Гранитный Петербург



Автор приводит данные по основному камню Петербурга - гранитным карьерам, минералогическому составу гранита-рапакиви, из которого сделаны монументальные циклопические колонны города на Неве. И снова официальная версия не может ответить на самые простые вопросы...

Материал подготовлен в рамках поддержки проекта"Невозможный Исакий". Производство фильма в самом разгаре, благодарим всех, кто поддерживает проект.

Суханов довёл способ ломания граниту до черезвычайной простоты и лёгкости. Вероятно, петербургские жители не преминут воспользоваться сим важным открытием и столица наша превратится в скорости в новые Фивы, позднее потомство будет спорить, люди или исполины создали град сей.

Петербург строился всего-то за несколько сотен лет до нас. Наши родственники четыре поколения назад могли  участвовать в начальном этапе строительства Исаакиевского Собора. Это происходило при жизни Пушкина в очень хорошо задокументированный период. В те годы написаны горы научной и художественной литературы на современном языке. Но почему нет ни слова об инструментах и способе изготовления идеальных колонн из гранита? Нет ни документов, ни устных знаний у камнетесов следующих поколений. 

Официальные документы изображают процесс транспортировки колонн из карьера на строящийся объект так:  монолиты якобы грузили на плоскодонные баржи и затем многотонный цилиндр якобы скатывается на берег по тонким доскам.

Давайте ещё раз посмотрим на официальные картины логистики гранитных заготовок.

1. Перевозка гранитных блоков на специальных баржах. Гравюра Карла Фридриха Сабата:

2. Выгрузка двух колонн около Адмиралтейства – литография по оригиналу Монферрана:

(кстати, длина изображённой колонны не 17 официальных метров, а около 1.8х7 = 12плюс минус 2 метра на неточность оценки):

3. Установка 1-й колонны северного портика. Литография с тоном. Бишбуа, В.Адам, по оригиналу О. Монферрана:

и, наконец, 4. оригинальная акварель самого Монферрана 1824 года – выгрузка колонны для Исаакиевского собора:


А вот иллюстрация, которая отностится к транспортировке заготовки дляалександровской колонны, но которая также говорит нам о недостоверности рисунков Монферрана: здесь мы видим как монолит весом не менее 600 тонн просто висит в воздухе, когда под ним подламываются доски. Создаётся впечатление, что подобное «чп на объекте» описано намеренно для придания достоверности официальной версии.

Вот смотришь на эти рисунки и понимаешь: рисовать - не гранит ворочать.

Могут ли эти рисунки отражать действительность тех лет? Нужны ли какие-то высоконаучные анализы, чтобы понять, что такая логистика гранитных блоков весом 600, да и 114 тонн (для Исаакия) не выдерживает никакой критики?

Тем не менее, для специалистов-караблестроителей и связанных с ними специальностей, которые захотят поучавствовать в оценке и достоверности специальных транспортных судов, приведём цитату Монферрана:

…Судно, на котором был перевезен монолитный стержень колонны, имело 147 футов в длину и 40 футов в поперечной балке, вышина его от киля до мостика — 13 футов 3 дюйма.

18-го января 1830 г. комиссия, руководившая работами, получила от морского министра план и смету, составленную для сооружения судна под руководством главного инженера.

Судно было построено в Петербурге на верфи купца Громова полковником Глазиным, одним из наиболее видных офицеров-конструкторов государственного флота. Это плоскодонное сооружение способно было выдерживать предельную нагрузку в 65 000 пудов, т. е. 2 600 000 фунтов, водоизмещением оно было не более 7 футов 3-х дюймов, что очень облегчало проход по многочисленным отмелям, встречающимся на пути плавания.

Были приняты все меры к тому, чтобы 5 июля 1832 г. судно бросило якорь у Пютерлакского карьера.

Подрядчик Яковлев, которому была поручена операция погрузки и выгрузки колонны, приступил к работе, располагая четырьмястами человек. Для осуществления погрузки колонны я распорядился выстроить мол, выдающийся в море на 30 сажен. Мол был сооружен из осколков гранита, отколовшихся при разработке скал. Заканчивался он портом длиною в 105 футов, шириною в 80. Сооружение это состояло из поставленного на сваи сруба, брусья которого, скрещиваясь, создавали подобие клеток; клетки эти заполнялись гранитом.

Сверху клетки перекрывались брусьями на близком расстоянии, а поверх брусьев укладывались доски в два слоя, что составляло мостовую порта, у окончания которого был выстроен поперек него выдающийся в море мол. Это создавало фарватер для судна. На молу были установлены кабестаны для погрузки колонны.

Мол, как и порт, имел 106 футов длины. Что же касается фарватера, то он был только 44-х футов ширины, чтобы создать устойчивость судна во время погрузки.

Чистка фарватера производилась двумя бригадами, работавшими посменно день и ночь. Этот форсированный темп расчистки дна был предпринят во избежание задержки работ.

Чтобы получить 10 футов глубины, необходимой для погрузки, потребовалось извлечь со дна два фута глины чрезвычайной плотности.

Хотя для доставки на судно колонны с места ее разработки приходилось преодолеть расстояние всего в 300 футов по прямой дороге, бесконечные шероховатости и неровности скалы по всему пути следования чрезвычайно затрудняли эту процедуру. Пришлось взрывать их на всей протяженности в 300 футов, а после расчистки от щебня уложить путь балками, положенными одна к другой.

