Действия по подавлению этого восстания начались 12 ноября 1918 г. захватом железнодорожной станции Соседка. К этому времени восставшие крестьяне под руководством эсеров захватили станцию Вернадовку и Фитингоф, перерезав, таким образом, железнодорожное направление Москва – Пенза - Самара. Данная магистраль была весьма важна для армии, ведущей бои против чехословаков - по ней перемещалось значительное количество боеприпасов, продовольствия и войск.

Поэтому первоначальная задача отряда сводилась к тому, чтобы отбросить восставших от железнодорожной линии - чтобы дабы восстановить движение. А затем – двинуться на подавление восстания в его центре селе Пичаево, находящемся от ст. Вернадовка в 30-40 км. Первая задача была осуществлена в течение первых двух недель операции. Вторая затруднялась наступившими морозами: отряд был недостаточно обмундирован и не обеспечен обозом. Поэтому операция затянулась на несколько недель, что использовали восставшие, и в первых числах декабря вновь заняли ст. Фитингоф. Разведывательные группы повстанцев начали беспокоить Вернадовку.

Для отвлечения сил повстанцев от железной дороги было принято решение сделать вылазку на село Пичаево, где помещался штаб восстания. Отряд потерял убитыми 64 бойца, 6 сестер Красного Креста и одно 3-дюймовое орудие - но цель была достигнута. Восставшие стянули свои силы от железнодорожной линии и начали укрепляться в глуши Тамбовской губернии. По примерным подсчетам силы их достигали 1500 - 2000 человек при 2 полевых орудиях и 3 старых орудиях времен Петра Великого, изъятых ими из какого-то музея. Они широко пользовались сочувствием крестьянства Пичаевского района.

Наконец, 15 декабря были получены соответствующие подкрепления и зимнее обмундирование от Пензенского Совета, и 17 декабря интернациональные части двинулись в наступление. После жестоких боев за каждую деревню, 19-го декабря интернационалисты подошли к с. Пичаево и в ночь на 20-е декабря центр восстания после боя был занят, причем было отбито ранее утраченное орудие. Восставшие разбежались по лесам и деревням, но оружия не сдавали. И интернационалистам пришлось организовать многочисленные облавы.

После подавления восстания отряд был направлен в Пензу и оттуда по призыву Австросовета в феврале 1919 г. отправился к себе на родину - где большинство бывших интернационалистов поступило на службу в один из пограничных полков молодой Чехословакии.

По иронии судьбы бывшим интернационалистам, некогда подавлявшим пичаевское восстание, самим пришлось оказаться в роли повстанцев. К концу 1919 г. в Пильзенском крае Чехословакии вспыхнуло восстание, к которому примкнули пограничники - бывшие интернационалисты. Оно длилось около месяца и стоило чехословацкому командованию немалых усилий – пока не было разгромлено.

После отъезда Пензенской группы интернационалистов, значительная часть оставшихся вступила в ряды Красной армии.

Опыт Гражданской войны в России показал, что военнопленные стали силой в руках новой власти – вследствие массовости, боевого опыта и компактного сосредоточения.

Первая мировая война показала нецелесообразность больших скоплений военнопленных в лагерях, выдвинув вопрос об использовании последних для сельскохозяйственных, фабрично-заводских и рудниковых работ. Для фронтовых тыловых работ из военнопленных организовались рабочие дружины. Проверенные военнопленные стали кадром для легионов и иных подобных формирований. Наконец, Гражданская война показала – сколь эффективным орудием могут быть бывшие военнопленные, очутившиеся на чужбине и в обстановке хаоса новой, теперь уже Гражданской, войны.

Олейников Алексей

Источник: topwar.ru





войдите VkontakteYandex

Комментарии