Спуск колонны к молу начали еще до окончания нижнего участка пути, причем пришлось орудовать восемью кабестанами, так как, ввиду разности диаметров оконечностей колонны, она при спуске все время принимала диагональное направление. А исходя из того, что для правильности погрузки требовалось соблюдение абсолютной параллельности груза на краю причала, приходилось во все время пути следования колонны неоднократно поворачивать ее для восстановления параллели. Эта процедура поворота осуществлялась при посредстве мощного клина, оправленного железом, который через каждые 12 футов возвращал отклонившуюся в сторону колонну. Между клином и колонной попеременно помещали одну за другой доски, натертые мылом. Шесть кабестанов при помощи полиспастов тащили колонну вперед, в то время как два других, помещенных сзади, удерживали ее от вращения.

После двух недель упорного труда добились наконец того, что колонна покоилась на краю мола…

Кстати, любопытно, что карьеров адекватных размеров с учётом тотальной "гранитизации" Петербурга в окрестности нет.

Пользователь под ником piligrim побывал на месте, которое сейчас считается заброшенным Питерлюксовским карьером, он сейчас находится в Финляндии - ни объёмы разработки, ни характер самого гранита не сильно подходят под источник гранита для колонн Петербурга. Нет следов "мола, выдающегося в море на 30 сажен".

         

             

А сам Монфферан по этому поводу написал очень смешные вещи:

...было бы заблуждением считать, что гранитные колоссы, обелиски и прочие египетские монолиты выломаны из сердцевины горных массивов. Только за исключением некоторых мест на юге Суаны египтяне во избежание больших затрат, связанных с этими работами, довольствовались выбором гранита среди отстоящих скал, рассеянных по стране, форма и размеры которых соответствовали каждому данному случаю.
Точно так же поступают современные подрядчики, которым поручено снабжение гранитом.

Этим и объясняется незначительное количество следов гранитных разработок в Финляндии по сравнению с громадным количеством потребления его в Петербурге.

Как бы там ни было, если знаменитый монолитный храм в Саисе был создан из единого блока гранитных скал, идущих вдоль берега Нила, близ Элефантианы, если огромная скала, служащая пьедесталом статуи Петра Великого, с трудом была извлечена из топи болот, где она была погребена в течение многих столетий, то эти скалы нисколько не значительней, чем та скала, из которой впоследствии был вырезан монолит Александрийской колонны.

Ну то есть шли мужики мимо, увидели подходящий кусок, взяли-подняли-принесли-установили-отполировали и вот оно, великолепие Петербурга во всей красе.

Набережные Невы, Мойки, канала Грибоедова (Екатерининский канал), Фонтанки - всё это было одето в гранит именно во время Екатерины Второй. Например, напротив Мраморного (Константиновского) Дворца того же Ринальди, на набережной есть пристань, там на камне выбита дата 1776 год.

70-80-е годы XVIII века и считаются годами, когда Петербург стал не просто каменным, а гранитным. Гранит использвался десятками, если не сотнями тысяч кубометров. Известно, например, из указа 1768 года об основании Рускеальского мраморного карьера, хотя мрамора использовалось гораздо меньше, чем гранита, но нет ни указа, ни распоряжения по созданию Питерлюксовского карьера - основного источника гранита по официальной версии.

Как тут не изумиться словам Алопеуса (Краткое описание мраморных и другихъ каменныхъ ломокъ, горъ и каменныхъ породъ находящихся в Российской Карелии, 1787г,стр. 57-58):

В Имбилахте при одном утесистом береге находится гора из хорошаго, крепкаго, серокраснаго гранита. В низу сея горы находится великое множество отпадших от нее квадратных и продолговатых кусков длиною до 3 аршин [около 2,1 метра], которые столь прямы и гладки, как будто бы нарочно были вырублены для какого употребления. Чудно, что подрядчики ставящие камни не нашли сея горы... Да и целую гору с малыми издержками можно бы разломать, по тому что есть на ней совершенно прямыя глубокия разселины.

Несколько слов о традицинной уже в среде альтернативщиков полемике литья или монолита колонн.

Почему я считаю, что это не литьё? Дело в том, что минералогический состав гранита-рапакиви, из которого сделаны колонны Исаакиевского собора, хорошо известнен. Он состоит из крупных (до 5 см) округлых, так называемых овоидальных, или яйцевидных, выделений розового полевого шпата — ортоклаза, обросших белой оболочкой другого полевого шпата — олигоклаза. Эти овоиды переполняют породу и сцементированы среднезернистой массой из розовых и белых полевых шпатов, серо-черного кварца, зелено-черной слюды и роговой обманки такого же, как у слюды, цвета.

При такой сложной и неоднородной структуре, которая хорошо изучена минералогами, если мы предполагаем технологии литья,  то они должны создавать 100%-копию природного материала, с яйцевидными включениями, кристалами разной зернистости и кристаллизацией после отливки, которая к тому же как-бы режет яйцевидные включения пополам.

Ещё один довод против подобной технологии - на одной из колонн видны следы состыковки двух частей, видимо первоначальной высоты колонны не хватало, либо колонна была повреждена. Подобная доделка в случае литья совершенно не имеет смысла, так как никто не мешает отлить колонну до конца.

Ярослав Яргин

Источник: www.kramola.info


Гранитный Петербург

Ломбард


войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.